Смерть Джеймса Фоули — тактика американских спецслужб?

Надежда Кеворкова
Надежда Кеворкова
журналист
Смерть Джеймса Фоули — тактика американских спецслужб?

«Два моих коллеги, которые провели с ним много времени в Ливии, Орхан Джемаль и Афанасий Агиракис, вспоминают, что в Бенгази он жил в самом дешёвом отеле за $30, у него была старенькая техника, но с прекрасными антишумовыми заслонками и защищенным микрофоном – а в пустыне это было очень важно», — рассказывает обозреватель RT Надежда Кеворкова.

Коллеги журналиста вспоминают его маленький удобный рюкзачок с встроенной в него фляжкой, из которой было удобно пить маленькими глотками. В пустыне незаменимая вещь. В отличие от большинства журналистов, Джим работал тогда не репортёром, а новостником. Ему нужно было успеть всюду, суметь отослать материал и ехать дальше в поисках новостей. Но каждое утро он неизменно сидел за столом за завтраком, в свежей ковбойской рубашке, улыбчивый и приветливый, если, конечно, не оставался ночевать где-то на позициях.

«Сейчас публикуют фото Джима — и я на них его едва узнаю. Он был взъерошенный, с выгоревшими волосами, с белыми кругами от очков на обгоревшем лице, неизменно приветливый. Настоящий американский ковбой, открытый и без всякого снобизма, который часто приобретают журналисты. Он хохотал над моим английским, а я просил Клэр переводить мне его невозможный американский акцент», — говорит его товарищ Орхан Джемаль.

Он поздно пришёл в журналистику — после 35 лет, и сразу уехал туда, где было опаснее всего. Он сохранял объективность, но свои репортажи делал на стороне повстанцев.

Однажды в 2011 году в Ливии журналисты поехали на линию фронта, все как-то разбрелись по разным точкам. Внезапно началось наступление войск Каддафи. Джим и ещё двое ребят не успели вскочить в первые машины. И когда стали голосовать, то оказалось, что голосуют уже каддафистам. Те их обстреляли, не разобрав, кто такие. Антуана, журналиста из ЮАР, ранили в живот и отказались брать — считали, что не довезут, а Джима с коллегой арестовали.

«Их продержали в плену месяц, судили, присудили к штрафу в $300 за незаконный переход границы и запретили на год въезд в страну. Я звонил, хотел взять интервью, как было в тюрьме. Джим рассмеялся и сказал, что на интервью у него не наберётся — только полтора дня их продержали в тюрьме, а потом переселили на виллу. Чтоб не погружались в тюремную тематику. Хочешь интервью о жизни месяц на вилле – дам. Так вот он шутил. После их депортировали в Тунис, потом он уехал в Сирию. Он просил нас найти тело Антуана, но никто так места найти не смог, где он погиб», — говорит коллега Джима по Ливии Джемаль.

В те дни, когда Джеймса Фоули держали на вилле в Триполи, американские политики встречались с его семьей, говорили слова поддержки и обещали сделать всё для освобождения их сына.

Когда его захватили в Сирии, никто уже ничего не обещал.

Вопросы за кадром

К видео казни много вопросов. Но почему-то никто из официальных лиц не задается ими. Оно слишком эстетское, слишком вычурное. Слишком странно рука палача лежит на плече Джима, пока он страшным усилием воли сохраняет присутствие духа и говорит.

Странная казнь. Странно присутствие по меньшей мере двух камер и странно отсутствие хоть кого-то из свидетелей этой казни, хотя бы за кадром. Нет никаких посторонних шумов.

Никакие исламские законы не санкционируют эту казнь. Джеймс Фоули не воевал против повстанцев и не приносил им ущерба.

Высказывания 22-летней жительницы Лондона Хадиджы Дейр, которая заявила в своём Twitter, что это она казнила Джима, добавляют лишь ещё больше сумятицы. Ни в одном исламском сообществе женщины не исполняют роли палачей — это запрещено по шариату.

Зачем повстанцам похищать небогатого фрилансера, который работает на стороне повстанцев и точно не сочувствует их врагам, — остаётся загадкой сирийского повстанческого движения.

Журналистка Анхар Кочнева, которая пять месяцев просидела там в заложниках, считает, что большинство повстанцев не слишком образованные люди, не понимают ценности журналиста и пытаются обменять его на деньги даже тогда, когда ясно, что никто не заплатит.

За Джеймса Фоули потребовали многомиллионный выкуп. По разным сведениям, эта сумма достигала $132 млн, что явно было невыполнимым требованием.

Страница, где собирали подписи в его защиту, заполнялась тысячами имен. Сообщения в прессе становились всё реже.

И вот внезапно появляется устрашающее видео с его казнью.

Сакральные жертвы, для которых годятся журналисты — это эксклюзивные случаи. Смерть журналиста — это не только шум в СМИ, переключение внимания аудитории, но и повод к войне.

В 2001 году в сентябре уже после крушения башен-близнецов, но ещё до начала бомбардировок США, английская журналистка Ивон Ридли пробралась в Афганистан и попала в плен к талибам. Потом она много раз свидетельствовала, что по её стойкому ощущению западные спецслужбы делали всё, чтобы её казнили, чтобы у США был ещё и такой повод бомбить страну. А талибы её отпустили.

В Ираке в 2005 году повстанцами была похищена итальянская журналистка Джулиана Сгрена, которая освещала с большим сочувствием антиамериканское восстание в Фаллудже. У многих тогда возникли вопросы, зачем было похищать их главного союзника в западных СМИ. Итальянцы освободили её, хотя американцы всячески этому препятствовали. Но когда машина с Джулианой мчалась к Багдадскому аэропорту, американские солдаты открыли огонь по этой машине. Джулиана многократно утверждала, что американским спецслужбам её освобождение из плена живой было не нужно. Она осталась жива чудом — итальянский офицер накрыл её своим телом и ценой своей жизни спас её.

Джулиан Ассанж прославился благодаря тому, что опубликовал видео, от которого отказались все ведущие редакции мира – видео, на котором американские лётчики в Багдаде в 2007 году, перешучиваясь, расстреливают с вертолёта журналистов Рейтер. А затем с закадровыми прибаутками ещё раз проходятся огнём по машине, которая пытается забрать раненных.

США во время вторжения в Багдад в 2003 году прицельно били по отелю «Палестина», хотя знали, что все корреспонденты всех мировых СМИ находятся там.

Израиль в ноябре 2012 года и во время нынешней июльской кампании прицельно бил по журналистским бюро и офисам.

Можно вспомнить ещё много случаев, когда журналисты становились осознанной мишенью.

Как бы там ни было, рекорд за Ираком — за 11 лет с начала американской оккупации там погибло более 370 наших коллег – большая их часть убита оккупационными войсками, не повстанцами.

В своем прощальном слове Джеймс Фоули попросил не убивать корреспондента Time Стивена Джоэла Сотлофа, который был с ним в плену.

«Мы потрясены зверским убийством невинного журналиста», — вот всё, что правительство имеет сказать в ответ. Барак Обама сделал заявление и уехал играть в гольф. Правительство США отказалось от «переговоров с террористами» и продолжило бомбардировки позиций ИГ.

Принесение в жертву журналиста – тактика спецслужб?

Возвращаясь к ужасающему видео, Надежда Кеворкова напоминает, что Джеймс Фоули в предсмертной речи обвиняет в своей смерти США — за бомбардировки Ирака и не только.

«Я призываю своих друзей, семью и любимых восстать против моих реальных убийц — правительства США. Все, что случится со мной, — результат их самовлюбленных и преступных действий. Моё послание родителям: сохраните достоинство и не принимайте никакие компенсации за мою смерть от тех людей, которые забили последний гвоздь в мой гроб, начав недавно военную кампанию в Ираке», — говорит Джеймс.

Джеймс Фоули ценой жизни открыл новую главу в профессии: он сказал в своей предсмертной речи то, что гораздо точнее и короче выражает суть профессии: «Вы убиваете нас».

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал