Эммануэль Макрон — очередная жертва фейковых новостей

Короткая ссылка
Брайан Макдональд
Брайан Макдональд
ирландский журналист

Представьте себе викторину для посетителей паба: «Назовите крупнейшую страну в Европе». Человек в нерешительности кряхтит и бормочет, что, исходя из сложившегося политического определения данной части света, он колеблется между Францией и Германией. Затем, к своему крайнему изумлению, обнаруживает, что правильный ответ — Россия.

Через несколько раундов — новый вопрос с подвохом: «Крупнейшая страна в Азии?» И вот «знатоки» гадают, какая страна по площади больше: Индия или Китай. Когда оказывается, что и здесь ответ — Россия, они и вовсе теряют дар речи.

Видимо, западного человека в России больше всего беспокоят её колоссальные размеры. Россия настолько необъятна, что это его пугает. Поэтому обывателя легко убедить в том, что Россия представляет серьёзнейшую угрозу, даже когда железная логика говорит об обратном. Взять хотя бы безумие вокруг выборов, в которое сейчас погрузился «либеральный и демократический» мир. Нас уверяют, что выборы эти всё чаще подвергаются манипуляциям со стороны Москвы.

Стол без ножки

Взять, например, страны «большой семёрки». В половине из них всеобщие выборы проходили в последние два с половиной года; в другой половине пройдут в ближайшие 12 месяцев. Мы постоянно слышим о том, как Кремль влияет на голосования в США, Великобритании и Франции. Японию, Италию и Канаду обходят стороной. Были некоторые попытки поднять шум в связи с грядущими выборами в Германии, но местная разведслужба БНД (к чести её будет сказано) быстро пресекла такие разговоры.

И тем не менее Politico, Buzzfeed и Newsweek до сих пор дурачат своих читателей искажённой информацией.

Возникает серьёзный вопрос: если Россия действительно вмешивается в выборы, чтобы подрывать позиции Запада, почему её мишенями стали исключительно Америка, Великобритания и Франция? Почему не Канада, Германия, Италия или Япония? Ведь в этих странах, раз уж на то пошло, СМИ далеко не столь активны и влиятельны (за исключением Германии), а значит, они стали бы более лёгкой добычей!

Быть может, дело в том, что все эти попытки демонизировать Россию — нонсенс от начала до конца, просто либералам удобно так оправдывать провалы на выборах, поскольку так не приходится признавать свои ошибки? Достаточно взглянуть на то, как ведёт себя американская Демократическая партия. Спустя 5 месяцев после того, как её кандидат проиграл человеку, которого называют клоуном, ксенофобом, а то и сумасшедшим, она продолжает на каждом углу кричать о российском вмешательстве, вместо того чтобы изучить реальные причины победы Дональда Трампа.

 

Парижские дни

Клише «Саурон живёт в Кремле» пришлось во Франции как никогда кстати: ведь там на президентских выборах схлестнулись Марин Ле Пен и телегеничный либерал Эммануэль Макрон. В ходе предвыборной гонки последний посетил Берлин, чтобы заручиться одобрением Ангелы Меркель, а госпожа Ле Пен встретилась в Москве с Владимиром Путиным. При этом встреча с немецким канцлером подавалась журналистским мейнстримом в позитивном ключе, а рандеву в Кремле — как нечто зловещее.

По завершении первого тура голосования многие западные лидеры открыто восторгались не особенно уверенной победой Макрона. Среди них была и глава европейской дипломатии Федерика Могерини, которая окрестила в Twitter главу движения «Вперёд!» «надеждой и будущим нашего поколения». По случайному стечению обстоятельств, на следующий день у неё состоялась встреча с её российским коллегой Сергеем Лавровым в Москве, где, отвечая на вопрос RT по поводу французских выборов, глава европейской дипломатии постаралась уйти от ответа, но прозвучало это неуклюже и как-то виновато — в духе «я не я»…

Репортёр: «Очевидно, что с Марин Ле Пен связывают своё будущее и надежды почти такое же количество французов. Мой вопрос таков: если бы Россия назвала одного из кандидатов надеждой поколения, не обвинили бы её во вмешательстве во французские выборы?»

Могерини: «Сергей, может быть, вы хотите ответить на этот вопрос?»

Можно с уверенностью сказать, что преподаватели политологии точно не будут приводить реакцию Могерини как пример убедительного ответа. Однако Могерини здесь не одинока: председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер позвонил Эммануэлю Макрону, чтобы его поздравить. Крайне неэтичный шаг, учитывая, что господину Юнкеру придётся работать с тем президентом, которого изберёт народ Франции.

Спутниковый обман

Безусловно, политики выпускали пар, но настоящая истерия разразилась в средствах массовой информации. Канал CNN попотчевал нас безумным и нелепым материалом о том, что кандидат от движения «Вперёд!» стал мишенью для кибератак со стороны хакеров, «предположительно, связанных с Путиным». Доказательств было негусто; эксперты, на чьё мнение ссылался канал, выглядели сомнительно; CNN даже был вынужден сказать, что в предвыборном штабе Макрона признали: никаких конфиденциальных данных у них похищено не было. То есть, по сути, канал по ходу сюжета сам же предпочёл от него дистанцироваться. И под завязку, не в силах подкрепить всю эту чушь словами серьёзного эксперта по России, выдали в эфир Бена Джуду, который с нервным видом в очередной раз прокрутил свою старую антироссийскую шарманку.

Параллельно с очередной порцией фейковых новостей от CNN канал RT ждала новая баталия. Когда в воскресенье корреспондент RT Полина Бойко направлялась к предвыборному штабу Макрона, путь ей преградили, по её словам, «добровольцы хипстерского вида». Но гнев движения «Вперёд!» вызвал не колорит формулировок Полины Бойко, а её принадлежность к RT.

Забавно то, что в этом Макрон копирует поведение своего заклятого идеологического врага Трампа, который тоже не пускал на пресс-конференции журналистов The Guardian, The New York Times и CNN. Но, кстати, неудивительно, что ни одно из упомянутых СМИ не выступило в защиту RT. Уместно будет напомнить и о том, что французским государственным средствам массовой информации, таким как Agence France-Presse и France 24, никогда не препятствовали освещать российские выборы.

Вопрос истины

Похоже, ни у кого из команды Макрона не хватило духу публично и во всеуслышание объяснить эти действия. Но американский сайт The Daily Beast приводит слова анонимных «источников»: «Мы решили не давать ему (RT) аккредитацию». Ясных причин не указывается, но The Daily Beast подаёт это как что-то вроде возмездия за якобы враждебное отношение RT к кандидатуре Макрона.

Впрочем, как таковых доказательств в пользу этого предположения нет. Не приводит конкретных примеров и The Daily Beast. Более того, Бен Ниммо, сотрудник натовского аналитического центра Atlantic Council, провёл тщательный анализ того, как франкоязычные российские СМИ освещали ход выборов, и пришёл к выводу, что «в значительной степени подача информации RT France сбалансирована: ресурс склонен сообщать о критике в адрес Макрона, но по меньшей мере говорил о позиции кандидата, пусть зачастую и кратко».

Те, кто на Западе регулярно интересуется Россией, со мной согласятся: чаще всего возникает ощущение, что главная задача The Atlantic Council — создавать трения в отношениях с Москвой. Список его «научных сотрудников» — выборка проверенных русофобов, и самого Ниммо никак нельзя заподозрить в симпатиях к Кремлю. И если уж натовские «интеллектуалы» не могут найти доказательств необъективного отношения RT к Макрону, то, вероятно, потому что этой необъективности нет. Его команде было бы лучше абстрагироваться от шумихи в СМИ и изучить факты. Особенно если эти люди всерьёз собираются возглавить Францию после второго тура выборов в начале мая.

Перед голосованием первого тура я написал статью, которая была опубликована на главном, англоязычном сайте RT. И сразу же на меня посыпались обвинения в соцсетях. Меня обвиняли в чрезмерной симпатии к Макрону и Франсуа Фийону и «антилепеновских» настроениях. Куда ни кинь, всюду клин.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...