Самые-самые сильные

Короткая ссылка
Кирилл Бенедиктов
Кирилл Бенедиктов
политолог, автор политической биографии Дональда Трампа «Чёрный лебедь»

Каждому хочется быть самым сильным. Это естественно: наши предки боролись за существование в жестоком и полном опасностей мире, где выживание напрямую зависело от крепости мышц и быстроты реакции. Государства как люди — им тоже важно демонстрировать окружению свою мощь и оборонно-наступательный потенциал. Поэтому парады популярны в наше время ничуть не меньше, чем военные триумфы в древнем Риме.

Дональд Трамп тоже всегда хотел быть сильным. Он закончил Военную академию Нью-Йорка (несмотря на громкое название, это среднее учебное заведение — что-то вроде нашего Суворовского училища) и любил фотографироваться в военной форме. От армии, правда, будущий президент США «откосил» — сначала из-за травмы ноги, а потом по каким-то другим, до сих пор неизвестным причинам (возможно, сыграли роль связи и деньги отца). Но любовь к вооружённым силам у него осталась на всю жизнь — он активно помогал ветеранским организациям, произносил много хороших и правильных слов на встречах с военными во время своей предвыборной кампании, а придя в Белый дом, окружил себя целой когортой высших офицеров.

И вот на днях Трампу выпал ещё один случай продемонстрировать всем свою любовь к армии. В субботу он отправился в большое азиатское турне и начал его с посещения базы ВВС США Йокота в Японии. Военные принимали президента очень тепло (от чего он уже несколько отвык в самих Штатах) и даже подарили ему куртку-бомбер, которую Трамп с удовольствием тут же надел. Президент в долгу не остался и выступил перед солдатами и офицерами Йокоты с не слишком длинной, но очень эмоциональной речью.

«Мы доминируем в небе. Мы доминируем на море. Мы доминируем на суше и в космосе, — заявил Трамп. — И не только потому, что у нас лучшая техника и вооружение, которое мы производим лучше всех в мире».

На фоне озабоченности американских патриотов тем фактом, что США вынуждены будут закупать российские ракетные двигатели Р-180 по крайней мере до середины будущего десятилетия, заявление о доминировании в космосе выглядит чересчур смелым. Но простим эту неточность американскому президенту — увлёкся, с кем не бывает. Интереснее другое: чем же ещё, кроме техники и вооружений, которые у ВС США действительно классные, обеспечивается доминирование американцев в масштабах планеты Земля?

А вот чем: «У нас — самые лучшие люди... Ваша преданность и компетенция делают вас самыми смелыми воинами в истории нашего мира... Каждый из вас воплощает в себе дух воина. Ваша преданность, доблесть и опыт делают вас самой свирепой и боеспособной силой в истории нашего мира».

Понятно, что с такими лучшими в мире солдатами, оснащёнными лучшей в мире техникой, Америке бояться совершенно нечего — и уж тем более не стоит трепетать перед «человеком-ракетой» Ким Чен Ыном, который издевательски называет хозяина Белого дома «безумным стариком». Ни разу не произнеся имени северокорейского лидера, Трамп тем не менее сказал: «Никто — ни один диктатор, ни один режим, ни одна страна — не должен недооценивать американскую решимость. Время от времени в прошлом они недооценивали нас. Им это не понравилось. Не так ли? Это было неприятно. Мы никогда не уступим».

На первый взгляд, всё вроде бы правильно. Судьба повешенного в Багдаде Саддама Хуссейна, отравленного в Гааге Слободана Милошевича, линчёванного в ливийской пустыне Муамара Каддафи подтверждает правдивость слов Трампа о том, что многим врагам Америки «не понравилось» конфликтовать с Вашингтоном.

Но где-где, а на базе ВВС Йокота гордых слов о том, что США ни разу никому не уступали, лучше было не произносить.

Не будем сейчас перечислять все военные конфликты прошедшего столетия, которые развязывали или в которых участвовали США. Ограничимся только теми, в которых принимали участие американские ВВС, дислоцированные на базе Йокота. 

Корейская война 1950—1953 годов. Этот конфликт не случайно называется в Америке «забытой» или «неизвестной» войной. Формально это была «миротворческая операция», и войска США находились на полуострове как часть «миротворческих сил» ООН, но фактически это была настоящая, причём очень кровопролитная война — официальные потери США в Корее всего в десять раз меньше их потерь во Второй мировой.

Начиная с первых поражений (разгром 24-й пехотной дивизии под Тэджоном) эта война складывалась для США неудачно. Во время войны в воздухе, в которой как раз и участвовали дислоцировавшиеся на базе Йокота истребители, бомбардировщики и разведчики, США потеряли не меньше 750 боевых самолётов. Главным их противником были северные корейцы и китайцы, но основные потери американцы понесли от действий советских лётчиков, которые официально в войне не участвовали (байка о летчике Ли-Си-Цыне как раз отсюда). Противники американцев (КНДР, КНР и СССР) вместе взятые потеряли в этой воздушной войне почти в два раза меньше самолётов — 480.  Один из лучших специалистов по Корейской войне — Игорь Сейдов — в своей книге «Советские асы корейской войны» приводит такие цифры: на каждый сбитый советский истребитель приходилось три-четыре сбитых самолёта всех типов авиации ООН (не только американских). А один из асов корейской воздушной войны Борис Сергеевич Абакумов, вспоминает: советские лётчики спокойно выходили парой против десятки (!) новейших реактивных американских истребителей F-86 Sabre, считавшихся тогда единственными достойными соперниками русских МиГ-15. Высокое мастерство советских лётчиков обеспечило СССР и его союзникам стратегическое превосходство в знаменитой «Аллее Мигов» над устьем реки Ялуцзян, по которой проходит граница между Китаем и Кореей: в её водах нашли свою гибель десятки стратегических бомбардировщиков В-29 и сопровождавших их истребителей Sabre.

Вторая война, в которой принимали участие американские лётчики с базы Йокота, — Вьетнамская (как раз от этой войны успешно «косил» Дональд Трамп, будучи студентом Уортонской школы бизнеса). Эта война продолжалась для Америки долгих 11 лет — с 1962 по 1973 год. За это время американцы потеряли 3339 самолётов всех типов. Что касается вертолётов, тут дела обстояли ещё хуже — из 11 827 машин было потеряно 5086. Многие из самолётов и вертолётов, закончивших свои дни в джунглях и на рисовых полях Вьетнама, направлялись туда как раз с базы Йокота, которая играла роль главного транзитного пункта на пути из США в Юго-Восточную Азию. 

Но дело, конечно, не только и не столько в потерях — в конце концов, даже самые большие потери в войне могут быть оправданы итоговой победой. Дело в том, что ни одну из этих войн США не выиграли. Гигантская сверхдержава с мощнейшим военно-промышленным комплексом, выпускающим действительно очень эффективное и качественное вооружение, не сумела победить ни в Корее, ни во Вьетнаме. Даже маленький Лаос, который американские ВВС утюжили ковровыми бомбардировками во время так называемой теневой войны (1964—1973) оказался им не по зубам. И сейчас в Лаосе ещё можно купить сувениры, сделанные из алюминиевой обшивки американских самолётов и украшенные гордой надписью «За победу над Америкой!».

Конечно, можно сказать, что в конце концов США всё равно оказались в выигрыше — победили своего главного противника в холодной войне и стали единственной сверхдержавой мира. Но не стоит делать вид, что они добились этого за счёт военной доблести своих солдат и офицеров. Решающую роль в поражении СССР сыграло не военное превосходство Америки, а предательство советской элиты. Да и выиграв холодную войну, США не слишком эффективно справлялись с ролью мирового полицейского. Тот же Дональд Трамп во время предвыборной кампании резко критиковал решение администрации Буша-младшего развязать вторую войну в Ираке. «Все мы знаем, что Саддам Хусейн не был хорошим парнем. Но вот мы влезли туда и свергли его — и что же? Теперь Ирак стал Кембриджем для террористов. Хочешь стать террористом, но не знаешь как — отправляйся в Багдад, там тебя научат», — не раз повторял он.

И уж если речь зашла о войне в Ираке, то к ней слова о «доблести» и «боевом духе» применимы ещё меньше, чем к кампаниям США в Юго-Восточной Азии. Выигранная высокоточным оружием (Пентагон никогда не скрывал, что эта война была полигоном для отработки новых видов ВТО в боевых условиях), стоившая западным союзникам минимальных человеческих потерь, она задумывалась как грозное предупреждение миру: вот что бывает с теми, кто осмеливается бросить вызов Америке. Но, быстро разгромив иракскую армию, США оказались неспособны справиться с постоянным сопротивлением населения и партизанской войной. Запертые за бетонными стенами своих военных баз и охраняемых гарнизонов, американцы тем не менее несли регулярные потери и наконец, потеряв 4,5 тысячи солдат и офицеров убитыми и более 30 тысяч ранеными, вынуждены были эвакуироваться из страны. Это было поражение — хотя в контролируемых американцами СМИ такие термины никогда не употребляются. 

И президент Дональд Трамп, в отличие от кандидата Трампа, ни за что не произнесёт этого слова — и уж точно не перед военнослужащими американской военной базы в Японии. И тут Трампа упрекнуть сложно: боевой дух в войсках следует поддерживать всегда. Что же, в самом деле, плохого, если солдаты будут верить в то, что они — лучшие в мире воины и самая свирепая боевая сила на планете? 

Плохо то, что примерно те же слова говорили и американским солдатам, отправляющимся во Вьетнам. А на выходе получили «вьетнамский синдром».

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...