Проникновенье наше по планете

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

В теперь уже былинном 1975 году — больше сорока лет минуло — Высоцкий в лирическом послании «Ах, милый Ваня, я гуляю по Парижу...» отмечал:

Проникновенье наше по планете

Особенно заметно вдалеке:

В общественном парижском туалете

Есть надписи на русском языке! 

Время тогда было тоталитарное, гулять по Парижу не всякому дозволялось. Но сегодня, сквозь дымку ностальгии, поневоле умиляешься: в качестве самого антиобщественного деяния советских людей в Париже были названы надписи в общественном туалете. Время большой невинности.

Поскольку теперь проникновение по планете бывших советских людей, освобождённых от тоталитарного гнёта, бывает далеко не столь идиллично.

7 апреля в центре Стокгольма на пешеходной улице взбесившаяся тяжёлая фура стала давить людей (как раньше в Ницце, Берлине, Иерусалиме и Лондоне). За рулём машины убийства был 39-летний гражданин Узбекистана. Два года назад Ташкент пытался добиться его депортации, но Швеция дала ему политическое убежище. При аресте он кричал: «Аллах акбар!»

Через день, 9 апреля, в Осло возле станции метро была найдена бомба, к счастью, не успевшая взорваться. Полиция нашла неудавшегося бомбиста — им оказался 17-летний уроженец Северного Кавказа, семь лет назад вместе с семьёй нашедший убежище в Норвегии.

В отличие от узбекского коллеги, он не кричит «Аллах акбар!». По словам его адвоката, он объясняет закладку бомбы «мальчишеской шалостью». Поддерживая позицию задержанного, адвокат называет адскую машину всего лишь «взрывоопасным материалом, который может взорваться», и настаивает на том, что подзащитный «не собирался использовать его для террористического акта». Вероятно, просто хотел добродушно пошутить.

Может быть, кавказский юноша притворяется дурачком — всё-таки даже в ультратолерантной Норвегии за такие шутки по головке не гладят. Может быть, его умственное и нравственное развитие в самом деле таково, что он не в состоянии осознавать смысл и значение совершаемых им действий.

В любом случае, однако, такое совпадение открывает возможности для разных рассуждений. Всё-таки в последнее время террористические покушения в Европе имели единообразное авторство — арабы, Корана перечитавшие. Тут же два кряду — совершенно не арабы, а выходцы из СНГ (из СССР — сказать трудно, ибо в момент распада союза узбеку было 14 лет, а норвежский юноша отсутствовал даже в проекте).

Коль скоро они выходцы из СНГ, можно, конечно, порассуждать либо о том, как сказывается тяжкое советское наследие даже и на новых поколениях, либо о том, как постсоветский социум плодит заблудших людей. Тут можно, кстати, вспомнить и недавнего питерского бомбиста — тоже молод и тоже с просторов СНГ.

Можно, однако, вспомнить текст, написанный философом В.С. Соловьёвым в 1899 году, когда не только СССР и СНГ, но даже и ЕС не было. При описании возможных событий то ли XXI, то ли XXII века, когда было установлено новое монгольское иго над Европой, он сообщает: «B Пapижe пpoиcxoдит вoccтaниe paбoчиx sans patrie, и cтoлицa зaпaднoй кyльтypы paдocтнo oтвopяeт вopoтa влaдыкe Востока». После чего происходит «шиpoкий нaплыв в Eвpoпy китaйcкиx и япoнcкиx paбoчиx и cильнoe oбocтpeниe вcлeдcтвиe этoгo coциaльнo-экoнoмичecкoro вoпpoca». Впрочем, спустя полвека игу приходит конец: «в нaзнaчeнный cpoк нaчинaeтcя peзня мoнгoльcкиx coлдaт, избиeниe и изгнaниe aзиaтcкиx paбoчиx».

С панмонголизмом Соловьёв промахнулся, но если заменить его панисламизмом, выходит что-то сильно похожее. 

Причём в 1899 году была угадана одна из важных предпосылок пока что не ига, но резкого обострения обстановки в Европе — наплыв людей без родины. Предвидение тем более сильное и точное, что в конце XIX в. рабочих sans patrie надо было в европейских столицах днём с фонарём искать — не то что нынче.

Это sans patrie многое объясняет. И среди автохтонных европейцев встречается всякое, но всё же действует, пусть и в ослабленном виде, принцип: «Патриотизм — последнее прибежище негодяя». Что первоначально, по мысли автора афоризма, означало: если у самого негодного человека есть чувство родины, для него не всё потеряно. Последняя духовная скрепа всё-таки остаётся.

Но эта последняя духовная скрепа не позволяет взрывать и давить ни в чём не повинных мирных соотечественников — последняя скрепа негодяя действует. Если, конечно, он не является тотальным нигилистом вообще без всяких скреп.

Тогда как апатриды ныне, к вящей славе мультикультуральности переполняющие Европу, таких национальных духовных скреп лишены по определению. В духовном смысле это не их страна и не их народ — это всего лишь аборигены. Дальнейший ход творческой мысли мы наблюдаем в Ницце, Берлине, Стокгольме, Петербурге и других местах.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...