Трамп разоружённый

Короткая ссылка
Павел Святенков
Павел Святенков
Родился в 1975 году. Политолог и журналист, автор книги «Машина порядка».

Избранный президент США Дональд Трамп предложил отменить санкции против России в обмен на ядерное разоружение. Именно так восприняли эксперты его интервью The Times, в котором будущий американский лидер высказал мнение, что «ядерного оружия должно быть меньше, оно должно быть существенно сокращено».

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, комментируя высказывание Трампа, заявил: «Давайте всё-таки наберёмся терпения, дождёмся момента вступления господина Трампа в должность действующего президента Соединённых Штатов Америки и потом уже будем давать оценки тем или иным инициативам».

Насколько реализуема инициатива будущего американского президента? Формально все за ядерное разоружение. Такова традиция, идущая из советского прошлого. Тогда Советский Союз активно призывал к сокращению ядерного оружия. Правда, на тот момент СССР располагал значительным перевесом над силами НАТО в обычных вооружениях.

Однако сегодня ситуация полностью изменилась. США существенно превосходят Россию. Военный бюджет Америки составляет $585 млрд. В то время как России — всего $66 млрд. При этом следует учитывать военные расходы не только США, но и их союзников. Британия тратит на армию — $55 млрд, Франция — $50 млрд, Япония — $40 млрд, Германия — $39 млрд и Италия — $23 млрд.

Как видим, Запад десятикратно превосходит Россию с точки зрения расходов на вооружённые силы. Равенство есть только в одной области — в ядерном оружии. Россия остаётся единственной страной в мире, которая может уничтожить США. И американские стратеги всегда учитывают это обстоятельство.

Поэтому разоружаться глупо. Согласно заключённому в 2010 году соглашению СНВ-3, общее число зарядов у США и России должно быть сокращено до 1550 единиц, а средств их доставки — до 700 единиц. В настоящее время у России 1796 боеголовок, у США — 1367. Если разоружаться дальше, может получиться так, что у России окажется столько же боеголовок, сколько у других ядерных держав, которые обязательств по сокращению вооружений на себя не брали.

А ведь ядерными государствами являются не только постоянные члены Совета Безопасности ООН — Китай, Франция и Великобритания, но и Индия, Пакистан, Израиль. Бомба, как считается, есть и у Северной Кореи.

Разоружиться легко. В 90-е годы Россия распилила атомные подводные лодки, вызывавшие обеспокоенность у США. Проблема лишь в том, что уничтоженные боеголовки и ракеты нельзя восстановить росчерком пера. А вот вернуть санкции — очень даже можно. Если Россия станет разоружаться в формате, предложенном Трампом, то скоро выяснится, что ядерного оружия у нас нет. А санкции против нас — опять есть. Ведь их легко как отменить, так и вернуть назад. Не говоря уже о том, что каждая уничтоженная боеголовка увеличивает значение обычных вооружений, а значит, делает всё более вероятным прямое нападение на Россию. Если не самих США, то их сателлитов — вроде современной Украины.

Поэтому России нужно не ядерное разоружение, а серьёзный договор с Соединёнными Штатами и их европейскими союзниками о параметрах безопасности в Европе.

Кризис на Украине, война 2008 года в Грузии — всё это результат наступления НАТО на Восток под лозунгом «Вы не имеете права вето!». Но с точки зрения безопасности России совсем не безразлично, какие военные силы развёртываются у наших границ. Попытки «обложить русского медведя в его берлоге» должны были вызвать кризис в отношениях России и Запада, и они его вызвали.

Реальная причина кризиса — отказ Запада интегрировать Россию после того, как закончилась холодная война. После распада СССР было объявлено, что противостояние закончено и Россия теперь «член семьи цивилизованных народов». Однако что получила Россия реально? «Приставной стул» в «Большой восьмёрке» (она же «Большая семёрка»)? Куда Бориса Ельцина звали на политическую, но не на экономическую часть. При этом никакого влияния на решения «восьмёрки» у России не было.

Затем, после расширения НАТО на Восток, Россия получила Совет Россия — НАТО. Чисто совещательная структура, Совет был призван урегулировать разногласия между нашей страной и Североатлантическим альянсом. Но когда в 2008 году в ходе российско-грузинского противостояния возник реальный кризис, именно Запад выступил инициатором заморозки деятельности Совета. Тем самым окончательно убив его значение для Москвы. Зачем нужна антикризисная структура, которая не работает именно в ходе кризисов?

Поэтому нужен новый Хельсинский процесс. Иначе говоря, воссоздание системы безопасности в Европе, в которой Россия имела бы право голоса. В настоящее время такая система существует — это ОБСЕ. Но она реально не действует. Запад пытается решать все проблемы в рамках НАТО, куда Россия принципиально не допускается. А значит, важные решения, касающиеся безопасности нашей страны, принимаются без нашего согласия. Эту ситуацию необходимо изменить.

И только после создания новой системы безопасности — с взаимными гарантиями, в том числе по вопросам невступления в НАТО государств постсоветского пространства, размещения войск и американской системы ПВО вблизи российских границ, — можно думать и о ядерном разоружении. Причём как о комплексном процессе, в котором должны принять участие все ядерные государства, а не только Россия и США.

Понятно дело, что новая американская администрация, выдвигая предложения о ядерном разоружении, всего лишь зондирует почву. Но российская сторона ведь тоже имеет право на подобный зондаж. Пришло время для внесения предложений. Сейчас есть редкий шанс, что такие предложения могут быть услышаны. Дальше окно возможностей может закрыться на четыре года. 

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Самые свежие новости России и мира на нашей странице в Facebook
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...