Главред RT вспоминает Михаила Лесина

Маргарита Симоньян
Маргарита Симоньян
Главный редактор RT
Главред RT вспоминает Михаила Лесина

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Помните, как-то давно Вы зачем-то приехали в Сочи, встреча Ваша задерживалась, и Вы прямо из аэропорта заскочили в наш адлерский дом, который там в двух минутах езды? Я давно обещала, что моя бабушка порвёт Вас в нарды, Вы давно обещали этого не допустить. Вы провели целый вечер с моей деревенской роднёй, ели туршу, хашламу и аджику, пили сваренный в турке кофе, брезгливо не гладили наших плохо воспитанных кошек, стукались головой о созревшие киви, заплетавшие ветхий навес во дворе.

— Давно я не был в таких… ммм… незатейливых местах, — сказали Вы.

— Наслаждайтесь. Вы же любите бывать там, где не были раньше.

Бабушка Вас в тот вечер, естественно, порвала, как Ашотик надувной матрас.

Я смотрела на эту вполне буколическую идиллию и думала: «Как же здорово: бабушке 80, а такой ясный ум, столько юмора, темперамента. Здорово, что Лесин успел с ней сыграть, увидел, как это делают настоящие профи. Вот уйдет она, а мы с ним поднимем рюмку за упокой и вспомним этот вечер…»

Послезавтра бабушке 87. Она прилетает к нам погостить до зимы. Ей очень нравится, что в аэропорту ее везут к самолёту на специальном кресле с колёсиками. Она считает, это знак уважения. Бабушка прилетит и потребует, как обычно, пригласить «этого Михалюрича». «Проиграю ему разок, ладно. Чтобы не расстраивался. Он хороший парень, молодой, еще научится».

Бабушка прилетит, а Вы — не придёте. Что мне сказать ей, Михалюрич?

Только сейчас я понимаю, как мне сказочно повезло. В своей взрослой, сознательной жизни я еще никогда не теряла кого-то, после кого в моём уголке Земли оставалась бы вот такая зияющая ледяная дыра. До которой невыносимо дотронуться.

Вот как это бывает, оказывается…

2005. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

— Я тебя раньше видел, кажется.

— Я в пуле работала, Вы меня видели на президентских мероприятиях.

— Тебе сколько лет?

— Двадцать пять. Только исполнилось.

— Ты шутишь?

— Показать паспорт?

— И как так получилось, что тебя назначили запускать Раша Тудэй?

— Понятия не имею. Я как раз у Вас хотела спросить.

— И ты думаешь, ты сможешь через четыре месяца запустить круглосуточный информационный телеканал на английском языке?

— Я абсолютно уверена, что не смогу.

— Тогда почему ты этим занимаешься?

— Партия сказала — надо, комсомол ответил — есть.

— Какой ужас. Поколение Пепси. (звонит секретарше) Жанна!!! Принеси мне пепси! Только полный стакан льда, а не как в прошлый раз!

— Пепси растворяет желудок.

— Не умничай!… Угробили мою идею… Вы еще не запустились, а знаешь, как вас уже все называют!?

— Знаю. Параша тудей.

— Точно! (улыбается) Это я придумал!

2006. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

— Маленький серебристый «фольксваген» — это твой?

— Да.

— Ты, когда в следующий раз будешь подрезать большой чёрный «мерседес» с мигалкой, хотя бы смотри, кто там на заднем сиденье!

— Извините, я Вас не заметила.

— Ладно, проехали. Был я на днях в Нью-Йорке, видел там в гостинице ваш канал. Говно, конечно, но я думал, будет хуже. А главное — как вы в Нью-Йорк пролезли?

2007. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

— Я больше не могу. Отпустите меня. Про нас всё время везде пишут гадости. Альджазира переманила всех лучших иностранцев, а кого не переманила, тех теперь переманит Франс 24! Альджазира не глядя даёт зарплаты в два раза выше, а глядя — так и в три. Франс 24 предлагает красивую жизнь в Париже. А я что могу предложить? Вы знаете, что для того, чтобы получить рабочую визу в Москве, нужно сдать анализы на ВИЧ, лепру и ещё какую-то хрень, причем сделать это можно только в государственном диспансере! Вы представляете себе хорошего западного телеведущего в московском государственном вендиспансере?! У меня уже трое сбежало, даже не доехав до студии! А местные сотрудники?! Зам мой оказался клиническим идиотом, еле выгнали... И вообще идиотов гораздо больше, чем мне раньше казалось. Я не могу этим больше заниматься, у меня опускаются руки. Я и не хотела никогда быть теленачальником, я хотела писать книги! Отпустите меня писать книги!

— Вот же дура молодая… Так. Запомни. Во-первых, все люди идиоты. И ты тоже. Но что-то у тебя хорошо получается. Вот и у остальных так же. Ты никогда не найдёшь идеальных сотрудников. Один будет тупой, второй будет лениться, третий врать, четвёртый — воровать, пятый — просто шизофреник. Твоя задача — почувствовать, что у них хорошо получается, и поручить им именно это. Поняла? Теперь слушай. Есть дело поважнее. Ты умеешь играть в короткие нарды? Научи меня!

2008. ЮБИЛЕЙ ЛЕСИНА

— Ара, кто так бросает зары?! Зара, дай мне шесть-шесть! Дай мне шесть-шесть, я сказал!

— Не зара, а зар!

— Так, не умничай! У меня он будет зара!

— Видишь, зар, он тебя не уважает, дай мне хороших! Аааааа, пять-три у меня! Бью Ваш камень вот этот и вот этот! Зар, теперь не дай ему хороших!

— Ара, какой у тебя противный голос!

— Пять-пять! Однако, партия!

— Так! (делает вид, что звонит секретарше) Жанна! Купи ей билет в АнадЫрь в один конец.

— Не АнадЫрь, а АнАдырь.

— Так, ты опять умничаешь?! А ну, иди вари хашламу! На всех моих гостей!

Подходит Валентина Ивановна.

— Маргоша, познакомься, это Валентина Ивановна, моя жена. Валя, это та Марго, которую я сначала терпеть не мог, помнишь? Представляешь, она моложе Кати! Главный редактор Раша Тудэй моложе моей дочери! Дай ей кастрюлю.

2008. КАБИНЕТ ЛЕСИНА

— Михалюрич, я ложусь в больницу на операцию, какое-то время буду не на связи.

— В какую еще больницу, на какую операцию, ты с ума сошла?!

— В обычную больницу. Ну, там… женские дела… Нашли опухоль. Умереть не умру, но есть большой шанс остаться бездетной.

2008. МОЯ КВАРТИРА. ТЕМ ЖЕ ВЕЧЕРОМ

Звонит телефон.

— Здравствуйте, меня зовут Лена, я помощница Михалюрича. У Вас есть виза в Швейцарию?

— Нет. А зачем?

— Быстро делайте визу. Вам забронированы билеты в Лозанну, оперировать Вас будет доктор Спиноза. Михалюрич сказал не беспокоиться, он всё оплатил.

2009. ЛЕТО

— Это будет очень круто! Будут объединены новостные службы Пятёрки и Рена, и твоя Рашка будет производить новости для обоих каналов!

— Что делать-то надо?

— Напиши концепцию информационного вещания для Пятёрки и для Рена. Надо всем показать, как делаются настоящие крутые новости! Запуск осенью!

2009. ОСЕНЬ

— Ты когда-нибудь слышала, чтобы кого-то увольняли с такой формулировкой?

— Нет. Но, если честно, Вы же сами напрашивались. Довольно демонстративно.

(Лесин улыбается)

— Согласились. В общем, поеду-ка я в Новую Зеландию. Рыбку половлю.

— Почему в Новую Зеландию?

— Потому что я никогда там раньше не был. А ты, как тебе надоест этот дурдом, звони. Возьму тебя помощницей. Ты же, вроде, говоришь по-английски? (смеётся)

2010. МОЯ КВАРТИРА. ВЕЧЕР

Звонит телефон.

— Привет, Маргош. Что делаете?

— Сидим с Андрюхой, ужинаем.

— А на выходные?

— На рынок за продуктами и к маме, как обычно.

— Прилетайте ко мне на лодку, порыбачим.

— К Вам на лодку!? Какое-то мероприятие?

— Да нет. Просто… я тут один… скучно…

2010. ЛОДКА

— Марго, смотри, какого мы с Андрюхой поймали тунца! Ты видела таких?!

— Я никаких не видела. Ох, мне плохо, меня укачивает! У меня морская болезнь! Меня вырвет сейчас…

— Подожди, я сейчас севиче сделаю офигенное! Я сам научился делать!

— Буээээээ…

2011. МОСКВА. РЕСТОРАН АЧЕНТИ

— И какие у тебя планы на случай, если тут революция? Либералы уже делят, кто займёт какой пост в правительстве. Кто будет Костей, кто будет Олегом.

— Не будет никакой революции.

— Почему ты так уверена?

— Хотите, поспорим на сто баксов?

— Откуда у меня сто баксов, я же безработный… А если все-таки будет, что будешь делать?

— Пойду на баррикады, что еще делать.

— Какая же ты дура молодая! Какая была, такая и осталась! Хотя уже не очень молодая... За кого ты пойдёшь на баррикады?

— За себя.

2012. МОЙ КАБИНЕТ. МАРТ

Звонит телефон.

— Рит. Ты на работе?

— Да, Алексей Алексеевич. Что случилось? Что у Вас с голосом?

— Рит, я тебе должен что-то сказать.

— Не пугайте.

— Миша в коме.

— Какой Миша? Как это???

— Наш Миша. Лыжи. Сломал позвоночник.

2012. РЕСТОРАН СЕМИФРЕДДО. ЛЕТО

— Добрый день, меня здесь Лесин должен ждать.

— Але, гараж, ты чего, Марго? Это я!

— Что??? Я Вас не узнала!!! Я реально Вас не узнала!

— Минус тридцать кило. Ну, как тебе мой новый лук?

— В этих усах Вы похожи на Сальвадора Дали. В худшем смысле этого слова.

— Ну, всё-всё, началось! Девушкам нравится, между прочим! (достаёт из-под стола маленькую собачку) Познакомься, это мой лучший друг и самый близкий родственник. Он единственный, кто поддерживал меня, пока я был в больнице. Больше я с ним не расстаюсь.

2013. КАБИНЕТ ЛЕСИНА В «ГАЗПРОМ-МЕДИА»

— И как тебе мой новый кабинет?! Ох, мы тут дел наворотим! Весь холдинг вздрогнет! Давай, рассказывай, какие у тебя идеи? Где будет телевидение через десять лет, через двадцать? Мы должны готовиться уже сейчас!

— Через двадцать лет телевидения не будет. Теленовостей-то уж точно. Всё уйдёт в интернет.

— Нет! Я вот чувствую, что нет! Они будут, точно будут, но только я пока не понимаю, какие! Надо нащупать формат. Вот этим я и займусь! Ты со мной?

2014. РОДДОМ. СЕНТЯБРЬ

— Ты в какой палате? Я заеду. Только я буду с девушкой.

— С какой девушкой?

— С моей девушкой.

— У Вас есть девушка?

— Её зовут Вика. Тебе она понравится.

2014. У МЕНЯ ДОМА. ДЕКАБРЬ

— Я не понимаю, как Вы можете вот так просто взять и всё бросить! Ведь это подставит кучу людей!

— Послушай, эти люди не дети. У них своя жизнь. А у меня — своя. И я хочу её жить так, как считаю нужным. Я больше не могу терпеть этот дурдом.

— И что Вы будете делать?

— Жить. Поедем с Викой туда, где я раньше не был. Если такие места ещё остались.

— Я Вас не понимаю.

— Когда-нибудь поймёшь. Или не поймёшь.

2015. ЗИМА

Звонит телефон.

— Маргош, помолись за меня. Завтра опять будут резать. Это уже тринадцатая операция. Они там занесли какую-то инфекцию, теперь не могут её вывести. Всю спину уже искромсали. Сердце еле выдерживает. Одна радость — Вика беременная.

ПАРУ НЕДЕЛЬ НАЗАД. У МЕНЯ ДОМА.

— Ты просто не представляешь, это такое счастье! Это что-то нереальное!

— Я не представляю? Я как раз очень хорошо представляю!

— У неё такие ручки малюсенькие, она хватает меня вот так за палец, когда я её кормлю! И я научился её держать за подбородочек вот так, чтобы срыгивала. Даже Вика так не умеет. Приезжайте к нам! Приезжайте вот прямо весной! Или даже на Новый год!

— Посмотрим. Может, весной. Если получится.

— Вообще, конечно, тебе нужно думать о своём будущем. Я за тебя переживаю. Сколько ты можешь быть главным редактором Раша Тудэй? Переезжайте лучше в Лос-Анджелес! Ты будешь писать сценарии, Тигран будет снимать, я буду вашим продюсером. Хашламу сварим!

— Вы же знаете, Михалюрич, я никуда отсюда не уеду.

— Вот ты уже немолодая, а всё дура. Тигран, скажи ей!

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ НАЗАД.

Звонит телефон.

— Рит. Ты дома?

— Да, Алексей Алексеевич. Что случилось? Что у Вас с голосом?

— Рит, я тебе должен что-то сказать.

— Не пугайте.

— Миша умер.

— Какой Миша??? Как это???!!!

— Наш Миша. Сердце.

* * *

Десять лет бок о бок. Десять лет! Это половина моей хоть сколько-нибудь сознательной жизни. И ничего не успели за десять лет — не доспорили ни о том, что нужно России, ни о том, когда кончится телевидение, ни о Вашем будущем, ни о моём, не доели ни хашламу, ни севиче, в нарды не доиграли, не доделали всё, что надо было, конечно, доделать. Недоузнали друг друга, недопоняли. Недосказали. Недоуслышали.

И теперь уже никогда…

Вы теперь на том берегу. Надеюсь, там Вам не скучно. Хотя бы потому, что Вы никогда там не были раньше.

А на этом берегу пара десятков душ уж точно оплакивает Вас настоящими, проливными слезами. Моя душа — среди них, Михалюрич.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал