Хоть трава не расти

Короткая ссылка
Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.

На Украине озвучена идея ввести визовый режим с Россией. Ну то есть озвучивалась такая идея и раньше, но какими-то совсем уж отмороженными людьми. Теперь же заявления исходят от неких «источников в Блоке Петра Порошенко и Народном фронте». И хотя, по заявлению заместителя руководителя фракции Блока Порошенко Алексея Гончарова, «большинство высказывалось против такой инициативы коллег», что там будет спустя некоторое время, предсказать невозможно. Потому что Украина сейчас напоминает несущийся под гору поезд без тормозов.

Кто бы мог подумать ещё три года назад, что Украина будет запрещать русские сериалы, не пускать русских артистов и закрывать русские интернет-сервисы. То есть гражданскую войну можно было предположить... Можно было предположить все эти заказные убийства, снесённые памятники и даже (вообще несложно!) поворот скульптуры Богдана Хмельницкого задом к Москве. Это обычные эксцессы постреволюции.

Но вот чтобы украинец отрывал от себя — такого никак нельзя было предположить. Это что же получается, теперь и посмотреть нечего, и бывшую одноклассницу из России, с которой когда-то не сложилось, найти в «Одноклассниках» не удастся... И такси не везёт без «Яндекс.Навигатора», и во «ВКонтакте» вечером не посидишь... А что же тогда делать-то?

— Поезжайте в Европу, — как бы отвечают украинские власти. — У вас же безвиз.

И действительно, безвиз — это главное (и, честно говоря, единственное) достижение «Революции Достоинства». За этот безвиз с Европой было заплачено бегством Крыма, войной с Донбассом, катастрофическим падением уровня жизни. Дорого было заплачено. И граждане Украины должны пользоваться этим безвизом, а если они не хотят, то их надо заставить.

Заставить их можно только одним способом: закрыть границу с Россией. Это желание совершенно логично с точки зрения украинских властей.

Но, разумеется, пока страшновато.

Потому что четыре миллиона украинцев каждый год ездят в Россию. Причём это количество практически не изменилось с дореволюционных времен. Хотя надежда была.

Ездят украинцы в Россию, конечно, по разным причинам, но большинство — чтобы работать. Четыре миллиона — это десятая часть жителей Украины. И это ещё не считая членов их семей, которых едущие на заработки в Россию украинцы кормят на заработанные в России деньги. То есть в общей сложности получается примерно около 20% населения, по которым введение визового режима с Россией ударит мощно и непосредственно.

И вот возникает желание рискнуть — и додавить эти 20%. Часть сбежит в Россию уже окончательно, часть уедет в Донбасс, часть промолчит. Конечно, кто-то выйдет на улицы, но ведь все попытки выхода на улицы за последние три года заканчивались ничем. Революционный угар сошёл на нет. И кто его знает — а вдруг получится додавить?

Потому что следующий шаг украинским властям совершенно необходим. Поддержка Порошенко равна нулю, эффект от безвиза с ЕС продлится недолго, а скоро осень, а следом за ней — зима со всеми её коммунально-энергетическими проблемами. Спровоцировать обострение с Донбассом не получается, а так хочется сплотить патриотическую часть нации вокруг какой-то проблемы!

И в этой логике закрытие границы с Россией вполне может показаться подходящей проблемой. Коллаборационисты будут возмущаться, а нация европейского выбора укажет им на их место. А там и Европа познакомится с выехавшими по безвизу миллионами западенцев. И позвонит Порошенко с одним-единственным вопросом: «Петр Алексеевич, чего вы хотите, чтобы все эти люди вернулись домой?» И Петр Алексеевич, конечно, ответит, чего он хочет от этой Европы. Он хочет от неё денег. Очень, очень много денег. Собственно, в этом и состоял весь украинский проект. А там хоть трава не расти!

Из всех этих рассуждений следует неутешительный вывод: визовый режим с Украиной теперь, исходя из парадигмы несущегося без тормозов поезда, уже не выглядит абсолютным безумием. Каковым он выглядел ещё год назад — до того, как Америка оставила Украину без всякой надежды.

А чем же потенциальный визовый режим с Украиной грозит России, то есть нам с вами? Да вроде ничем. В отличие от едущих в Россию украинцев, количество которых за последние три года не изменилось, русские стали ездить на Украину как минимум в два раза реже. Сейчас их уже меньше миллиона в год. Во-первых, это неудобно: уж сколько русских было завёрнуто назад, сколько из них имели длинные беседы с СБУ — лучше уж честные визы. Во-вторых, это опасно: на Украине и застрелить могут. В-третьих, там совершенно нечего делать. А в-четвёртых, там совершенно нет денег. Введение визового режима с Украиной, конечно, вызовет у нас неприятные ощущения, но вряд ли затронет хоть сколь-нибудь серьёзно (разумеется, это «нас» — условность и не касается разделённых семей, для которых все эти визы обернутся большими проблемами).

Впрочем, любой несущийся без тормозов поезд однажды остановится или сойдёт с рельсов. Судя по «Повести временных лет», славяне и раньше, бывало, имели друг с другом немало проблем. Причём куда более кровавых и непримиримых, чем ныне. А потом, по прошествии лет, всё забывалось. Забудется и этот досадный эпизод в тысячелетней истории русского народа — момент, когда часть народа, ведомая несколькими десятками жуликов и идиотов, решила вдруг пожить отдельно и самостоятельно. 

Пусть поживут, конечно. А назад мы всегда милости просим.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...