Страна-изгой и страна-гегемон

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

Претензии к лидеру КНДР Ким Чен Ыну и его ракетно-ядерной программе можно свести к двум пунктам.

Во-первых, и режим КНДР, и личность Ким Чен Ына не слишком предсказуемы. Во всяком случае, мы о них очень мало знаем, и поэтому опасение, что блестящий полководец вдруг возьмёт да и жахнет куда-нибудь едреной бомбой, имеет место. Опасение, возможно, ошибочное, но при крайнем дефиците надёжной информации лучше перебдеть, чем недобдеть. Во всяком случае, вероятность того, что Елизавета II вдруг учинит что-нибудь эдакое, рассматривается как более низкая, нежели в случае с Ким Чен Ыном.

Во-вторых, будь даже Ким Чен Ын и его режим образцами либерализма и демократии, причём в западном понимании этих терминов, северокорейская бомба всё равно не вызвала бы большого энтузиазма в мире. Как в своё время не вызвала ни индийская бомба, ни израильская (если, конечно, последняя существует).

Расширение «ядерного клуба» вызывает недовольство у прежних членов пентархии (постоянных членов СБ ООН) как просто по причине ревности («Мы тут вроде как уже свои, пообтёрлись в закрытом коллективе, а тут вдруг какие-то чумазые пришли»), так и в связи с соображением, даже чуждым великодержавной спеси. Чем больше ядерных держав, тем сложнее и запутаннее общая схема ядерного противостояния и тем выше вероятность сбоя, который может повлечь непредсказуемые последствия.

В одном фантастическом романе начала 1960-х гг. выжившие после ядерной войны рассуждают, с чего всё началось и кто первым пустил ракеты: «Албанцы, очевидно. Начали не великие державы, а эти, безответственные». Спустя полвека с лишним опасения сходные.

Такие рассуждения имеют право на существование, но не меньшее право имеют и рассуждения о новой инициативе администрации США.

Сообщается, что «администрация Дональда Трампа рассматривает возможность принятия на вооружение нового типа ядерного оружия — миниатюрных устройств малой мощности. <...> Технические характеристики нового оружия не разглашаются, известно лишь, что оно компактно, недорого в производстве, наносит сравнительно небольшой ущерб и может доставляться на место применения ракетами, самолётами или спецназом».

Конечно, к сообщениям такого рода следует относиться cum grano salis. Это вполне может быть и пробным шаром, не имеющим дальнейшей перспективы. Может быть и приглашением поиграть в гонку вооружений (см. рейгановскую программу «звездных войн», на которую советское руководство отреагировало со всем энтузиазмом и окончательно перенапрягло экономику).

Наконец, отношения Трампа с конгрессом, описывающиеся формулой «Из Назарета может ли быть что доброе?», таковы, что народные депутаты США способны заблокировать разработку самого надёжного чудо-оружия, дающего их стране великие военные преимущества, — лишь бы подгадить своему президенту.

Всё так, но интересно само направление мыслей администрации США.

Принятие на вооружение мини-бомб в значительной мере стирает различие между ядерным и неядерным оружием и, соответственно, крайне затрудняет контроль над бомбой. Все соглашения о контроле над вооружениями строятся на взаимном учёте боеголовок и средств их доставки. Тогда как при миниатюризации — какой может быть эффективный контроль?

Причём контроль не только международный — РФ контролирует США, США контролируют РФ, — но и чисто внутренний. Ино дело стратегическая триада, приводимая (не дай Бог) в действие нажатием красной кнопки, ино дело бомба в рюкзаке, предназначенная для решения тактически-диверсионных задач. Не допустить её несанкционированное применение, а равно и продажу каким-нибудь бармалеям существенно труднее.

Логика военной мысли тут понятна. Возможность взаимного гарантированного уничтожения, когда бомба является машиной Судного дня, оберегала мир от прелестей третьей мировой войны. Но она же порождала стратегический пат, делающий невозможной решительную перекройку мировой политической карты. Судный день — он для всех Судный день, даже для Сияющего града на холме.

И мысль всячески ищет такой способ применения ядерного оружия, который не закончится Судным днём. Смело и размашисто действовать, не опасаясь в ответ получить неприемлемый ущерб, куда приятнее. Проблема, однако, в том, что эти поиски неминуемо расшатывают механизмы ядерного сдерживания.

И оказывается, ещё вопрос, кто в конечном счёте представляет большую угрозу мирозданию: изгой Ким Чен Ын или заокеанский светоч демократии, так жаждущий подвигов без ущерба для себя.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...