«Женщина может взять оружие»: бывшая участница женского батальона дагестанского села Дылым о событиях 20-летней давности

В августе 1999 года на территорию Дагестана вторглись боевики под командованием международных террористов Шамиля Басаева и Хаттаба. Местное население встало на защиту своей земли — начали формироваться батальоны ополченцев, в том числе женские. Административный центр Казбековского района Дагестана — село Дылым. Здесь в актовом зале Дома культуры жительницы окрестных сёл приняли решение не покидать свои дома и противостоять боевикам с оружием в руках. Среди них была учительница русского языка и литературы Зульфия Темирбулатова. Сегодня она возглавляет Дылымскую гимназию имени Махмуда Салимгереева. В беседе с корреспондентом RT Зульфия рассказала, как формировались женские батальоны и что входило в задачи женщин-добровольцев.

— Вспомните, пожалуйста, как вы узнали, что на вашу землю пришли боевики?

— Было очень страшно. Говорили даже, что надо собрать паспорта, одежду, забирать детей и уезжать. Но тогда председатель женского совета Патимат Азаева и исполняющая обязанности главы села Зульфия Бакарова собрали всех женщин в актовом зале Дома культуры, и мы стали обсуждать, что делать. Они предложили никуда не уезжать, а остаться на месте и организовать женское ополчение, чтобы помочь нашим мужчинам, которые на тот момент охраняли границы нашего района. Это предложение возникло настолько спонтанно, что поначалу записываться в батальоны не все рисковали. Я находилась среди первых десяти добровольцев, мне тогда было 26 лет, я была самой молодой в команде и ничего не боялась. Нас повезли на стрельбище, учили стрелять. После того как мы организовывали это движение, стали формироваться маленькие штабы во всех окрестных сёлах, чтобы координировать работу ополчения. Каждая группа и каждый человек отвечал за определённый участок работы: кто-то собирал гуманитарную помощь, кто-то выходил ночью на дежурство. В батальонах были даже женщины преклонного возраста, около 60 лет.

— Как вы решились записаться в батальон?

— Надо было или уходить и оставлять свои дома, или сделать всё возможное, чтобы сохранить их. В первый же день боевых столкновений были ранены два сотрудника местного РОВД. Их привезли сюда, в село, оказали медицинскую помощь, и люди поняли, насколько это опасно для каждого из нас. Потому что все наши братья, мужья, отцы — все были в ополчении. Мы поняли, какую опасность несут эти бандиты всем нам. Женщины, которые сначала хотели уехать, воодушевились предложением создать батальон и остались.

Также по теме
Путин поручил правительству приравнять к ветеранам дагестанских ополченцев, давших отпор террористам в 1999 году
На прямой линии во время включения из дагестанского села Ботлих к Владимиру Путину обратился один из ополченцев, давших отпор...

— В чём заключалась задача женщин, которые состояли в батальонах?

— В боевых столкновениях мы, конечно, не принимали участия. Мужчины были на границе с федералами, а мы должны были отвечать за населённые пункты. В наш район ведут двенадцать троп, поэтому мы дежурили по ночам. Если видели незнакомых людей, должны были об этом сообщать. В наши задачи также входило оказывать гуманитарную помощь федеральным войскам. Мы организовали им тёплые вещи, еду, сбор средств на покупку оружия. Вели воспитательную работу: ходили по домам тех людей, которые были на стороне бандитов, объясняли им, что нельзя за деньги предавать свой народ и своё село.

— Что было самым сложным?

— Самым сложным было перебороть страх и взять в руки оружие. Но когда один раз постреляешь, хочется тут же выйти на передовую, хотя наши мужчины не давали нам этого делать. У нас в селе тогда были ваххабиты, которые поддерживали террористов, напавших на Дагестан. И мы думали, какую просветительскую работу с ними проводить, чтобы нас изнутри не предавали. Потому что бороться с врагом, который живёт рядом с тобой, было сложнее, чем с внешним.

— Как долго вы охраняли село?

— В течение двух месяцев. Затем всё утихло, все разошлись. Мы возвратились к мирной жизни, вернулись на работу и поняли, что можем спать спокойно.

— Поддерживаете ли вы сейчас связь с женщинами-добровольцами?

— Мы периодически собираемся той же командой, которая у нас была, — это костяк из десяти женщин. Зульфия Бакарова обычно организовывает наши встречи по праздникам. Мы вспоминаем те события с теплотой, шутками. Страха, который был 20 лет назад, уже нет. Понимаешь, насколько страшно было тогда, и насколько сегодня стабильно. Как мать я понимаю, что именно в таких условиях должны жить наши дети. Я не хочу, чтобы мои дети видели те ужасы, которые пришлось пережить нам. И желаю каждой женщине, чтобы ей никогда не приходилось брать в руки оружие и переживать за своего брата, сына или мужа. Пусть у моих детей никогда этого не будет. Пусть так не будет ни у кого из нас. Человек быстро к хорошему привыкает. Мы забыли, что нам пришлось на два месяца отстраниться от работы, нести дозор, дежурить, быть в ополчении, потому что женщина всё-таки хранительница очага. Мы делали всё возможное, чтобы у нас в домах был уют и тепло.

  • RT

— Расскажите, пожалуйста, о 20-летии с той памятной даты...

— Вчера на торжественном мероприятии в Доме культуры награждали ополченцев. Нас поздравляли и вручали медали «20 лет разгрома международных банформирований». Чувство гордости переполняло моё сердце, когда я видела всех тех мужчин и женщин, которые в страшный для Дагестана час встали на его защиту. Мы тогда, конечно, не думали, что делаем что-то для того, чтобы когда-нибудь получить медаль. Но сегодня так вышло. Мы рады, что нас вспомнили, заметили. Не только на 20-летие. Администрация ежегодно нас чествует, поздравляет. Говорят, что есть указ президента о придании нам статуса ветеранов боевых действий.

— Как долго вы работаете директором гимназии?

— В гимназию я пришла работать в 1994 году учителем русского языка и литературы. С 2004 года я являюсь директором. Работать в системе образования очень сложно, потому что перед тобой сотни маленьких детей, которые приходят в школу, и ты несёшь ответственность за них. Коллектив у нас большой, дружный, сплочённый. У нас очень грамотные, знающие свою работу и любящие детей учителя, которые отдают себя полностью, болеют за своё дело. Ежегодно мы получаем грамоты. Хочу сказать, что наше образовательное учреждение всегда в числе лидеров.

— Ваши ученики знают, что вы были в женском батальоне?

— Нет, мои ученики не знают, что я была в женском батальоне. Хотя у нас проходят мероприятия, классные часы, собрания, где мы рассказываем о тех событиях. Вчера нам вручали юбилейные медали. Увидев меня на страницах Instagram Казбековской администрации, многие поздравляли и были удивлены, спрашивали: «А вы тоже там были?» Мы говорим о патриотизме с детьми, но считается, что воевать — это не женское дело. Сегодня мы детям рассказывали о том, что и женщина может взять в руки оружие и тоже внести свою лепту в защиту мира в своём доме, селе, районе.

— Опыт участия в женском батальоне помогает вам в нынешней жизни, в работе?

— Да, потому что я понимаю: если опять возникнет такая угроза, то моя ответственность и ответственность моих учителей в том, чтобы обеспечить безопасность каждого ребёнка, который в этой школе учится, и делать всё возможное, чтобы это не повторилось.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить