Украинский журналист: Пациент мёртв. Вторая смерть украинской оборонки

Максим Равреба
Максим Равреба
украинский журналист
Украинский журналист: Пациент мёртв. Вторая смерть украинской оборонки

Когда я вижу фотографии «фейсбучного» министра внутренних дел Украины Авакова в обнимку с радиоуправляемой моделью самолётика, который этот невежда в вопросах военной техники обзывает «дроном», мне горько и смешно.

Когда я вижу склёпанные в заводских мастерских непонятные «чуда-юда» под заголовком «Николаевские корабелы подарили участникам АТО бронеавтомобиль на базе «Буханки», я глотаю экстракт валерианы.

Но когда я слышу, что украинской армии нечем воевать, из уст президента Украины... слышу, как политики с Майдана клянчат у НАТО оружие, я понимаю, что у власти на Украине − опасные вредители и узурпаторы, которые ради спасения своих шкур готовы на любое унижение страны, которая производила и производит сложнейшие машины и механизмы, лучшее оружие в мире. Украина – это страна мощной, современной военной промышленности. Ещё недавно. Ещё полгода назад. Теперь «военку» убивают и заталкивают в гроб. Вы не знали? Я расскажу вам!

О том, как украинская промышленность умерла в первый раз, помнят люди моего возраста, плюс-минус пять лет. Мне 45. И четверть века назад я работал радиомонтажником на заводе Артёма в Киеве. Это место, где почти 50 лет проработал мой отец. Там же работала большая часть квартиросъёмщиков моего дома. И моего района. Я всю жизнь живу в доме, который построил завод Артёма для своих сотрудников. И весь район построил он.

Главным профилем завода «всю Советскую власть» была «военка». КБ, в котором трудился отец, давало сложные, электронные системы наведения для ракет «воздух − воздух» и «воздух − земля». Перестройка сначала уничтожила привычный профиль завода. И целых полтора десятилетия понадобилось на то, чтобы старые, советские партнёры вновь нашли друг друга и восстановили прежние связи. Никакой политики здесь нет. Просто пылесосы и кухонные принадлежности, которые начал клепать завод по программе конверсии (была такая когда-то), оказались никому не нужны. В 90-е завод представлял собой очень печальное зрелище, а бывшие инженеры КБ «Луч», проектировавшие «мозги» ракет, стали завсегдатаями блошиных рынков, торгуя старыми, подержанными вещами. Спасаясь от нищеты, отец уехал за границу, а украинское государство послало ему последнее «прости» в виде уведомления о том, что он лишён пенсии. И это отработав на государство всю свою жизнь!

В начале XXI века тучи над заводом стали рассеиваться. Руководители завода, отделов, цехов, КБ и чуть ли не участков нашли выход, наладив связи со старыми партнёрами и смежниками. Все они находились в России. И до самых наших «окаянных дней» те, кто выжил и сохранился как работник завода, трудятся, выполняя заказы Министерства обороны России. Больше работать не для кого: Министерство обороны Украины заводу ничего не заказывает. Да и не может заказывать. Нет денег. А все блоки и приборы, которые собирает завод, годятся только для той техники, которая была в войсках СССР.

Насколько я понимаю, теперь заводу Артёма грозит вторая смерть. Но подробностей пока не знаю. Зато я знаю, что на днях читал заголовок новости о том, что завод ЗАЗ объявил об остановке и увольнении сотрудников. Это было ожидаемое событие. В связи с политическим кризисом, беспорядками, государственным переворотом и гражданской войной продажи новых автомобилей на Украине (в целом, а не именно продукции ЗАЗ) упали вдвое. Первыми жертвами катастрофы стали отечественные сборочные конвейеры, где ныне собирают даже Daewoo или Chevrolet. Но ЗАЗ пал первой жертвой. Причина проста: его машины совсем перестали покупать.

Закрытие завода ЗАЗ – это плюс 21 тыс. безработных. Плюс к 120 тыс. госчиновников, которых Яценюк собирается уволить. Плюс к 20 тыс. социальных работников, от которых фашистское государство также собирается избавиться. Ещё ориентированы на Россию гиганты «Турбоатом», «Мотор Сич». Ещё – «Южмаш». У скольких же советских предприятий Украины сегодня заказчиком – Россия?

У меня очень плохие новости для типичного, среднего майдауна, который сегодня поддерживает этот омерзительный фашистский режим своей глупой, деревянной головой. В 1991 году в состав украинского ВПК входило 3594 предприятия, на которых работали около 3 млн человек. В сугубо военном производстве было задействовано 700 предприятий, в том числе 205 производственных объединений и 139 научно-производственных объединений с общей численностью занятых 1 млн 450 тыс. человек. Украина унаследовала почти треть космической промышленности бывшего СССР. В космическую отрасль входило 140 предприятий и институтов, которые обеспечивали работой 200 тыс. человек. Заводами Украины ежегодно изготовлялось 350 самолётов.

За пять лет независимости к 1997 году количество оборонных предприятий сократилось в пять раз. И доля оборонного производства в украинской промышленности упала с 35 до 6%. Около 550 связанных с оборонкой предприятий и конструкторских бюро самоликвидировались, были закрыты, перепрофилированы. Конкретно КБ «Луч» сохранилось только благодаря тому, что завод Артёма был объявлен стратегическим предприятием, не подлежащим приватизации. Сотрудники КБ, годами ходившие на работу по старой привычке, на пару часов, постепенно нашли старых смежников. И зарабатывали их заказами до сего дня. Впрочем, до этого момента дожили (в прямом смысле) не все. Так случилось и во всём бывшем оборонном секторе. Число рабочих мест в отрасли сократилось в семь раз. В 2010 году, по данным Минпромполитики Украины, в интересах обороны в стране работало 143 предприятия. И в 2011 году Украина выпала из десятки основных мировых поставщиков вооружений, заняв 12-е место.

Почему и как такое могло случиться? С самого провозглашения независимости отечественный ВПК был принесён в жертву политике. Доминантой стала необходимость избавить оборонку от российских заказчиков. Особый урон, если не смертельный удар, был нанесён решениями Кучмы и Ющенко об интеграции с НАТО с целью дальнейшего вступления в этот военный союз. Поэтому с неслыханной щедростью и легковесностью украинские лидеры стали топтать украинско-российские проекты. В 2008 году, во время российско-грузинской восьмидневной войны, президент Ющенко запретил России использовать крымский полигон «НИТКА». И в 2009-м Москва решила построить аналогичный полигон в Ейске, который будет готов в нынешнем году. Впрочем, теперь Крым стал территорией России. Ранее Кремль отказался от использования радиолокационных станций в Севастополе и Мукачево.

Вместо военно-технического сотрудничества с традиционными партнёрами украинская сторона ринулась строить воздушные замки совместных проектов с НАТО и западными странами. Один из печальных примеров такого сотрудничества – украинский корвет, разработанный опытно-проектным центром кораблестроения в Николаеве. Строительство корвета должно было стартовать ещё в 2010-м, а поставить его на вооружение планировали в этом году. Но первый корабль был заложен лишь 17 мая 2011-го. Но строительство фактически не идёт. Чтобы спасти проект, правительство Азарова планировало пересмотреть его и отказаться от кооперации с западными фирмами, поскольку российское вооружение и оборудование будет обходиться дешевле.

Но включились «идеологи». В частности, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Бадрак заявил: «Корвет мы должны делать с западными партнёрами, вертолёт – с французскими партнёрами… Россия не может быть донором в вопросах модернизации ВПК».

Не лучше ситуация и с попыткой сотрудничества ГП «Антонов» с европейской конторой Airbus по производству транспортного самолёта А400М. Закончилось всё тем, что европейцы, получив от ГП «Антонов» техническую документацию самолёта, через какое-то время произвели собственный, подозрительно похожий на украинский прототип. Естественно, без участия украинской стороны.

Причины раскрыл премьер Николай Азаров. «Дедушка» смешно говорил по-украински. Все смеялись. Но мало кто вслушивался в то, что именно он говорил. А говорил он вот что. Он раскрыл то, что Airbus совершенно открыто заявил о планах по препятствованию продвижению на рынке украинского самолёта Ан-70: «У меня состоялась встреча с французским руководством и руководством авиационной компании Airbus, и они мне сказали, что ваш самолёт лучше нашего, но мы сделаем всё, чтобы ваш самолёт не нашел рынка сбыта».

Правда, это было для вас новостью? Правда, вы были под наркотиками, которые вам впарили украинские СМИ? У них ведь всё хорошо – ла-ла-ла-ла, правда? По их версии, НАТО чуть ли не вот прямо сейчас готова принять Украину в свои ряды. А вчера я прочитал, что украинские товары уже поступили на европейские рынки! Не знаю, правда, какие именно (в статье говорилось только о нормативных актах), но думаю, что это утка. Кризис никуда не делся, он сотрясает мировую экономику и флагманы ЕС и США. Денег ни у одной страны для того, чтобы дотировать украинскую экономику, в охваченной войной стране, нет.

Тем временем в России без участия КБ «Южное» начато производство новой баллистической ракеты «Тополь-М» и её морского аналога – «Булавы». При создании нового вертолёта Ка-60 Россия отказалась от вертолётных двигателей производства «Мотор Сич» (тем не менее продукция предприятия всё равно продаётся в Россию до сего дня!). К проекту создания новейшего российского комплекса ПВО С-400 не была привлечена ГАХК «Днепровский машиностроительный завод», которая когда-то принимала участие в создании и производстве С-300. Перестала быть нужной России и межконтинентальная баллистическая ракета железнодорожного базирования SS-24 Skalpel, созданная конструкторами днепропетровского «Южмаша». Разработкой нового боевого железнодорожного ракетного комплекса занимается Московский институт теплотехники, который ранее участвовал в создании ракет «Булава», «Тополь» и «Ярс». Россия также приобрела у Украины права на военно-транспортную версию самолёта Ан-140, которые собирает самарский завод «Авиакор». В рамках программы развития оборонно-промышленного комплекса РФ на 2007–2010 гг. и до 2015 г. принято решение освоить серийное производство вертолётных двигателей на территории России. Речь идёт в том числе о двигателях ТВ3-117 и ВК-2500, которые производит «Мотор Сич». Производство планируется организовать на базе петербургского ОАО «Климов», которое должно выйти на проектную мощность в 450 двигателей в год к 2015 г.

Сократилось также участие украинских предприятий в технической комплектации российских боевых самолётов и средств ПВО. «Информационные спутниковые системы» (Железногорск, Красноярский край), ПО «Полёт» (Омск) и КБ «Прогресс» (Самара) фактически отказались от дальнейшего сотрудничества с «Киевприбором» и начали размещать заказы исключительно среди компаний-соотечественников.

С аналогичной ситуацией столкнулся и завод, на котором я в своё время работал, где проработал всю жизнь мой отец. ХК «Артём». До недавнего времени, несмотря на неутешительный внешний и внутренний вид, мой завод занимал значительное место на российском рынке ракет класса «воздух – воздух» для истребителей. Но сейчас российскими компаниями начато изготовление более современных модификаций УР этого класса Р-77 с полным закрытым циклом производства.

Экономические аналитики ещё до переворота писали о том, что, если Киев не добьётся прогресса в военно-техническом сотрудничестве с Россией, российские предприятия смогут самостоятельно производить большинство украинских комплектующих через два-три года, а самые сложные – через восемь-десять лет. Но теперь всё гораздо хуже. Переворот произошёл, к власти в Киеве преступным путём пришли абсолютно враждебные России политики. Они декларируют, что ведут войну против «российской агрессии», хоть и не объявляют её официально. Это означает гибель отечественной оборонки, безработицу и нищету для работников оборонных предприятий.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал