За заслуги в деле очернения России

Короткая ссылка
Марина Юденич
Марина Юденич
Писатель, журналист

В Нью-Йорке присудили очередную Пулицеровскую премию в области журналистики. В России грянул скандал. Возмутились если не все, то многие. На мой взгляд, совершенно напрасно возмутились. Впрочем, давайте по порядку.

Премию в области журналистики получила The New York Times за серию публикаций о Владимире Путине и о его «усилиях по распространению российского влияния за рубежом». Это, что называется, официально. Неофициально, но понятно всем — за заслуги в деле создания негативного образа России.

Говорить о самих публикациях, принесших изданию награду, можно долго, подробно, ставя отметки на полях в тех местах, где допущены грубые фактические ошибки, где факты притянуты за уши или — уж не обессудьте! — тупо взяты с потолка, сиречь, выдуманы автором более чем полностью.

Поля, смею вас заверить, пестрили бы красным, потому как враньё — через строчку.

Вот, к примеру, материал, посвящённый «кремлёвским отравителям». Яд, утверждает автор, — любимое оружие Кремля и в подтверждение приводит список пострадавших. В их числе банкир Иван Кивелиди.

Да, его отравили. Довольно экзотическим и коварным способом — яд нанесли на телефонную трубку. Да, яд был похищен из некогда секретной военной лаборатории, давно закрытой, но не утилизированной должным образом. Кстати, тогда погибла и женщина-секретарь, и эксперт-криминалист, проводивший осмотр места происшествия.

Но случилось это в 1995 году, в эпоху, когда, по общему мнению наших западных партнёров, в России царила абсолютная, ничем не затуманенная демократия.

Ну и вишенка на торте: сделал это бизнес-партнёр жертвы, который потом скрывался в США, но был задержан и осуждён в России на длительный срок.

В списке отравленных — адвокат Карина Москаленко.

Сегодня г-жа Москаленко, слава Богу, жива и здорова. Но в 2008 году в Страсбурге в её машине действительно нашли ртуть.

Полиция Страсбурга (sic!) провела расследование и выяснила, что г-жа Москаленко купила машину у пожилого швейцарского антиквара, который перед тем разбил в машине старый барометр. Разлившуюся ртуть он собрал и полагал, что сделал это тщательно, но оказалось — не слишком.

В 2008 году швейцарские власти сочли инцидент исчерпанным. А в 2016 журналист Эндрю Крамер смело записал адвоката Москаленко в жертвы кремлёвских отравителей.


Там же оказался Михаил Лесин, смерть которого прокуратура Вашингтона (sic!) признала несчастным случаем.

И все мы хорошо понимаем, что, будь тут хоть намёк на иное, прокуратура Вашингтона разбилась бы в лепёшку, чтобы отыскать руку Кремля. А вот у NYT всё получилось — и герцог Борджиа нервно курит в сторонке.

С другим материалом из премиального пула конфуз случился куда более забавный. Издание «Медуза» вчера заявило, что его просто украли. У журналиста «Медузы». «Фактура буквально позаимствована из материалов Дани. Вплоть до того, что «реплики одного из героев переведены на английский слово в слово» — утверждает главред «Медузы».

И вы, конечно, можете напомнить мне известную сентенцию о двух земноводных, но внятных объяснений от NYT пока не последовало, потому нет оснований не верить.                      

Я могла бы продолжать ещё очень долго. Но в этом нет смысла, как нет смысла и говорить о присуждённой премии.

Вернее, удивляться не стоит. И возмущаться тоже.

Она всего лишь одна из многих, присуждённых не за произведение (искусства, литературы, журналистики — не суть), а за позицию автора по отношению к одной-единственной стране.

России.

И, если угодно, одному-единственному человеку.

Путину.

Нам уже много раз давали это понять. Нобелевской премией по литературе Алексиевич. «За её многогласное творчество — памятник страданию и мужеству нашего времени».

И мы читаем. И понимаем, за что именно.

«… Недавно я была в Москве и решила сходить в храм на службу. Вижу возле собора большое количество полицейских, бойцов подразделений по пресечению беспорядков, толпа гражданских. Думаю, что-то случилось: покушение или ещё что. Но мне отвечают: «Нет, просто мы все идём в церковь помолиться во славу российского ядерного оружия». Представляете? Помолиться за ядерное оружие русских! Полиция вместе с военными и политиками! Это отвратительно!»

А премия Вацлава Гавела от Human Rights Foundation — Петру Павленскому? Тому самому, с тестикулами на брусчатке.

Потом, правда, случилось неслыханное: правозащитники одумались и премию отняли. Но это отдельная история.

А всё — ладно, почти всё — Евровидение?  

Я, правда, не понимаю, из-за чего грянул скандал. И (к слову уж) дарю «нашим зарубежным коллегам» (как говорит Гарант) идею единой премии — «За заслуги в деле очернения России»

Она была бы по крайней мере честной и позволила бы избежать многих неудобных вопросов.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.


                                                     

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...