Гибель «Армении»: история теплохода, затопленного немецкими войсками в Чёрном море

75 лет назад, 7 ноября 1941 года, нацистские лётчики сбросили на теплоход «Армения» две торпеды. В результате, по некоторым данным, погибли до 7 тыс. человек. О том, как начинался путь «Армении», что происходило во время плавания и почему до сих пор не удалось найти судно, — в материале RT.
Гибель «Армении»: история теплохода, затопленного немецкими войсками в Чёрном море
  • © Wikimedia

Однажды в Крыму

В конце сентября 1941 года нацистские войска под командованием Эриха фон Манштейна захватили Перекопский перешеек и проникли вглубь Крыма. Захват полуострова имел большое значение для Адольфа Гитлера — это позволило бы лишить советскую армию авиационных баз и открыло бы немцам беспрепятственный доступ к нефтяным месторождениям Кавказа. К концу октября нацистские войска укрепили свои позиции на полуострове и вынудили советскую армию отступить к Севастополю — главной черноморской базе. В начале ноября началась осада города. Советское командование приняло решение эвакуировать мирное население морским путём по маршруту Севастополь — Туапсе.

До 1941 года по Чёрному морю ходили прогулочные и туристические «крымско-кавказские» теплоходы. Первые теплоходы — «Абхазия», «Грузия», «Украина», «Аджария», «Крым» и «Армения» — появились в середине 1920-х годов. Часть из них строилась в Германии, а часть — в Ленинграде на Балтийском судостроительном заводе. После начала войны «крымчаки», как их называли в народе, были переделаны в санитарно-транспортные суда и отданы медицинской службе Черноморского флота. На них перевозились раненые, дети, женщины и медицинский персонал. Судно «Армения» было самым крупным среди переоборудованных теплоходов. Его водоизмещение составляло около 6 тыс. тонн, длина — 112 метров, а вместимость — около тысячи пассажиров. Под руководством опытного капитана Владимира Плаушевского в течение августа-сентября «Армения» перевезла около 15 тыс. раненых солдат из Одессы на Большую землю. В первых числах ноября войска Манштейна вели обстрелы Севастополя с суши, воздуха и воды. Возникла реальная угроза сдачи города врагу. Руководители обороны Севастополя решили эвакуировать госпитали, лазареты и часть мирного населения в Туапсе на судне «Армения».

Таинственный груз в Балаклаве

Эвакуация началась 6 ноября согласно приказу, поступившему от высшего командования днём ранее. Участник обороны Севастополя, полковник медицинской службы Александр Власов вспоминал о первых днях эвакуации:

«Начальник отделения Главной базы 5 ноября получил приказание... госпитали и лазареты свернуть. На «Армению» было погружено около 300 раненых, медицинский и хозяйственный персонал Севастопольского военно-морского госпиталя (крупнейшего на флоте) во главе с главврачом его, военврачом 1 ранга С.М. Каганом. Здесь же оказались начальники отделений (с медперсоналом), рентгенотехники... Здесь же разместились 2-й военно-морской и Николаевский базовый госпитали, санитарный склад №280, санитарно-эпидемиологическая лаборатория, 5-й медико-санитарный отряд, госпиталь от Ялтинского санатория. Были приняты на теплоход часть медперсонала Приморской и 51-й армий, а также эвакуированные жители Севастополя».

Как только стало известно, что судно готовилось к отправке в Туапсе, в городе началась паника. Каждый хотел спастись, выбраться из-под нескончаемых обстрелов, но небольшая вместимость судна не позволяла взять на борт всех. По разным оценкам, на «Армении» оказались от 4,5 тыс. до 7 тыс. человек, что существенно превышало допустимое число пассажиров. На маршруте Севастополь — Туапсе предполагалась одна плановая остановка в Ялте, однако сразу после отплытия, в 17:00, капитан «Армении» Владимир Плаушевский получил приказ по пути остановиться в Балаклаве. Там судно поджидали катера НКВД для погрузки секретных ящиков, в которых, по одной из версий, находилось золото и ценности из крымских музеев, в частности, картины известных российских художников.

«На «Армению» мы так и не попали»

7 ноября в 2 часа ночи «Армения» прибыла в Ялту. Нацистские войска беспрерывно атаковали город. Е.С. Никулин, человек, не попавший на судно, вспоминал о его прибытии:

«С вечера мы о теплоходе «Армения» ещё ничего не знали. Ночью, часа в два, нас разбудили и повели почти строем по середине улицы в порт. В порту стоял громадный теплоход. Вся пристань и мол заполнены людьми. Мы влились в эту толпу. Посадка на теплоход шла медленно; за два часа мы с пристани продвинулись на мол. Давка неимоверная! Погрузка шла примерно с двух часов и до семи утра. Поперёк мола стояли бойцы НКВД с винтовками и пропускали только женщин с детьми. Иногда прорывались через оцепление мужчины».

Вместе с ранеными, сотрудниками пионерлагеря «Артек», персоналом главного госпиталя Черноморского флота на борту оказались представители партийного руководства Крыма. В ожидании, пока начальство прибудет к месту посадки, судно простояло в порту на несколько часов дольше запланированного времени. Вера Чистова, которой не удалось попасть на «Армению» в тот день, вспоминала:

«Папа купил билеты, и мы с бабушкой должны были уйти из Ялты на теплоходе «Армения». Ночью 6 ноября на молу было полно народа. Вначале грузили раненых, потом пустили гражданских. Билетов никто не проверял, и на трапе началась давка. Смелые лезли на судно по вантам. В суете с борта скидывали чемоданы, вещи. К рассвету погрузку закончили. Но на «Армению» мы так и не попали».

После того как все оказались на переполненной палубе, судно готово было продолжить путь по маршруту Севастополь — Туапсе. Но адмирал Филипп Октябрьский отдал приказ отправиться после 19:00, с наступлением темноты. В светлое время суток судно могло подвергнуться ударам с воздуха. Однако капитан «Армении» Плаушевский осмелился не выполнить приказ, так как прекрасно понимал, что находиться в незащищённом с воздуха порту было смертельно опасно. В любой момент лётчики вермахта могли нанести удар. По другой версии, давление на капитана со стороны сотрудников НКВД, находящихся на борту, также могло стать причиной более раннего отбытия. Партийные руководители хотели скорее покинуть полуостров, чтобы спастись самим и не позволить нацистам захватить секретный драгоценный груз. 7 ноября в 8 часов утра в сопровождении двух вооружённых катеров и двух истребителей И-153 «Чайка» «Армения» отплыла из Ялты.

«Начался сущий ад»

В июле 1941 года воздушные силы вермахта бомбили госпитальные суда в Чёрном море. Тогда обстрелу подверглись «Котовский» и «Антон Чехов», а позже, в августе, в результате воздушных налётов затонули «Аджария» и «Кубань». В надежде на предотвращение возможных атак с воздуха на борту «Армении» поместили отличительный знак госпитального судна — огромный красный крест. Корабли, на которых изображён такой крест, согласно нормам международного права, не должны были подвергаться обстрелу. Но это не останавливало нацистов. Для защиты от возможных налётов на палубе «Армении» были размещены четыре зенитные пушки «21-К», но и они не спасли её от гибели. Через три с половиной часа после отплытия в 11:25 утра в нескольких километрах от Ялты судно настиг нацистский торпедоносец Heinkel He-111, сбросивший на «Армению» с высоты 600 метров две торпеды. Одна попала в воду, а вторая угодила прямо в носовую часть теплохода. Через несколько минут корабль затонул.

По другой версии, «Армению» разбомбили сразу восемь нацистских Junkers Ju 87. Из всех находившихся на борту (напомним, это порядка 4,5-7 тыс. человек) выжить удалось лишь восьмерым. Среди них была Анастасия Попова. Несмотря на жуткий холод, она, беременная, самостоятельно доплыла до берега. О страшных минутах трагедии Анастасия вспоминала так:

«6 ноября 1941 года я по совету знакомых решила эвакуироваться из Ялты. С большим трудом меня взяли на борт, поскольку «Армения» была и так переполнена ранеными и беженцами. Выйдя в море, теплоход был атакован вражеской авиацией. Начался сущий ад. Взрывы бомб, паника, крики людей — всё смешалось в неописуемом кошмаре. Люди метались по палубе, не зная, куда укрыться от огня. Я прыгнула в море и поплыла к берегу, теряя сознание. Как оказалась на берегу, не помню».

«Число погибших — около 7000 человек»

В день трагедии, 7 ноября, в Москве на Красной площади прошёл парад в честь празднования 24-й годовщины Октябрьской социалистической революции. Во время войны и после её окончания факт трагедии замалчивался, поэтому достоверной информации о месте гибели «Армении» и числе погибших долгое время не было.

Пётр Моргунов — один из организаторов обороны Севастополя — в 1970-х годах в своих мемуарах «Героический Севастополь» о трагедии упомянул вскользь:

«6 ноября из Севастополя вышел санитарный транспорт — теплоход «Армения» с ранеными бойцами, работниками главного госпиталя и эвакуированными гражданами. Он зашёл в Ялту, где также забрал часть эвакуированных из Симферополя, и утром 7 ноября вышел курсом на Кавказ. В 11 часов 25 минут недалеко от Ялты транспорт, хотя имел отличительные знаки санитарного судна, был торпедирован фашистским самолётом и через четыре минуты затонул. Погибло много жителей, врачей и раненых».

В конце приведённого отрывка имеется сноска на дело №19, хранящееся в Центральном военно-морском архиве. Недавно историкам стало известно, что в 1949 году (по другим данным  в 1947 году) оно было засекречено и уничтожено. Некоторая информация о трагедии содержится в третьем томе «Итогового отчёта по боевой деятельности Черноморского флота за время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.», опубликованном в 1956 году. В очерке сообщалось, что 7 ноября 1941 года на «Армении» погибли 7 тыс. человек, спаслись лишь восемь человек.

Наконец, в книге «Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Чёрном море», изданной историческим отделом Наркомата ВМФ СССР ещё в 1946 году, но лишившейся грифа «совершенно секретно» только в 1989 году, приводятся сведения о времени и координатах нахождения судна во время обстрела. Единственная зацепка для будущих поисков появилась в 1991 году. Ею стала выписка из документа, хранящегося в материалах Музея медицинской службы Черноморского флота. В нём речь шла о 7 тыс. погибших на теплоходе «Армения», подвергшихся атаке с воздуха у посёлка Гурзуф в районе Медведь-горы (Аю-Дага).

Специальное расследование, посвящённое поиску места гибели «Армении», провёл в советские годы капитан II ранга, учёный секретарь Военно-научного общества Севастополя Сергей Соловьёв. Ему удалось ознакомиться с частично сохранёнными архивными документами и с показаниями очевидцев, среди которых было свидетельство катерника с морского охотника «МО-04» М.М. Яковлева, сопровождавшего судно:

«7 ноября, около 10 часов утра, в районе мыса Сарыч над нами пролетел немецкий разведчик, а через непродолжительное время над водой на бреющем полёте, едва не касаясь гребней волн (погода была штормовой и нас болтало основательно), в наш район вышли два вражеских торпедоносца. Один из них начал делать разворот для торпедной атаки, а второй пошёл в сторону Ялты. Открыть огонь мы не могли, так как крен катера достигал 45 градусов. Торпедоносец сбросил две торпеды, но промазал, и они взорвались в прибрежных камнях мыса Айя. Нас поразила сила взрыва — не видели мы до этого более мощного, и почти все разом сказали, что если второй торпедоносец достанет «Армению», то ей несдобровать».

Из этого рассказа следует, что судно «Армения» в то самое утро, 7 ноября, возможно, находилось на пути из Ялты не в Туапсе, а обратно в Севастополь, потому что мысы Сарыч и Айя находятся западнее Ялты, по направлению к Севастополю. Таким образом, письменные свидетельства позволили определить несколько предположительных мест гибели судна, но так или иначе все они находятся в районе ялтинского побережья.

«Возможно, в одной из экспедиций мы проходили мимо «Армении»

В 2005 году группа украинских археологов под руководством Сергея Воронова начала подводные исследования в районе Ялты с целью обнаружения затонувшего судна. В 2006 году к поискам приступил знаменитый американский исследователь Роберт Баллард, который в 1985 году обнаружил «Титаник», а в 1989 году — обломки немецкого линкора «Бисмарк». Несмотря на наличие дорогого оборудования и техники, ему не удалось обнаружить «Армению».

По сообщениям СМИ, последняя попытка поиска судна предпринималась в конце июля 2016 года специалистами Главного управления глубоководных исследований Министерства обороны РФ. Результаты поисков до сих пор не известны.

За подробностями о поиске «Армении» RT обратился к Виктору Вахонееву — заведующему отделом подводной археологии Черноморского центра подводных исследований. Он сам являлся участником самых первых поисков судна, которые проводились с 2005 года силами украинских, российских и американских специалистов. В интервью RT Вахонеев отметил, что работы велись на разных глубинах:

«Главная причина, по которой судно не удавалось найти в 2005-2006 годах — это свал глубин. У черноморского дна очень гористый рельеф. Вполне возможно, что в одной из экспедиций мы проходили мимо «Армении», но её крайне сложно идентифицировать среди подводных скал. При сканировании дна образуются зоны теней, где может теоритически находиться судно. Но из-за имеющегося свала процесс сканирования усложняется».

Виктор Вахонеев пояснил, что экспедиции не располагают точными данными о расположении судна. Это связано с тем, что дело о гибели «Армении» в 1947 году было изъято из архивов и сейчас оно под грифом «совершенно секретно» находится в архиве ФСБ. Специалист отметил:

«Мы исходили из времени, когда «Армения» вышла из порта, приплюсовав к нему три часа до момента её затопления. Затем умножили на минимальную, среднюю и максимальную скорость хода. На основе полученных данных прочертили радиус, куда судно могло уйти. Логичнее всего, что «Армения» ушла в сторону Гурзуфа (восточнее Ялты), горы Аю-Даг вдоль берега. Но мы также сканировали дно не только в этой местности, но и в центральном районе Ялты».

По поводу версии о том, что судно направлялось из Ялты обратно в Севастополь, Вахонеев пояснил, что в ней закралась путаница. Катерник, свидетельствующий о том, что он видел «Армению» в районе мыса Сарыч, перепутал его с другим теплоходом — «Лениным». Он подорвался в этой местности на мине в июле 1941 года. По словам Виктора Вахонеева, акватория Сарыча хорошо изучена и следов «Армении» там не обнаружено.

По одной из версий, судно может находиться под слоем ила. Собеседник RT выразил сомнение:

«Это невозможно. Высота борта судна была слишком большой. Ила такой высоты, которая бы превышала параметры судна, просто не бывает. Единственная трудность, препятствующая поиску судна, — горный рельеф дна».

В заключении Виктор Вахонеев отметил, что история гибели «Армении» полна загадок. Так, он выразил сомнение относительно свидетельств Анастасии Поповой, которая сумела доплыть до берега в холодной воде.

До сих пор не известно, удалось ли найти обломки «Армении» во время последних поисков летом 2016 года. Остаётся надеяться, что однажды и в этой истории будет поставлена точка.

Эдуард Эпштейн

Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Viber
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Наука
Загрузка...
Бывший СССР
Документальный канал