О такой ли победе мечтал Эрдоган?

Короткая ссылка
Исраэль Шамир
Исраэль Шамир
Публицист

«Я не султан, я — Ататюрк!» — говорил Эрдоган, когда его обвиняли в стремлении к диктатуре. Действительно, последние султаны Оттоманской империи были куда слабее первого республиканского правителя, Мустафы Кемаля Ататюрка — так же, как русские генсеки были круче царей.

Без малого 20 лет Реджеп Эрдоган хотел стать полновластным правителем Турецкой Республики по модели Ататюрка, но эта мечта никак не давалась в руки. Казалось бы, куда больше — был он и мэром Стамбула, и премьер-министром, и президентом, но конституция 1980 года со многими сдерживающими факторами не давала ему рулить так, как хотелось. Он не раз пытался изменить конституцию, но ничего не получалось. У его партии всякий раз не хватало голосов, чтобы провести изменения через парламент. С огромным скрипом он потащил турок на референдум, меняющий их конституционный строй и резко расширяющий его полномочия. Он победил, но с крошечным перевесом 51,37:48,63.

Почти все (явка больше 80%) турки пришли голосовать, но результаты референдума неубедительны, оппозиция их оспаривает, хотя Эрдоган объявил о своей победе, и несколько часов спустя с ним согласилась избирательная комиссия — после того, как она приняла непроштампованные бюллетени. Оппозиция требовала их не считать, и тогда получались совсем иные результаты. Это внове для Турции — обычно турки верят в чистоту выборов. На этот раз многим кажется, что результат подогнан под чаяния власти.

Ещё хуже для Эрдогана то, что три крупнейших города Турции — Стамбул, Анкара и Измир — проголосовали против проекта изменения Конституции. Против проголосовали турки в европейской части Турции, против проголосовали в туристской Анталии. Против проголосовали турецкие граждане в Европе. Против проголосовали курды и весь северо-восток, против проголосовали и районы, граничащие с Сирией с их арабским населением. С такими результатами трудно радикально перекроить систему правления, как этого хочет Эрдоган. Но, зная его решительный характер, можно предположить, что он попытается. 

По новой конституции Эрдоган сможет править ещё десять лет, а то и дольше. Он станет сам назначать министров, должность премьера будет ликвидирована, военным запретят заниматься политикой. Президент станет полновластным хозяином Турции. Он сможет сам вводить чрезвычайное положение. Если бы ему удалось победить с заметным перевесом, можно было бы говорить о «султане Эрдогане» без иронии. Но в этих обстоятельствах, когда города проголосовали против, а оппозиция требует пересчёта, совсем не очевидно, что его позиции усилятся. Конституция конституцией, но реальность определяет. К тому же многие поправки вступят в силу только после следующих парламентских выборов.

Для России это приемлемый результат. Россия поддержала Эрдогана, когда ему угрожал государственный переворот. Президент Путин протянул ему руку помощи; прошлый кризис, вызванный потерей российского бомбардировщика, был решён. Казалось, Эрдоган смирился со стабилизацией в Сирии и с упрочением власти сирийского президента Башара Асада.

Но новый подход американского президента Дональда Трампа, который внезапно решил ввязаться в дела Сирии, вызвал очередной поворот в политике Эрдогана. Турция поддержала фейковую версию «Белых касок» о газовой атаке на мирных жителей. Эрдоган снова заговорил о бесполётных зонах в Сирии.

На российскую политику по Турции влияет и то, что прочие крупные силы страны настроены проамерикански и против России. Эрдоган чаще занимает пророссийскую позицию, чем его оппоненты. Посмотрим, удастся ли Эрдогану укрепить свою власть, как он откорректирует свою политику по Сирии. Но уже сегодня в Турции объявили о привлечении к суду бывшего директора ЦРУ Джона Бреннана, его заместителя Дэвида Коэна, а также видного демократа и лидера израильского лобби в конгрессе США Чака Шумера по обвинению в причастности к попытке переворота в Турции прошлым летом. Это усиливает антиамериканский вектор — и в США CNN сообщила о голосовании в Турции под лозунгом «Смерть турецкой демократии».

По большому счёту, конституционные перемены в Турции — это внутреннее дело Турции. Но политика в Сирии напрямую касается России. Пока представляется, что Эрдоган мечется от одной позиции к другой, поддерживает исламистов в Сирии. Хотелось бы, чтобы Эрдоган помнил, что без дружбы с Россией ему будет очень трудно, в особенности когда к нему относятся крайне настороженно страны Евросоюза и американский истеблишмент.

Русские туристы любят ездить в Турцию, а Турция любит их принимать. Но для продолжения этого взаимовыгодного бизнеса Турция должна больше учитывать стремление России к миру и стабильности в Сирии.  

 

* Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...