Медицина, космос и другие инновации: глава Роспатента рассказал об изобретательской деятельности россиян

В эксклюзивном интервью RT глава Роспатента Григорий Ивлиев назвал наиболее активно развивающиеся отрасли науки и технологий. В частности, российские специалисты разрабатывают новые вакцины и способы лечения онкологических заболеваний. Инженеры патентуют устройства, которые смогут применять в дальних космических путешествиях. Как отметил Ивлиев, у России большой научно-технический потенциал, однако он недостаточно реализован в сфере интеллектуальной собственности. По его словам, у авторов нет материального стимула регистрировать свои изобретения.
Медицина, космос и другие инновации: глава Роспатента рассказал об изобретательской деятельности россиян
  • Ученые в лаборатории биомедицинских клеточных технологий
  • РИА Новости
  • © Виталий Аньков

— В связи с реализацией в стране программы импортозамещения потребность в российских разработках значительно возросла. Отмечаете ли вы рост изобретательской активности?

— Вне зависимости от проблем импортозамещения научно-изобретательская экономическая деятельность в России очень интенсивна. Мы страна с такой наукой, с такой экономикой, с такой промышленностью, которая существует в рамках постоянного инновационного развития. Активно создаются новые образцы техники и технологии. И всё это оформляется как объект интеллектуальной собственности.

Потенциал у России очень большой. Но мы как страна недостаточно используем свой научно-технологический потенциал для того, чтобы развивать сферу интеллектуальной собственности. Ежегодно российские изобретатели подают более 40 тыс. заявок на патентование своих изобретений. Это много, но существенно меньше, чем в передовых государствах мира, и значительно меньше, чем изобретается в стране.

Сейчас есть задача превратить научно-технологический потенциал в объекты интеллектуальной собственности, то есть в то, что интенсивно используется обществом и приносит обществу пользу, становится его богатством. Эти процессы проходят в России очень сложно. В течение последних десяти лет — стагнация, нет роста (количества заявок на патенты. — RT). А в этом году мы видим даже небольшое снижение патентной активности.

— То есть граждане изобретают, но не патентуют свои разработки?

— Да. Люди проводят научные исследования, опытно-конструкторские работы, создают промышленные образцы, технологии, находят новые вещества и способы лечения, но не оформляют патент. Не делают того, что поможет изобретению стать не просто достоянием науки, а войти в экономику.

Один американец написал недавно статью, в которой говорится, что в России, как и 200 лет назад, изобретения не реализуются. Я сам не осмелился бы даже сказать, что Ползуновы и Кулибины все были наши. И мы знали, что такое паровая машина, лампочка, но запатентованы они были в других местах.

  • Глава Роспатента: мы знали, что такое паровая машина, но запатентована она была в другой стране

— Есть мнение, что получение патента — это длительная и дорогостоящая процедура. Не это ли пугает новаторов?

— Патентование — это, по существу, экспертиза того, что было сделано в данной области, поиск информации по всем научно-техническим источникам, имеющимся в мире, и анализ нового изобретения. В среднем на такую процедуру отводится около года — это необходимый минимум, за который вся нужная информация может стать доступной. Несмотря на онлайн-системы, информация из одного источника в другой переходит с определённой скоростью. И этот средний срок примерно одинаковый во всём мире, а иногда и больше.

Также по теме
Шёлковый путь инноваций: Россия и Китай откроют совместный центр интеллектуальной собственности
Как стало известно RT, 17 декабря в Пекине откроется китайско-российский центр интеллектуальной собственности «IP — Шёлковый путь»....

Что касается стоимости работы по производству объекта интеллектуальной собственности, то в России она самая низкая. За регистрацию заявки по базовому тарифу нужно заплатить чуть более 12 тыс. рублей. К тому же за подачу заявки в электронном виде предоставляется 30% скидка от стоимости. Если изобретатель — студент, то он платит 10% от суммы. Для научно-образовательных организаций пошлина сокращена вполовину.

— Почему в таком случае изобретатели не регистрируют свои разработки?

— Основная причина в том, что нет заинтересованности. Недостаточно простимулировано ключевое звено — сам автор. Права обычно принадлежат организации, предприятию, научной организации или предпринимателю и только в очень редких случаях самому изобретателю. Автор не получает ничего вне зависимости от того, будет разработка запатентована или нет.

— Как можно стимулировать изобретательскую и патентную активность граждан?

— Автор должен быть мотивирован. Ему нужно платить от результата, полученного в ходе реализации интеллектуальной собственности. Это мировая практика. У нас формально в законе предусмотрена возможность выплаты, но практически ни одно предприятие не ставит автора в процентном соотношении к доходу, который будет получен от изобретения.

Нужны новые механизмы, они даже выходят за рамки гражданского законодательства. Давайте перепишем наше законодательство, тогда автору будут в обязательном порядке выплачиваться деньги. А не так, как зафиксировано сейчас: «Автору могут быть выплачены 10%». Давайте слово «может» заменим на «выплачивается», и мы увидим, что автор не просто будет обивать пороги, не просто будет изобретать, а будет создавать продукты, более способные к коммерциализации. Моральное удовлетворение автор получает от озарения, а дальше нужно получить материальное вознаграждение, стимул. Это наше предложение, которое мы формулируем для обсуждения с патентной средой, изобретателями и промышленниками, которым мы хотим объяснить, что в их интересах сделать автора активным и выстроить такие отношения.

  • Глава Роспатента: автору в обязательном порядке нужно выплачивать деньги

— Незаинтересованность изобретателей — единственная причина низкой патентной активности в стране?

— Вторая ключевая проблема — кадры. Когда у нас формула изобретения какого-нибудь лекарства составляет более 100 страниц, а исследование, которое нужно провести, — многотомное, нужны профессионалы. Эти люди должны получить специальную подготовку в сфере интеллектуальной собственности. Ко мне обращаются серьёзные компании с просьбой найти патентного поверенного, способного оформить то или иное изобретение. И это не только в особых сферах, таких как кибертехнологии, но и в химии, нефтепереработке, ядерной физике, то есть в тех научных направлениях, которые в нашей стране развиты. И когда я вижу, как патент в сфере ядерной физики оформляет доктор по профессии, я отношусь к этому скептически. Недостаточно знать правила, нужно знать суть этой деятельности. Это должны быть разные патентные поверенные, разные специалисты.

Также по теме
От 3D-принтера до самолёта: в каких отраслях активнее всего используются российские инновации
Авиация, фармацевтика, химическая промышленность, производство электронного и оптического оборудования лидируют в России по числу...

— Проблема нехватки специалистов уже как-нибудь решается?

— Мы с Министерством образования и науки договорились, что несколько сотен бюджетных мест будет выделено на обучение специалистов во всех сферах науки и техники, которые смогут работать с интеллектуальной собственностью. Будет предложено всем профильным научно-техническим вузам организовать у себя такие места.

— А зачем, вообще, оформлять изобретения в качестве объекта интеллектуальной собственности?

— Изобретение может успешно существовать в определённых формах. И объект интеллектуальной собственности — это форма, с которой работают все субъекты: предприниматели, банки, государство, финансовые организации. Конечно, запатентованная разработка может лежать годами или вообще быть не востребована, но масса этих объектов создаёт среду, в которой идут прорывные технологии. 

Изобретательство, как и любой стартап, должно поддерживаться государством и предпринимательским сообществом. Потому что часть этих изобретений всё равно определяет технический прогресс. За ними будущее.

— Но предприятия не очень охотно вкладываются в новые изобретения. Согласно статистике, внедрять инновации готовы менее 10% российских компаний. Какие меры принимаются, чтобы повысить их заинтересованность в российских разработках?

— Мы записали поддержку патентования малых и средних предприятий в программу поддержки малого и среднего предпринимательства. Это значит, что мы выделяем деньги не просто на создание какого-нибудь предприятия или иное функционирование, а конкретно на патентование результатов, которые в этом предприятии достигнуты. Государство будет давать деньги на патентного поверенного. Для малого предприятия держать в штате патентоведа — это очень дорого.

К тому же приняли налоговую амнистию по объектам интеллектуальной собственности. Те, кто проведёт до 2019 года инвентаризацию своей интеллектуальной собственности, поставит её на учёт, будут освобождены от налога на прибыль. Ещё один шаг, который необходимо сделать, — принять льготу по налогу на добавленную стоимость. Если продукт создан по российскому патенту, выданному не позднее чем пять-шесть лет назад, ему нужно предоставить другой режим налогообложения. Если этот продукт по патенту производится, значит налогообложение должно быть в 2—4 раза ниже, чтобы стимулировать производство новых товаров. Сейчас это предложение обсуждается.

— Какие самые значимые российские изобретения последних лет вы можете выделить?

— Во-первых, вакцина от вируса Эбола. Это изобретение прошлого года. Оно было быстро рассмотрено, выдан патент, быстро реализовано. Были привиты десятки тысяч людей, и она (вакцина. —  RT) победила. Конечно, потрясающие изобретения в области космоса, когда управление летательным аппаратом (осуществляется. — RT) на расстоянии тысяч световых лет. Это те технологии, которые определяют наше будущее. Но есть и технологии, которые определяют наше настоящее.

Мы выдали пять патентов по организации движения на Московской кольцевой железнодорожной линии — суперсовременная организация дорожного движения, мировой прорыв. Это менее затратная система, в которой используются материалы, дающие сверхнадёжные конструкции.

  • Глава Роспатента: есть технологии, которые определяют наше «настоящее»

— А какими изобретениями могут похвастаться наши регионы?

— В Красноярске в Сибирском медицинском университете из стволовых клеток научились выращивать ткани спинного мозга. Технический результат, который был заявлен, — это все повреждения спинного мозга, то есть все колясочники потенциально излечимы. Скорее всего, реализацию мы увидим уже в ближайшем будущем. Также они научились выращивать сердечную мышцу. Это прорывные вещи.

Очень много изобретений, которые потрясают своей заявкой, но пока не реализованы. Например, мы запатентовали способ доставки с помощью наночастицы лекарства в раковую клетку. Это замена химиотерапии для онкобольных. Если он будет реализован на практике, это будет ещё одной революцией в нашей жизни.

— Активно ли патентуют в России свои изобретения иностранные граждане?

— Иностранцы составляют треть нашего рынка патентования. Это довольно серьёзный показатель, но всё равно мы достаточно самостоятельны в этой технологической сфере. Например, в Бразилии 81% всех патентных заявок принадлежит иностранцам. Наибольший интерес к нашему патентному рынку проявляют граждане США. Сейчас рост заявок из Китая. В значительном количестве патентуются и европейские страны.

— Помимо патентования, у ведомства есть ещё одна важная контрольно-надзорная функция — вы проверяете, насколько эффективно расходуются деньги, выделенные государством на исследования и разработки в области создания, правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности. Какие результаты в ходе такой проверки были выявлены в этом году?

— Ежегодно мы видим неэффективное использование государственных средств на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы (НИОКТР) как военного, так и гражданского назначения: объекты интеллектуальной собственности не регистрируются, не передаются для реализации, даже не учитываются в тех реестрах, где они должны быть учтены. Мы проверяем и министерства, и крупные государственные предприятия. Есть случаи присвоения результатов интеллектуальной собственности, принадлежащей государству, частными лицами. Об особо вопиющих нарушениях сообщаем в прокуратуру для принятия соответствующих мер прокурорского реагирования. Также все итоговые материалы проверок направляются в Счётную палату.

Как показывают итоги проводимых Роспатентом проверок, несмотря на существенный прирост за последние десять лет бюджетного финансирования прикладных исследований, адекватного данным затратам прироста интеллектуальной собственности и её использования для производства продукции (оказании услуг) не происходит.

За 2016 год и первое полугодие 2017 года проверено 2686 НИОКТР гражданского, военного, специального и двойного назначения на сумму более 499 млрд рублей бюджетных ассигнований федерального бюджета. По итогам проверок было установлено, что в рамках проверенных НИОКТР на каждые затраченные 95 млн 311 тыс. рублей создан только один охраноспособный результат интеллектуальной деятельности.

— Почему средства расходуются так неэффективно?

— Крупные научно-технические центры, как правило, выполняют НИОКТР одновременно по заказам разных ведомств и в полном непонимании того, какой стратегии в отношении интеллектуальной собственности в конечном итоге придерживаться. Итогом этого зачастую становится единственная стратегия — «не выявлять и не патентовать».

Оформление прав на разработки представляется им бесперспективным, более того — затратным и непредсказуемым. Таким образом, у госзаказчиков должна быть внятная скоординированная в масштабах страны, на межотраслевом уровне политика в области управления интеллектуальной собственностью.

  • РИА Новости
  • © Михаил Киреев

Конечно, необходимо предъявлять более жёсткие требования к патентованию. Если это государственные деньги и опытно-конструкторские работы, нам не нужно повторять какие-то зарубежные технологии, нам нужно создавать новые. Подана патентная заявка — значит, создано что-то новое. Роспатентом разработан комплекс мер, направленный на изменение этой ситуации, где, в частности, учитывается формирование государственного заказа на повышение научно-технического уровня внедряемых результатов исследований и разработок. Эти инициативы мы планируем внедрять в жизнь.

— Какие планы у ведомства на предстоящий год?

— В 2018 году мы ожидаем постепенного сокращения сроков рассмотрения заявок на изобретения, более резкого сокращения сроков рассмотрения заявок на товарные знаки. Будет реализован ускоренный порядок рассмотрения по целым категориям. С февраля 2018 года мы вводим международную регистрацию промышленных образцов. Мы войдём в систему, в которой объединены около 47 государств. И конечно, мы ждём роста патентных заявок, в первую очередь на промышленные образцы и товарные знаки, количество которых растёт второй год.  

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Вступайте в нашу группу в VK, чтобы быть в курсе событий в России и мире
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...