Гонка разоружений

Короткая ссылка
Дмитрий Дробницкий
Дмитрий Дробницкий
Политолог, американист

Заявления, звучащие сегодня из уст американских официальных лиц, всё чаще создают впечатление, что Вашингтон болен политической шизофренией в острой форме. В Белом доме как будто находятся сразу две администрации, люто ненавидящие друг друга.

Также по теме
Госсекретарь США Майкл Помпео, 4 декабря 2018 года «Глобалистская стратегия»: почему США откладывают выход из ДРСМД и выдвигают условия России
США остановят выполнение своих обязательств по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), если Россия в течение...

Президент заявляет о желании «поладить с Россией» — его ближайшие соратники требуют «Россию наказать». Советник по нацбезопасности говорит о скорой и «очень важной» встрече хозяина Белого дома с Владимиром Путиным — Госдепартамент делает всё, чтобы эта встреча не состоялась. Трамп всё время твердит о необходимости «обсудить с Москвой Сирию и Украину» — посол США в ООН (теперь уже бывший) Никки Хейли отрицает саму возможность диалога: для неё «ложь, обман и неконтролируемое поведение» являются «нормой русской культуры».

Начало текущей недели не принесло никаких изменений «клинической картины». Сначала «лидер свободного мира» объявил всему человечеству через свой Twitter, что вскоре начнутся переговоры с Москвой и Пекином об ограничении гонки вооружений. А затем госсекретарь Майк Помпео на саммите НАТО в Брюсселе фактически предъявил Москве ультиматум: или Россия прекратит своё «систематическое нарушение» Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), или через 60 дней Соединённые Штаты предпримут ответные действия. Если, конечно, Россия не пойдёт на переговоры.

Это звучит особенно странно в свете октябрьского заявления Дональда Трампа об одностороннем выходе США из ДРСМД по чисто прагматическим причинам — Вашингтону необходимо развивать этот вид вооружений для обеспечения своей национальной безопасности.

Так кому же верить? К какому из заявлений прислушиваться? И как реагировать на этот поток взаимоисключающих обвинений, угроз и приглашений к диалогу?

Легче всего вслед за либеральными СМИ США (соблюдая в отличие от них определённый дипломатический этикет) объявить 45-го президента США психически неуравновешенным или (в лучшем случае) вконец запутавшимся человеком. Можно прислушаться к Бобу Вудворту, автору книги «Страх: Трамп в Белом доме», или Майклу Вулфу, автору книги «Огонь и ярость», которые рисуют безрадостную картину хаоса и паранойи, царящих в Белом доме. Раз действия Вашингтона непредсказуемы, следует готовиться к худшему и тоже исходить из прагматических соображений — развивать перспективные виды вооружения, отвечая на все сигналы из-за океана ледяным молчанием.

Сходный вывод часто делают те российские эксперты, которые видят всю историю взаимоотношений Москвы и Вашингтона как последовательность циклов бесплодных надежд и горьких разочарований.

Между тем не только обе сверхдержавы, но и весь мир нуждается именно в диалоге Москвы и Вашингтона. Было бы весьма полезно — и тут нельзя не согласиться с Трампом — привлечь к такому диалогу и Пекин. Возможно, и другие столицы.

Все военно-технические аргументы за и против сохранения ДРСМД давно высказаны не по одному разу. С геополитической точки зрения договор от 1987 года безнадёжно устарел — изменились границы, технологии и стратегический расклад сил в мире. Хуже того, устарела вся инфраструктура глобальной безопасности, выстроенная в 1970—1980-е годы. Как и любая другая инфраструктура, без постоянного обновления она хиреет и сыпется.

Также по теме
Путин указал на отсутствие доказательств «нарушения» Россией ДРСМД
Соединённые Штаты, как обычно, не представили никаких доказательств нарушения Россией Договора о ликвидации ракет средней и меньшей...

Не следует думать, что в Вашингтоне этого не понимают. Но есть три фактора, которые необходимо учитывать при оценке противоречивых на первый взгляд сигналов с той стороны Атлантики.

Первый фактор во всех красках описан известным американским специалистом по России Стивеном Коэном (не путать с бывшим адвокатом Трампа Майклом Коэном и частым гостем российских телеканалов Ариэлем Коэном) в его книге с тревожным названием «Война с Россией?». Краткая версия алармистского труда Коэна изложена в его статье, опубликованной на этой неделе изданием The Nation.

Автор утверждает, что из-за раздутой истерии вокруг «русского дела» американский истеблишмент и вашингтонская бюрократия не дают президенту США заняться его прямыми обязанностями — предотвращением военного конфликта с Россией. Получается, в Белом доме действительно работают две администрации (иной раз они представлены одними и теми же людьми) — разумная, настроенная на диалог и параноидальная, одержимая русофобией.

Второй фактор — это внешнеполитическая тактика самого Дональда Трампа. Он склонен максимально повышать ставки в игре, прежде чем идти на компромисс. Это было хорошо видно по давлению на Пхеньян, торговой войне с Пекином, шантажу Канады и Мексики перед перезаключением таможенного соглашения.

Третий фактор носит более фундаментальный характер. Ни один хозяин Белого дома не может отказаться от негласной доктрины стратегической неуязвимости США.

Техническая недостижимость этой цели не мешала Соединённым Штатам разрабатывать Стратегическую оборонную инициативу и строить глобальную ПРО. Тут — как у лидера Второго интернационала Бернштейна: движение — всё, цель — ничто.

При Обаме доктрина претерпела заметные изменения. В Вашингтоне заговорили о безъядерном мире. Понятно, что при отсутствии сил ядерного сдерживания у России и Китая Америка становится практически неуязвимой ввиду её подавляющего преимущества в обычных вооружениях, особенно в Мировом океане.

Об этой идее не забыли и сегодня. Один из лидеров демократической оппозиции США, сенатор Элизабет Уоррен, в своей программной статье, опубликованной изданием Foreign Affairs, подтвердила приверженность американских либералов тезису о полной ликвидации ядерного оружия в мире. Вскоре эта простая мысль может стать (если уже не стала) предметом двухпартийного консенсуса.

Как и Трамп, Уоррен указывает на растущие военные расходы США, которые в 2018 году составили более $700 млрд. Часть этих денег и президенту, и его оппонентам хотелось бы потратить на другие нужды. Вместе с тем разоружение при должном подходе будет играть на руку самой сильной в военном отношении державе. Двойная выгода!

Все прелести гонки вооружений люди, заставшие Советский Союз в сознательном возрасте, помнят прекрасно. Втянуть себя в новую спираль наращивания военных потенциалов России никак нельзя.

Но при этом следует помнить, что и гонка разоружений является опасным фактором давления на нашу страну, тем более что теоретический базис под такую гонку наши партнёры уже подвели.

Диалог с нынешней администрацией Белого дома, несомненно, продолжится. Надо только учитывать, что он будет тем продуктивнее, чем сильнее Трамп прижмёт своих недругов внутри США и чем яснее мы будем осознавать стратегию и тактику Вашингтона при ведении переговоров по вопросам глобальной безопасности.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить