Поле всех либеральных экспериментов

Короткая ссылка
Валерий Коровин
Валерий Коровин
Публицист, политолог

Франция сполна хлебнула глобализации, либерализма и безудержного рынка, управляемого, как известно, невидимой рукой незримых хозяев мира. И всё благодаря ставленнику глобальной олигархии Эммануэлю Макрону — последнему глобалисту Европы, чей либеральный эксперимент над страной, собственно и породившей либерализм как основу государственного строя, уверенно ведёт Францию к новой революции.

От главного лозунга Великой французской революции — Liberte, Egalite, Fraternite, провозгласившего всеобщие свободу, равенство и братство, осталась одна лишь Liberte, причём далеко не для всех, но лишь для избранных ставленников транснациональных корпораций, смотрящих за «справедливым» перераспределением благ Пятой республики в пользу глобальной олигархии.

Также по теме
«Не стать игрушкой в руках больших держав»: Макрон заявил о попытках оттеснить Европу на второй план мировой политики
Европа не должна соглашаться на второстепенные роли в мировой политике. Об этом заявил президент Франции Эммануэль Макрон. Он отметил,...

Собственно, никто и не скрывал, что Макрон — ставленник Ротшильдов (это было известно ещё на стадии выборов) и что его кампанию финансировал крупный капитал. А его лозунги были заимствованы из программ всех кандидатов: у каждого — самое популярное по причине полного безразличия к ним. Ведь с самого начала было понятно, что никто ничего из данных обещаний выполнять не будет. Главное было победить, а эксплуатировать обездоленные французские массы мы будем потом — так, видимо, мыслили политтехнологи Макрона, взяв пример не иначе как со своих украинских коллег.

И действительно, вся реальная, поствыборная программа правительства Макрона носит ярко выраженный либеральный, античеловеческий характер: сокращение социальных расходов, повышение пенсионного возраста и налогов, урезание прав работающей части населения, отмена пособий на жильё, отмена субсидий фермерам, повышение цен на всё. Такое впечатление, что это не Франция, а какая-нибудь доживающая последние дни страна типа Украины, на коленях вымаливающая для себя кредит МВФ и выполняющая ради этого любые, даже самые унизительные условия.

Но нет, перед нами государство, считающее себя второй экономикой ЕС после Германии и входящее в десятку самых высоких ВВП в мире. Как же не воспользоваться всем этим транснациональной олигархии! Всего-то надо поставить своего президента. А население? Да кто о нём вообще думает, когда речь идёт о наживе и росте благосостояния избранных мира сего!

Трудяги-французы оказались сегодня в положении обдираемых со всех сторон украинцев. Учителя, работники транспорта, врачи, коммунальщики — все те, кого в советские времена было принято называть трудящимися, оказались в положении классического (прямо по Марксу) эксплуатируемого класса. Всё это на фоне никем и ничем не регулируемого миграционного потока, грозящего затопить Францию и полностью лишить французов их идентичности, превратив в бесполую биомассу.

Капитализм, являющийся сутью западного мира, воспетый антисоветской пропагандой, сыграл с народами Европы, и в первую очередь с французами, злую шутку.

Как тут не вспомнить о революции, при том что кому, как не французам, так гордящимся своими революциями, знать о ней всё. 140 акций протеста с общим числом участников, превышающим полмиллиона, — это только начало, проба сил на конец минувшей недели. Всего же запланировано бастовать и требовать отмены всех реформ правительства Макрона... до июля следующего года — а там посмотрим.

Также по теме
«Подливают бензина в огонь»: как топливные протесты могут сказаться на политике французских властей
Во Франции проходят массовые акции протеста против повышения цен на топливо. 24 ноября в демонстрациях приняли участие 23 тыс....

Очередная французская революция подкралась незаметно, хотя была видна издалека. Глобалистские элиты давно уже ни во что не ставят французские трудящиеся массы, создавая и принимая законы один чудовищнее другого, абсолютно не обращая внимания ни на миллионные манифестации, требующие оставить Франции нормальные, двуполые семьи с мамой и папой, ни на забастовки железнодорожников и авиадиспетчеров при реализации транспортной реформы. Вы ещё живы? Поднимем цены на топливо. Всё ещё чувствуете себя французами, просыпается национальная гордость, голосуете за Марин Ле Пен? А ну-ка, поддайте сюда ещё мигрантов!

Такое впечатление, что больше вообще не осталось либеральных экспериментов, которые бы не были поставлены во Франции. Вот она, Liberte, во всей своей красе и полноте. Корпоратократия, как определяет режим, установленный глобальной олигархией, бывший американский «экономический убийца» Джон Перкинс, давно игнорирует французские массы, лишь усиливая экономический гнёт на фоне социальных экспериментов по расчеловечиванию. Похоже, именно Франция стала полем всех либеральных экспериментов. Неудивительно, что они привели к восстанию.

Студенческая революция в Сорбонне и Париже весной 1968 года проходила в тепличных условиях практически социалистической Франции, вставшей на путь потакания массам под давлением советского лагеря, демонстрировавшего максимум социальных завоеваний. Что заставляло правительства западных стран, особенно в Европе, идти на аналогичные уступки в отношении собственных масс. 1960—1970-е годы вообще стали пиком социальных достижений в Европе, что весьма настораживало американцев, боявшихся окончательно утратить контроль над Старым Светом.

Этот же период стал эталонным для послевоенной Европы в целом. Именно в эту, уже несуществующую Европу продолжают стремиться многие граждане постсоветского пространства и бывшего социалистического блока, насмотревшиеся старого кино с Луи де Фюнесом и Жераром Депардье. Тем не менее тогда это привело к роспуску Национального собрания, досрочным парламентским выборам и утверждению нового состава правительства.

Сейчас же оснований для смены правительства и роспуска парламента во сто крат больше, однако звериный оскал подлинного капитализма больше не церемонится с массами. Их разгоняют брандспойтами, а в большинстве случаев просто игнорируют. За ними больше не стоят ни социалистический блок, ни мировое коммунистическое движение, ни вообще какая-либо идея. Идеи в мире победившего капитала больше не имеют значения. Есть одна идея — нажива для олигархического меньшинства, остальные пусть выживают как хотят.

Франция дошла до грани, за которой — революция. И оснований для неё сейчас гораздо больше. Новая французская революция — это борьба за выживание, за остатки хоть какой-то справедливости, за право иметь голос и оставаться людьми. Но это и революция против издыхающей глобализации, за которую сегодня даже американский президент Дональд Трамп не готов дать и ломаного цента.

Если французы выстоят, если отстоят свою национальную гордость, если смогут сломать хребет глобальной олигархии во Франции, вышибут плюгавого биомеханоида Макрона туда, откуда он и был телепортирован во французское руководство, то есть к чёртовой матери, всё это вдохновит народы Европы на последнее восстание против глобализма и его ставленников. Франция всегда была в авангарде революции, неужели сейчас не сдюжит?

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить