Максим Соколов: Неправильный игрок

Максим Соколов
Максим Соколов
Родился в 1959 году. Известный российский публицист, писатель и телеведущий, автор книг «Поэтические воззрения россиян на историю», «Чуден Рейн при тихой погоде», «Удовольствие быть сиротой».
Максим Соколов: Неправильный игрок

Сличение высказываний общественности — как российской, так и международной — при вводе российских авиационных частей в Сирию осенью 2015 года и при нынешнем выводе их из Сирии производит сильное впечатление.

Осенью симпатизирующие В.В. Путину находились в чрезвычайно приподнятом настроении, звучно распевая: «Гром победы, раздавайся, // Веселися, храбрый росс! // Звучной славой украшайся, // Магомета ты потрёс!» Сегодня симпатизанты скорее смущены, поскольку ИГ—ДАИШ можно было бы трясти и далее (во всяком случае, симпатизанты, принадлежащие к диванному воинству, в этом вполне убеждены), а вместо этого наши авиаторы убывают из Сирии на летние квартиры. Получается как-то конфузно — опять «Путин слил», что вообще оказывается его имманентным состоянием. Новороссия, Донбасс, теперь .

Ненавистники В.В. Путина, которых теперь можно называть «Виленским фронтом» (по недавнему мероприятию «Свободной России») смущены не менее, ибо ещё осенью, при самом первом известии о прилёте русских ВКС в Сирию, прогрессивная общественность со 100% надёжностью спрогнозировала неостановимое сползание России в трясину колониальной войны. Сперва ВКС, затем сухопутные части (причём всё новые и новые, ибо для ведения кампании требуются подкрепления). В Россию, соответственно, поступают грузы 200 во всё возрастающем количестве, и конца-краю этому не видно. Урока из афганской кампании 1979—1989 гг., доконавшей СССР, не извлечено, и спустя четверть века российское руководство след в след идёт всё тем же гибельным путём. «Ждите гробов!» — восклицали освободители.

Когда чаемого множества гробов в Россию не пришло и даже, более того, было объявлено о выводе частей ВКС из Сирии, это снова вызвало неудовольствие, причём даже отчасти патриотического свойства, несколько странного в общественности, известной, скорее, своим невоздержанным космополитизмом (или, иначе говоря, патриотизмом заграницы). Тут же раздались голоса о поражении России на Ближнем Востоке и опять же про то, что «Путин слил». Патриоты и освободители при этом тоже слились в общем негодовании.

При объяснении таких полемических курбетов и кульбитов имеет смысл воспользоваться модным сегодня термином «игрок». Как известно, в сегодняшнем экономико-политическом жаргоне термин этот распространён до чрезвычайности. Промышленник — игрок, банкир — игрок, равно как и всякий экономический агент или политическая партия — игрок, держава в своих сношениях с ближними и дальними соседями — тоже игрок. То есть весь мир биржа, а все физические и юридические лица — игроки. Или, как говорит герой лермонтовского «Маскарада», «Что ни толкуй Вольтер или Декарт « // Мир для меня — колода карт, // Жизнь — банк: рок мечет, я играю. // И правила игры я к людям применяю».

Вообще говоря, такой игрецкий монизм современной политико-экономической мысли представляется чрезмерным. И война не совсем игра, и политика не совсем игра, и хозяйство тоже. Всё несколько сложнее, и одной колодой карт (или даже двумя) не исчерпывается.

Но в то же время, признавая всю огрублённость такого уподобления, можно согласиться с тем, что у политики имеется известное сходство с инфернальными играми за зелёным сукном. Роль случайности, игрецкая воля, азарт, рок — всё это, конечно, есть в большой политической игре.

Но В.В. — в чём и секрет его политических успехов, и причина лютой, до зубовного скрежета, ненависти к нему партнёров по игорному столу — является весьма неприятным типом игрока. Он играет, и играет по крупной — должность у него такая. Однако его манера игры хладнокровна, и он не знает увлечения. Обдумав, делает ставку, затем рок мечет, если карта оказывается бита — значит бита, если карта выигрывает, он забирает выигрыш и удаляется до следующего раза. Углы же он ни в коем случае не загибает, то есть не продолжает играть, удваивая, учетверяя, etc. ставки.

Банкомёты таких осторожных игроков не жалуют, их не слишком жалуют и зрители. Одни мечтают о том, чтобы игрок, за которого они болеют, эффектно сорвал банк, вызвав жалобу банкомёта: «Сам чёрт с тобой играет заодно!» и демонический ответ игрока: «А если бы и так, что за беда?». Другие ждут, когда удачливый игрок, возвышая ставки, в конце концов проиграет всё: «Дама ваша бита», — сказал ласково Чекалинский». А так просто: пришёл, взял куш и ушёл — кому же это интересно? Не горячий игрок, а холодильник какой-то.

Но психология игорного дома присутствует и при наблюдении за политической игрой В.В. Путина. Как только тот отказывается гнуть углы «от пятидесяти на сто», среди симпатизантов раздаётся разочарованное «Путин слил». Ненавистники же, так надеявшиеся, что потерявший осторожность В.В. Путин обдёрнется и его карта окажется наконец-то бита, оказываются тем более разочарованы в своих ожиданиях.

Играть не зарываясь — немалое искусство, при том что такой игрок неудобен для всех. В очередной раз это продемонстрировала Сирия.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал