Праймериз для оппозиции

Короткая ссылка
Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».

А.А.Навальный, считающий себя несомненным кандидатом в президенты РФ, выступил с новым начинанием: «Я предлагаю праймериз. Я готов участвовать в праймериз и с демократами, и с либералами, и с коммунистами, и с либерал-демократами — с кем угодно. Я не сомневаюсь, что эти праймериз выиграю, собственно, поэтому они праймериз и опасаются».

Праймериз за год до основных выборов — это, конечно, немного рано. В образцовой в этом смысле Америке они проводятся менее чем за полгода, да и само право А. А. Навального баллотироваться считается весьма спорным — уж больно много судимостей. С другой стороны, резоны киберактивиста можно понять.

Есть одно правило, особенно актуальное для демагога, домогающегося власти: «За исключением некролога, всякое упоминание в прессе есть хорошо». В идеале событийные поводы должны генерироваться ежедневно, как минимум еженедельно. Вспомним В. В. Жириновского, являющегося хрестоматийным примером. Сегодня праймериз, завтра ещё что-нибудь — для удержания на плаву это необходимо.

Сугубо необходимо это для данного конкретного персонажа, поскольку переквалифицироваться в управдомы ему уже поздно. Когда положение, как у товарища Саахова: «Мне теперь из этого дома два пути: или я её веду в ЗАГС, или она меня ведёт к прокурору», — остаётся домогаться руки и сердца Российской Федерации всеми возможными средствами.

Однако, бог с ним, с Навальным, тактика которого очевидна. Интересен другой вопрос: точно ли праймериз являются чудодейственным средством, без которого нынче никак нельзя? Или же это ценное начинание, но не для нашего климата? Безотносительно к тому, что говорят демагоги.

В учреждении президентских праймериз в России есть своя логика, поскольку из держав, подвизающихся на авансцене мировой политики, есть только три — Россия, США и Франция, в которых роль президента главенствующая.

В парламентской республике всё можно утрясти и после выборов в процессе формирования коалиции. Не только победитель под №1, но и №2, 3, 4 тоже имеют влияние на состав будущего правительства и его направление. Поэтому в таких государствах, как, например, ФРГ, праймериз не слишком актуальны.

Иное дело президентский способ правления, где №1 получает всё. Или почти всё. Тут не получится идти на выборы несколькими колоннами — надо собирать всё в единый кулак. Поэтому в таких странах праймериз имеют большой смысл. США и Франция уже завели такой обычай, возможно, и России следует сделать то же самое.

Сразу оговоримся: первичные выборы — вещь в ряде отношений полезная, но считать их лекарством от всех скорбей вряд ли возможно. Праймериз, как и демократия вообще, — это, согласно Черчиллю, «неплохой способ решения несложных проблем». Когда проблемы делаются сложными — мы видим то, что сейчас происходит в США, где Трамп прошлым летом без сучка и задоринки прошёл через сито первичных выборов. Или во Франции, где избранные на партийных праймериз кандидаты от голлистов и социалистов (крупнейшие партии в стране) вообще оказываются не у дел, а интригу создают кандидаты ни через какие первичные выборы не проходившие. В особенности Макрон — вообще выскочивший, как чёртик из коробочки. Самое же пикантное заключается в том, что действующее социалистическое правительство всячески поддерживает Макрона, а на победителя социалистических праймериз Бенуа Амона совсем не обращает внимания.

Впрочем, бессмысленно говорить о праймериз в общем, как это делает тот же Навальный. Обзор мировой практики показывает чрезвычайное разнообразие систем первичных выборов, впрочем, как и вторичных — настоящих выборов. И в деталях кроется не то что дьявол — целый легион дьяволов.

Первичные выборы бывают закрытые (голосуют только члены данной партии) и открытые (голосуют все кому не лень). Результаты могут весьма отличаться.

Выборы могут проходить в один тур, а могут в два (как во Франции), и второй тур может приносить большие сюрпризы.

В США что ни штат, то свои правила, а на общефедеральном уровне при определении итогового кандидата принимаются во внимание не только итоги праймериз, но и мнение партийной верхушки.

Причём тут исходим из предположения, что организация праймериз, подсчет голосов — все идеально честно. Что на практике бывает не всегда.

Поэтому А.А.Навального, как высококвалифицированного юриста, следует спросить, по какой схеме он предлагает проводить праймериз. Тем более что заявлен широчайший охват: «И с демократами, и с либералами, и с коммунистами, и с либерал-демократами — с кем угодно».

А также, какие будут гарантии от злоупотреблений (выборы 2012 года в Координационный совет оппозиции вызвали много нареканий по этой части). Не менее важный вопрос: что делать с политиком, проигравшим праймериз, но твёрдо намеренным баллотироваться несмотря ни на что?

Без таких уточнений предложение провести праймериз эквивалентно предложению перекинуться в картишки. Оно бы и можно, но при соблюдении трёх условий:

а) во что именно, потому что преферанс (имеющий к тому же массу подвидов: «Ростов», сочинка и пр.), покер, подкидной дурак — это разные игры, в которых по-разному определяется победитель;

б) банкомёт должен пользоваться доверием публики, чтобы не пришлось его бить канделябрами;

в) проигравший должен исправно расплачиваться.

Пока этого нет, предложение провести праймериз, равно как и предложение поиграть в картишки, лишено реального смысла.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...