Невидимый «халифат»

Короткая ссылка
Семён Пегов
Семён Пегов
Военкор, писатель, автор проекта WarGonzo

Боевики из группировки ИГИЛ* — организации, которая в России и почти во всех цивилизованных странах признана террористической, — после падения или, если хотите, разгрома в Ярмуке и других пригородах Дамаска вот уже несколько месяцев не контролирует ни одного населённого пункта с городской застройкой. То есть от квазигосударства, по сути, не осталось ничего в самом простом и примитивном смысле.

Также по теме
Армия САР ликвидировала крупнейший оплот ИГ в провинции Дараа
Сирийская армия восстановила контроль над поселением Шаджра — крупнейшим и одним из последних оплотов террористической группировки...

Административные институты уничтожены, а вооружённые банды разбросаны по пустыне. В Сирии и Ираке фактически нет такого здания, над которым развевался бы чёрный флаг «халифата». Но что это всё означает на самом деле: полный триумф правительственных сил или новые правила игры? Попробуем честно и аргументированно ответить на этот вопрос.

Этим летом мне удалось какое-то время пожить в Сирии, и, знаете, там действительно стало гораздо спокойнее. В Дамаске существенно меньше блокпостов, напряжения, связанного с регулярными обстрелами жилых кварталов боевиками из Аль-Гуты, уже не чувствуется, и по трассе от столицы до международного аэропорта можно ездить спокойно даже ночью, не опасаясь, что с обочины по тебе откроет огонь группа подкравшихся террористов.

Впервые за последние семь лет из повседневной жизни Дамаска уходит перманентное ощущение фронта. Помню, той же осенью 2013-го, когда жил в одной из центральных гостиниц, каждый вечер засыпал под вой сирен машин скорой помощи: с окраин, где без остановки шли бои, постоянно вывозили раненых бойцов САА, и весь город дышал войной. Сейчас всего этого нет.

Однако, когда наша поездка в Дамаск подошла к концу и мы ехали в аэропорт, откуда собирались вылететь домой, в Москву, сделать бодрое прощальное селфи с сирийскими военными на одном из блокпостов у пассажирского терминала нам всё-таки не удалось. Стоило нам деликатно притормозить перед бетонными блоками, как солдаты, нервно передёргивая затворы АК и приводя автомат в положение стрельбы, окружили наш белый Hyundai Avante, и даже алавитский говор нашего проводника не мог успокоить взведённых бойцов.

Только после того как он протянул им удостоверение военного и наши российские паспорта, окружившие автомобиль парни выдохнули и отвели заряженные стволы в сторону. Оказывается, по всем блокпостам буквально за пять минут до нашего появления прошла ориентировка на заминированный Hyundai Avante белого цвета. Излюбленная тактика террористов — подсылать смертников на машинах, набитых взрывчаткой, прямо к пунктам досмотра САА.

Это происшествие, конечно, смазало впечатление от картины мирной жизни в Дамаске и заставило задуматься, так ли всё замечательно на самом деле и действительно ли ИГИЛ побеждён окончательно?

Впоследствии, тщательно отслеживая боевые сводки текущего лета и постоянно находясь в контакте с парнями из подразделений специального назначения, которые сейчас работают в Сирии, уже сейчас можно смело сделать однозначный вывод: после того как террористы ИГИЛ потеряли контроль над населёнными пунктами, воевать с ними стало только сложнее. Когда речь шла об организованном противостоянии, то, соответственно, и процесс эвакуации и оказания той же медицинской помощи был отлажен на ура. Теперь же никто не знает, откуда ждать удара.

Также по теме
Рынок в Эс-Сувейде после взрыва «Это партизанская война»: на юго-западе Сирии в результате серии терактов погибли более 100 человек
Боевики «Исламского государства»* атаковали сирийский город Эс-Сувейда на юго-западе страны. В результате терактов, по разным оценкам,...

Наиболее напряжённый в этом смысле регион  — так называемый «вилаят Бадия». Так в своей терминологии его обозначают сторонники «халифата». Он представляет собой жирный ломоть пустыни на юго-востоке Сирии, захватывающий дополнительно территорию соседнего Ирака. Там скрываются недобитые батальоны ИГИЛ, которые совершают регулярные вылазки к позициям САА у города Абу-Кемаль. После таких атак игиловцев потери среди правительственных сил Башара Асада иной раз исчисляются десятками. 

И ещё один немаловажный аспект: утратив административные ресурсы на земле в реальных городах, ИГИЛ продолжает активно работать в виртуальном мире. Пресс-служба террористов исправно поставляет в сеть свежие видеоотчёты о деятельности группировки на Ближнем Востоке, и даже самые современные системы безопасности не в состоянии бесследно «выпилить» все их материалы из того же YouTube и других социальных сетей. У ИГИЛ по-прежнему есть свои герои, то есть полевые командиры, которые чаще других фигурируют в их военных роликах, есть новые спикеры взамен тех, что погибли под ударами российских ВКС или в результате наземных спецопераций.

Ранее никому не известные лица и спикеры ИГИЛ из «вилаята Бадия», который взял на себя миссию быть для «халифата» чем-то вроде новой Ракки, в один голос заявляют в своих видеообращениях к правительственным силам: «Выгнав нас из городов, вы сделали нашу работу легче. Раньше вы знали, где мы, и видели нас по флагам на зданиях. Теперь же мы можем наблюдать за каждым вашим передвижением, спрятавшись в пустыне, а вы нас не видите вовсе».

В этих заявлениях одновременно есть и насмешка, и угроза. А главное реальная опасность. Похоже, после череды поражений игиловцы перегруппировались и, что называется, перезагрузили систему. Подстроили её под новые обстоятельства. Так что война не заканчивается, а «халифат» не исчез  он просто стал невидим. И бороться с ним теперь придётся по-другому, ведь очевидно: одними бомбами его не победить.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить