Борьба за гегемонию

Короткая ссылка
Исраэль Шамир
Исраэль Шамир
Публицист

Бумерангом вернулась в Америку мода свергать памятники: до сих пор их свергали по американской указке за рубежом. Сторонники Америки свергали памятники Саддаму Хусейну в Багдаде, Дзержинскому в Москве, Ленину в Киеве, русскому солдату-освободителю в Таллине и Варшаве. А сейчас мода вернулась домой — в Америку.

Смысл во всех этих случаях один и тот же — борьба за гегемонию. Победители свергают памятники побеждённых. А побеждённые злобно ворчат, но ничего сделать не могут.

В Соединённых Штатах гегемония — в руках либералов, но не мирных любителей травы и мужских афедронов, а боевых либералов, захватывающих и уничтожающих страны под лозунгом «права человека». Их главный враг — простой американец, реднек, американский рабочий класс. Чтобы ему насолить, они даже на новейшем авианосце поставили исключительно унитазы и ни одного писсуара — чтобы было удобнее для трансгендеров и чтобы разъярить работяг.

Либералы получили серьёзный удар, когда их кандидат Хиллари Клинтон проиграла выборы, но они не теряли времени и немедленно мобилизовались на борьбу. Гегемонию они отдавать не собираются. В их руках — практически все СМИ, судебная система, конгресс, спецслужбы. Вот и сейчас они решили показать реднекам, у кого в руках гегемония.

Есть у них свои ударные штурмовые отряды антифа. Это экстремистское движение зародилось в Германии. Там они ходят по улицам в годовщину бомбёжек Дрездена с израильскими флагами и скандируют: «Смерть Германии! Да здравствует Харрис-бомбер!» (речь идёт о британском командире ВВС, большом любителе ковровых бомбардировок Германии). Они сумели терроризировать немцев: стоит кому пискнуть, они объявляют своего противника нацистом и избивают. А если им сопротивляются, на помощь приходит полиция. Поэтому в Германии сопротивление массовому притоку мигрантов было почти неощутимым. О нём говорят на кухне, но не на площадях.

А сейчас антифа пришли и в Америку. Принцип действия у них тот же, что и в Германии. Кто против них — тот нацист, или «белый расист». Проявили они себя в Шарлотсвилле, южном городе, где мэр и городской совет решили снести памятник почитаемому южному генералу Ли. Противники сноса вышли на демонстрацию. Многие из них пришли вооружёнными: в США носить оружие разрешено. Были среди них и крайне правые. Подтянулись и сторонники сноса. Со всех концов США собрались и антифа, и другие сторонники либеральной гегемонии, в том числе члены многочисленных еврейских организаций, ведь и мэр Шарлотсвилла тоже известный еврейский либеральный деятель.

Дело окончилось потасовкой и наездом на толпу, погибла одна женщина. Газеты подняли крик: нацисты обижают евреев. И вообще, Юг — расисты, сторонники «белой привилегии», и должны быть подавлены. А памятники, поставленные в честь воинов Конфедерации, — снесены.

Президент Трамп осудил обе стороны, участвовавшие в потасовке, — как белых боевиков, так и антифа. Только это и было нужно его противникам. Его попытка стать над схваткой была обречена на поражение: либералы-гегемонисты немедленно заклеймили его как неонациста. Трамп напомнил, что далеко не все защитники памятника — белые расисты, но СМИ его зашикали.

Борьба с памятниками — что в США, что на Украине, что в Эстонии и Польше — штука несправедливая. Людей лишают исторической памяти, да ещё и возражать не позволяют. Если ты защищаешь памятник на Украине — ты за голодомор, кагэбэшник и сепаратист. Если памятник в Эстонии — ты русский оккупант, враг свободолюбивого эстонского народа. В США ты белый расист. То есть твоё мнение не просто отвергают, но объявляют недозволенным и недопустимым. Это и есть гегемония — когда против неё слова сказать нельзя.

Нашему российскому читателю трудно понять американскую заморочку с расизмом. В России расизма никогда не было. Хоть в царские времена, хоть при советской власти достойные люди из разных народов и рас, населявших Россию, могли возвыситься. Был и Сталин-грузин, был и Хасбулатов-чеченец, был и Троцкий-еврей. А в США история началась с геноцида индейцев, затем было рабство чернокожих. Ещё в 1950-е годы за смешанный брак сажали в тюрьму, а евреев не принимали в клубы. Поэтому сейчас у них борьба с расизмом перехлёстывает через край.

И борьбу за равноправие женщин россиянам не понять: все их цели были достигнуты при советской власти ещё в 20-е годы. Хотела русская женщина сесть на трактор — пожалуйста! Хотела взять винтовку — и это ей позволялось и поощрялось. А в США сейчас и права женщин, и борьба с расизмом (вполне достойные цели) используются для борьбы с местным «ватником».

Удастся ли Трампу оправиться от этого удара? Ведь против него выступили и конгрессмены — члены его собственной Республиканской партии, и бизнесмены. А СМИ, находящиеся в США в руках олигархов-медиабаронов, и вовсе дано объявили ему войну. Посмотрим. Чтобы сломить противостоящую ему гегемонию олигархов, ему надо решиться на сильные меры.

России не всё равно, что происходит в США. Не потому, что одни гады, а другие белые и пушистые. Совсем нет. Не потому, что одни правы, а другие неправы. Это вообще не наше дело. Особой любви к России не питают ни те ни эти. Но победа гегемонистов укрепит общий фронт всего Запада против России, а преобладание их противников вносит раскол в этот общий фронт. Борьба же между этими двумя тенденциями играет на руку всему миру: пока там паны дерутся, не трещат чубы в Венесуэле и Корее, да и России легче. Так что пусть продолжают — Россия не вмешивается.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции. 

 

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
‡агрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить