Без руля и без ветрил

Короткая ссылка
Кирилл Бенедиктов
Кирилл Бенедиктов
политолог, автор политической биографии Дональда Трампа «Чёрный лебедь»

На прошлой неделе влиятельное американское издание The National Interests опубликовало статью Дуга Бэндоу «Кто вырабатывает внешнюю политику США?» с подзаголовком «Мир обращает внимание на внешнюю политику команды Трампа». Из этой статьи с удручающей ясностью следует: в команде Трампа нет не то что консенсуса, но и более или менее скоординированного плюрализма мнений (что тоже бывает полезно в некоторых обстоятельствах). Все — включая самого президента — играют свои партии на своих инструментах, а в результате получается что-то похожее на басню Крылова «Квартет».

Конечно, пишет Бэндоу, переходный период от одной администрации к другой всегда создаёт пространство неопределенности. Даже когда ключи от Овального кабинета передаются представителю той же партии, различия в подходах и акцентах неизбежны. Но сегодня всё ещё хуже: сегодня согласия нет в самой администрации. «Это время испытаний и скорби для союзников и противников Америки. <...> Практически ни одна сфера внешней политики не определена», — пишет Бэндоу.

Далее — по пунктам. Президент Трамп вступил в должность, выражая стремление сблизиться с Россией и наладить с ней диалог по проблемам безопасности. Однако ещё до инаугурации Трампа его министр обороны Джеймс Мэттис по прозвищу Бешеный Пёс фактически повторил риторику известного русофоба Джона Маккейна, назвав Москву «самой большой угрозой для Америки». Госсекретарь Рекс Тиллерсон, которого в конгрессе подозревали в симпатиях к России из-за совместных проектов компании Exxon Mobile и «Роснефти», потребовал отказа Москвы от Крыма в качестве предварительного условия для улучшения двусторонних отношений. Дуг Бэндоу справедливо пишет, что это требование является «политически невозможным». И дело не только в громких заявлениях.

Американские военные сбивают самолёт сирийских ВВС — шаг явной агрессии по отношению к союзнику Москвы Башару Асаду, ставящий Россию и США на грань прямого военного конфликта. Совет национальной безопасности (в первую очередь сам советник президента по нацбезу генерал Макмастер) настаивает на более активном вовлечении США в военные действия против Асада и поддерживающего его Ирана, что ещё больше втянет Америку в сирийский конфликт. Однако, замечает Бэндоу, Трамп ещё во время своей предвыборной кампании критиковал иракскую войну, а также предостерегал от дальнейшего погружения США в пучину ближневосточных конфликтов. Когда его конкуренты-республиканцы угрожали сбивать российские самолёты в Сирии, он называл безусловным приоритетом борьбу с ИГ*. Позднее, став кандидатом от Республиканской партии, он обрушился на Хиллари Клинтон, назвав её «поджигательницей войны» за подход к решению проблем Ближнего Востока.

С Китаем всё ещё более запутанно. Вступив в предвыборную гонку, Трамп угрожал Китаю торговой войной: он обещал наказать Пекин за манипуляции с валютой и обещал защитить американские рынки высокими заградительными тарифами. Рекс Тиллерсон во время слушаний в конгрессе, когда сенаторы должны были решить, достоин ли он занять кресло госсекретаря, пригрозил блокадой территорий в Южно-Китайском море и на Тихом океане, которые КНР считает зоной своих экономических интересов. Ещё до инаугурации избранный президент Трамп пошёл наперекор всем сложившимся дипломатическим традициям, поговорив по телефону с президентом Тайваня Цай Инвэнь (это было очень болезненно воспринято в Пекине и шокировало чиновников Госдепа).

Однако затем Трамп встретился с лидером Китая Си Цзиньпином и дружески поужинал с ним в своём поместье Мар-а-Лаго. Потребовав от Си, чтобы Пекин «решил» проблему Северной Кореи, он принял объяснения китайского лидера, почему такое «решение» гораздо сложнее, чем полагал Трамп. И даже пошёл на некоторые уступки: отказался от обсуждения ответных торговых мер на китайское «валютное манипулирование» и не стал жёстко продавливать Си в вопросе территориальных споров в Южно-Китайском море. В качестве вишенки на торте Трамп даже обещал Си не разговаривать без его одобрения с президентом Тайваня. Казалось, он развернулся на 180 градусов. Но теперь, спустя несколько месяцев, Трамп признаёт, что положиться на Китай в «борьбе с Севером» (Северной Кореей. — К.Б.) «не получилось».

По отношению к самой Северной Корее определённости в Белом доме тоже не наблюдается. Трамп колеблется между военными действиями и переговорами с Ким Чен Ыном. Несколько недель назад, пишет Бэндоу, он был полон решимости отправить к берегам Корейского полуострова армаду боевых кораблей, готовую обрушить огненный шквал на Пхеньян. Затем он заявил, что для него было бы «честью» встретиться с Кимом, которого он охарактеризовал как «смышлёного парня» (smart cookie). В настоящий момент Трамп, похоже, возвращается к курсу на поиск «решения северокорейской проблемы», которое — поскольку Китай не может или не хочет помочь — должны отыскать Соединённые Штаты.

Отношение новой администрации к Европе и союзникам по НАТО уже давно является поводом для насмешек во враждебной Трампу прессе и опасений — в более или менее лояльной. В то время как Трамп обрушивается на европейские страны — члены НАТО (особенно на Германию) с обвинениями в финансовой нечестности, Мэттис и Тиллерсон стремятся успокоить бурные воды и убедить президента выразить полную поддержку Североатлантическому альянсу и признать его роль в поддержании мира в Европе. В целом, похоже, ситуация складывается так: с одной стороны буйный и непредсказуемый Трамп (на саммите «Большой семёрки» на Сицилии президент «вёл себя по-хамски», пишет Бэндоу), а с другой — высокопоставленные члены его администрации (Мэттис, Тиллерсон, Макмастер), терпеливо объясняющие европейским и азиатским союзникам Америки: «Не принимайте близко к сердцу, это несерьёзно и ненадолго, мы сумеем убедить президента, что действительно нужно Соединённым Штатам и их друзьям».

С Саудовской Аравией Трамп ещё больше озадачил и своих друзей, и своих противников. Кандидат в президенты Трамп подвергал королевство суровой критике, обвиняя его, в частности, в организации атак на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года. Но во время визита в Эр-Рияд он «куда более страстно обнимался с саудовским монархом», чем делал это критикуемый им Обама. Кроме того, заставив саудовцев подписать крупную сделку по покупке американского оружия, Трамп предложил ещё большую поддержку кровопролитной военной операции саудовцев в Йемене.

Никогда раньше, с печалью констатирует Бэндоу, Соединённые Штаты не видели столько явных разногласий между президентом и людьми, которых он сам назначил на ключевые посты, по стольким важным вопросам. Ситуация складывается почти безумная: несмотря на всю риторику Трампа (как кандидата в президенты, так и хозяина Белого дома), европейские страны — члены НАТО по-прежнему полностью зависят от Америки. Политика США остаётся враждебной по отношению к России. Вашингтон всё больше скатывается к полноценному участию в боевых действиях в Сирии. Америка продолжает защищать Сеул и угрожать Северной Корее. Несмотря на стремление Трампа «наказать» Эр-Рияд за поддержку терроризма, США всё так же выступают главным покровителем Саудовской Аравии и формируют альянс арабских государств против Катара, который до недавнего времени был верным вассалом Америки в регионе.

В результате сегодня многие страны мира находятся в состоянии крайнего беспокойства и неуверенности в отношении позиции американского лидера, который — вроде бы — принимает решения. Нет и чёткого понимания, как сильно влияют на процесс принятия решений члены ближнего круга президента в администрации: как заявил сам Трамп во время европейского турне, его советники «могут убедить согласиться на политику, которая ему не нравится, но они не могут заставить его принять тот или иной курс».

Неопределённость — вот главное слово, описывающее атмосферу, царящую в администрации Трампа. Во всяком случае, в той сфере, которая касается внешнеполитического её курса. И именно эта неопределённость в преддверии встречи Трампа и Путина в Гамбурге заставляет нервничать чиновников в высоких кабинетах. Не профессиональных навыков разведчика Путина, который якобы собирается «обхитрить» и «обмануть» Трампа они боятся, а того, что в отсутствие чёткой внешнеполитической стратегии непредсказуемый и не считающийся со своими советниками Трамп выйдет за рамки и пойдёт на реальный компромисс с российским лидером. И если такое всё же случится, остановить его будет некому.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...