Целили в «институты», а попали в людей

Короткая ссылка
Дмитрий Бабич
Дмитрий Бабич
Журналист, политический аналитик агентства Sputnik
Целили в «институты», а попали в людей

Недавняя публикация немецкого журнала Der Spiegel о том, что допинговый запрет на участие в Олимпиаде в Рио может быть наложен на всю российскую олимпийскую сборную, а не только на легкоатлетов, вызвала тревогу и возмущение, но не удивление.

«Вся российская олимпийская команда должна дрожать по поводу того, будет она участвовать в играх или нет», — зазывает читателей немецкое издание. Поскольку мы уже привыкли к грубости, а также к тому, что из всех возможных вариантов в отношении России выбирается самый жёсткий, публикация Der Spiegel выглядит вполне логично. Раз чиновники Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) объявили «нечистым» не отдельного атлета, а целый Институт антидопингового контроля в России, то вполне логично распространить антидопинговый запрет на всю российскую сборную. Ведь РУСАДА проверяла не только легкоатлетов.

Конечно, Россия ещё может побороться за свои права. Наверняка будет подан иск в арбитраж — тот же Der Spiegel сообщает, что глава Международного олимпийского комитета Томас Бах вряд ли решится на тотальный запрет для российской сборной без предварительных консультаций с президентом Путиным. (Интересно, как после такой вовлечённости политиков и политических по сути обвинений в печати те же немецкие журналисты ещё могут утверждать, что история с «русским допингом» — не политическая). Для истории всё это будут уже детали. В истории допинговый скандал останется как первая в олимпийской жизни дисквалификация целой спортивной сверхдержавы по принципу коллективной вины — и по едва скрытым политическим причинам.

Объективные аналитики на Западе уже давно заметили, что с точки зрения западных ценностей, одной из которых является индивидуальная, а не коллективная ответственность за правонарушения, допинговая дисквалификация сотен российских атлетов выглядит сомнительно. А речь идёт именно о сотнях даже при оптимальном исходе. Ведь общий запрет IAAF распространился не только на легкоатлетическую олимпийскую сборную РФ — в последние месяцы в зарубежных соревнованиях не могут участвовать и неолимпийские легкоатлеты из России, прежде боровшиеся за маленькие призовые фонды на всяких марафонах и турнирах местного значения. И это притом, что никто из неолимпийцев на допинге не попался, да и средств на его применение у спортсменов такого уровня нет.

Среди сомневающихся в законности решения IAAF — автор британской The Guardian Шон Ингл. Он так подытоживает сложившуюся ситуацию в статье для этой газеты: «Любой русский, желающий участвовать в играх в Рио, должен ясно и убедительно доказать, что он не испорчен российской системой. На практике это означает, что желающим участвовать атлетам надо жить и тренироваться вне России. И — ещё один нож в нутро российского медведя! — такие атлеты должны будут просто попросить об участии в соревнованиях не как российские атлеты, а как участники без определённой страновой принадлежности».

Уже в этом абзаце можно заметить нарушение множества западных ценностей. Со времён установления римского права в цивилизованных странах было принято правило: человек не обязан доказывать свою невиновность. Это обвинитель должен доказывать вину другого человека, причём все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. Примитивным расизмом попахивает и зачин про «любого русского». Британец Себастьян Коу и другие руководители IAAF не могли не заметить, что принятая ими резолюция идёт вразрез с западными ценностями. Почему же они всё-таки пошли на её подписание?

Строгий инспектор IAAF по России Руне Андерсен признался в интервью Шону Инглу, что принятое IAAF решение может быть оспорено в суде, а потому господин Коу с коллегами и включили в текст лазейку про возможность выступления под олимпийским флагом. Мол, это не расизм, мы же даём сдавшимся русским выступать. Мы, мол, наказываем не хороших российских атлетов, а плохие российские институты — в первую очередь учреждения, призванные заниматься борьбой с допингом. В подтексте, правда, подразумевалось и наказание для ненавистного Кремля: британская и немецкая пресса не устаёт повторять, что за допинговыми нарушениями в России стоят некие таинственные кремлёвские силы — спецслужбы, «друзья Путина» и так далее.

Слово «институт» (по-английски institution, по-русски «учреждение») здесь ключевое. Нынешняя западная русофобия отличается от примитивной биологической белиберды Гитлера. Вместо циркулей, измерявших черепа, теперь применяются «стандарты» и «критерии» соответствия тех или иных российских институтов западным. На практике эти «критерии» оказываются немногим объективнее циркулей, высмеянных ещё Михаилом Роммом в фильме «Обыкновенный фашизм». Так, IAAF, дисквалифицируя российскую сборную, среди 42 критериев деятельности российских институтов допинг-контроля рассматривала «создание атмосферы нетерпимости» к допингу. То есть Руне Андерсен в Москве должен был выяснить, есть у нас таковая атмосфера или нет. И, естественно, нужной атмосферы в наших институтах не нашёл.

При этом чиновники из США и ЕС как будто не замечают, что, обожествляя лояльные им институты  (ту же IAAF), они уничтожают другие важные институты — например, институт деполитизированных Олимпийских игр, который многие десятилетия служил миру на планете. Ведь это Запад в 1992 году инициировал недопуск югославской сборной на Олимпийские игры из-за балканских войн — первую политически мотивированную акцию против возрождённого Пьером де Кубертеном великого спортивного примирения (в древней Элладе на период Олимпийских игр войны прекращались). Напомним, что после вторжения в Ирак в 2003 году и воспоследовавшей войны похуже балканских ни американцев, ни британцев никто от игр не отстранял. Впрочем, это лишь одно из пятнышек на мантии наших олимпийских судей. Есть, например, ещё и факт обвинений в коррупции в адрес Себастьяна Коу, якобы нечестным образом обеспечившего себе на выборах голоса делегатов IAAF от Африки. Более того, немецкий «Союз помощи жертвам допинга» (Doping-Opfer-Hilfeverein - DOH) обвиняет немецких олимпийских чиновников в том, что они вынуждали атлетов пользоваться допингом — и среди жалобщиков есть немецкие атлеты, действовавшие в большом спорте вплоть до 2004 года. 

 

 

 

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал