Максим Кононенко: Крым. Два года дома

Максим Кононенко
Максим Кононенко
Родился в 1971 году. Журналист, публицист, один из пионеров русского интернета. Автор проекта vladimir.vladimirovich.ru.
Максим Кононенко: Крым. Два года дома

В истории человечества есть немало загадочных несуразиц. И одна из них такова: почему «прогрессивное человечество» столь спокойно отнеслось к присоединению к России в конце 18 века и столь болезненно восприняло возвращение Крыма в Россию в начале 21 века?

Ну действительно: ведь тогда, при Екатерине Великой, Крым был именно аннексирован. Христианское население полуострова было выселено на побережье Азовского моря и в устье Дона, восстания крымских татар жестоко подавлялись, а мнения местных жителей никто не спрашивал. Потёмкин прямо писал императрице: «Сей полуостров ещё будет лутче во всём, ежели мы избавимся татар на выход их вон». И что же? Европа признала.

Теперь же, когда жители Крыма чуть ли не единогласно выступили за присоединение к РФ, Путин подписал указ о реабилитации крымского-татарского народа, а язык крымских татар вошёл в число государственных языков Республики Крым, — никто не признаёт легитимность воссоединения полуострова с Россией.

Вы, разумеется, скажете, что, кто старое помянет, тот сами знаете кто. И что мы живём в мире, построенном по правилам, принятым в конце Второй мировой войны. И что в послевоенное время границы в Европе никогда не пересматривались.

И я даже не стану переубеждать вас. И доказывать вам, что все эти тезисы очень лукавы. Войну эту не мы начинали, а начинали её как раз не признающие. И заканчивали эту войну именно мы, а не они. И границы в Европе после войны пересматривались, и не один раз. И всегда — без учёта мнения населения. Ни про Прибалтику с её «негражданами», ни про северный Кипр не буду напоминать, ни про Косово, ни про ГДР — да зачем? Ведь это опять будет тот же самый спор о формальностях.

А ведь в случае с возвращением Крыма мы имеем дело не с формальностями, а с двумя миллионами живых людей. Которые высказали своё мнение явно, без давления, основываясь не на сиюминутных эмоциях. Вот просто спросите у каждого из них сейчас, через два года: жалеют ли они о своём выборе и хотят ли они обратно на ? Я спрашивал. Нет, не хотят.

Вот и всё концептуальное, фундаментальное различие между миропониманием русских и миропониманием «прогрессивного человечества»: та самая «власть процедуры», о которой нам всё время рассказывают. Вот перед вами процедура, а вот — человек. Кого вы выберете? Люди выбирают людей. Процедуры выбирают процедуры.

Опубликованная недавно стенограмма заседания самопровозглашённых украинских властей во время начавшегося два года назад распада страны должна убедить, кажется, самого оголтелого поборника процедуры. Ну сами судите.

Наливайченко: «…массовая поддержка населением действий Российской Федерации».

Аваков: «Большинство населения Крыма занимает пророссийскую, антиукраинскую позицию».

Тенюх: «Настроение населения в Крыму вы знаете».

Ярема: «Во время подготовки первоочередных действий мы обнаружили доминирующую позицию гражданского населения Крыма. Когда происходила инициатива захвата помещений государственных учреждений, они говорят: «Если у вас в Киеве можно, то почему у нас в Крыму нельзя захватывать».

Турчинов: «Очень важно наше обращение именно к жителям Крымского полуострова. Они должны понимать, что украинская власть им не враг. Что мы готовы решать их местные проблемы. Нам нужно развеять миф, что это крымчане подняли восстание против Украины. Это не крымчане».

Это было произнесено 28 февраля 2014 года. Через неделю после того, как на Украине произошёл государственный переворот. За неделю никакое общественное мнение не формируется, так не бывает. Крымчане не за эту неделю захотели вернуться в Россию, они хотели этого на протяжении всех двух десятилетий — с того нелепого момента, когда Крым оказался в другом государстве. Если вы были в Крыму в эти годы, то вы могли заметить, что местные радиостанции, например, передавали только московские новости. Новости из Киева там никого не интересовали. И каждый русский в Крыму знал, что однажды морок развеется и эта историческая несправедливость будет исправлена. Ну что такое двадцать лет из двухсот с лишним общей судьбы? Ничего. Один миг.

Где теперь все те журналисты, которые писали про референдум «под дулами автоматов»? Где те, которые рассказывали нам, что все крымские татары проголосовали против возвращения в Россию? Где-то ведь они есть до сих пор. И живут со своей совестью, не переживают.

А прошедшие со времени их лжи два года только укрепили крымчан в правильности сделанного выбора. Вот что за это время дала полуострову Украина, которая декларирует политику возвращения путём переориентации населения: во-первых, экономическую блокаду, во-вторых, перекрытый канал с пресной водой, а в-третьих, взрывы опор электропередач. Как будто нет лучшего метода вернуть девушку, согласившуюся только из жалости, чем облить дверь её квартиры краской и поджечь её почтовый ящик.

И мы все с вами видели, как крымчане реагировали на подобные неудобства весь этот год. Они ведь там не за колючей проволокой, не в информационной блокаде, как нам рассказывает украинская пропаганда. Они тут, рядом: в социальных сетях, в телефонных звонках на федеральные радиостанции, в рассказах тех, кто ездил в Крым отдыхать. Крымчане говорят: мы потерпим. Мы терпели двадцать с лишним лет, потерпим и ещё два-три года. Вот уже и электричество есть. И с водой проблемы решаются. А когда мост будет достроен, то и вовсе о существовании Украины можно будет забыть. Хоть Перекоп перекапывай и водой заполняй, чтобы стать островом. Потому что перешеек больше не нужен.

А признание «прогрессивного человечества»… Да чёрт с ним, с признанием этим. Кто они такие, чтобы нам было нужно это их признание? Море у нас своё, пальмы свои, дворцы свои, средневековые крепости и античные развалины тоже свои.

Тем более, уж если большая историческая несправедливость была исправлена, то эти мелкие текущие несправедливости тоже будут исправлены неизбежно.

Потому что время идёт — а стоит.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал