«Человек с фасеточными глазами» и «Аллея кошмаров»: новые книги января

В январе на прилавках российских книжных магазинов появилась притча о проблемах экологии «Человек с фасеточными глазами» активиста из Тайваня профессора У Мин-и. Также в продажу должен поступить роман Уильяма Линдсея Грешема «Аллея кошмаров». В книге «Необыкновенное обыкновенное чудо. Школьные истории» представлены рассказы известных писателей и артистов о школе, а в сборнике «Четыре дамы и молодой человек в вакууме. Нестандартные задачи обо всём на свете» объединены головоломки химика Ильи Леенсона.
«Человек с фасеточными глазами» и «Аллея кошмаров»: новые книги января
  • © АСТ, «Альпина нон-фикшн»

Уильям Линдсей Грешем, «Аллея кошмаров» (Азбука-Аттикус)

«Аллея кошмаров» — классический роман в жанре нуар, впервые опубликованный в 1946 году. К российскому релизу экранизации книги, снятой Гильермо дель Торо, произведение впервые выходит на русском языке.

В центре сюжета — уличный артист Стэн Карлайл. Он отлично понимает природу людей и успешно делает вид, что умеет читать мысли. Талант героя позволяет ему построить карьеру, завоевать популярность и придумать грандиозную аферу. При этом с самого детства Карлайла преследует образ «переулка кошмаров».

«Пресловутую американскую мечту Грешем выворачивает наизнанку. Его герой ковыляет во тьме по переулку кошмаров, до последнего надеясь — и мы надеемся вместе с ним, — что путь не окончится тупиком и впереди забрезжит свет», — говорится в рецензии Los Angeles Times.

«С незапамятных времён, — начал он, и звук гулко разлетелся по крошечной каморке, — люди пытаются приподнять завесу, которая скрывает от нас грядущее. Среди них иногда встречаются те, кто способен вглядеться в глубины кристалла и узреть будущее. Что это? Специфическое свойство кристалла? Или кристалл помогает провидцу обратить взор в себя? Ответ нам неизвестен. Но видения приходят, медленно и постепенно обретают форму, колышутся в туманной дымке...

Стэн внезапно осознал, что смотрит на бутылку с застывшей на дне каплей и не может отвести глаз от стекла. Напряжённая сосредоточенность Пита оказалась заразительна.

— Но погодите! Туманные очертания проясняются. Я вижу луга и холмы... И мальчика... босоногого мальчика, бегущего по лугам. И его верного пса.

— Цыганок... — не удержавшись, прошептал Стэн.

Пит буравил взглядом бутылку:

— Счастье... но недолгое. Надвигается мгла... горе. Какие-то люди... А среди них — один. Злой. Мальчик его ненавидит. Смерть... он жаждет смерти...

Стэн стремительно рванулся к бутылке. Она выскользнула из руки Пита, упала на землю. Стэн, прерывисто дыша, пинком отправил её в угол».

  • © Азбука-Аттикус

Лиам Фаррелл, «Вы точно доктор?» (МИФ)

В книге семейного врача и медицинского обозревателя Лиама Фаррелла собраны истории из его практики. Фаррелл рассказывает о своих рабочих буднях, современной медицине, профессиональном юморе, бюрократии и пациентах. Он в том числе вспоминает, как впервые надел белый халат, объясняет, почему специалисты общей практики отвечают за своего рода ренессанс медицины, предлагает собственный вариант словаря медицинских терминов.

«В отличие от холодных и с трудом добытых истин научной медицины, здесь всё это расплывчато и неопределённо: чему-то нужно учиться на горьком опыте; чему-то нельзя научить; что-то требует сочувствия и эмпатии», — пишет Фаррелл о своей профессии.

Книга рассчитана прежде всего на поклонников медицинских сериалов и биографий.

«Стояла холодная зимняя ночь, и ветер стонал, теребя кровлю на крыше, как больной, которому удалили вросший ноготь на ноге и дали слишком мало местного обезболивающего (да ладно, все мы так делали, разве нет?). Это была одна из тех ночей, когда врачи съёживаются, как капля мокроты на нёбном язычке, и придвигаются поближе к огню. И вдруг раздался телефонный звонок.

— А как насчёт пальца? — спросил голос, и больше ни слова. Признаться, я опешил от такой двусмысленности.

«Насчёт пальца?» — тихо повторил я про себя этот вопрос, и тут же посыпались другие: чьего пальца? Почему он звонит сюда? Что с самого начала случилось с пальцем?

И всё же у моего собеседника было что позаимствовать: бесконечную самоуверенность и завидную убеждённость, что его голос сразу узнают, а палец на его ноге никогда не забудут. Также в голосе звучало презрение к Галилею, Копернику и всем тем, кто подвергался гонениям в поисках научной истины. Земля вращается не вокруг Солнца, всё вращается вокруг меня. Я, я, я — Великий Панджандрум».

  • © МИФ

Ислам Ханипаев, «Типа я» («Альпина нон-фикшн»)

Ислам Ханипаев — кинорежиссёр и сценарист из Дагестана, руководитель небольшой местной студии. Также он известен как автор сетевого проекта «Дневник Дага». С его помощью кинематографист рассказывает россиянам о своей родной республике.

Дебютная повесть Ханипаева написана от лица восьмилетнего жителя Махачкалы и представляет собой историю взросления, преодоления психологической травмы и принятия мира со всеми его недостатками. По сюжету мальчик растёт с приёмной матерью и терпит нападки со стороны других школьников. Несмотря ни на что, он надеется стать «великим воином» и найти отца. Поддерживает героя лишь воображаемый друг — Крутой Али.

«Правило воина №30 звучит так: «Если раскрыли твой секрет, скажи всё как есть, как настоящий воин».

Я закрылся в комнате.

— Артур, — прозвучал голос типа брата за дверью, — кто тебя обидел? Это опять Камиль или кто-то из школы? Как его там, Гасан? Смотри, братишка, как мы сделаем: ты мне просто напиши список этих пацанов, я пойду в школу и разберусь с ними. Хорошо? Я не буду их бить, но поговорю с ними, и они будут бегать от тебя по всей школе.

Я не ответил.

— Артур, эй, мужик, тут нет ничего. Не плачь, — сказал он. — Не надо из-за этого плакать. Меня тоже в школе били, потом я пошёл на дзюдо и настучал каждому из них. Они все тру́сы. Перестань плакать, братан.

Я опять не ответил.

— Ахмед, ничего. Я поговорю с ним, — сказала типа мама и открыла дверь.

Я сидел на полу. Когда я злой и серьёзный, то сажусь на пол, потому что настоящие воины не спят и не отдыхают в постели. Они сидят на камнях или на траве. У меня дома нет камней, и травы тоже. Но я сижу на старых деталях лего.

Они тоже острые».

  • © «Альпина нон-фикшн»

У Мин-и, «Человек с фасеточными глазами» (АСТ)

«Человек с фасеточными глазами» представляет собой притчу об экологических проблемах, которые по сюжету приводят к разрушению побережья Тайваня. Именно там после цунами переплетаются судьбы двух совершенно разных героев — жителя мифического острова в Тихом океане и женщины, находящейся на грани самоубийства.

«Это произведение лирической красоты, сочетающее в себе фантастику, реальность и антиутопическую сагу об окружающей среде», — говорится в официальной аннотации.

Произведение впервые было опубликовано в 2011 году. Его автор, У Мин-и, — профессор факультета китайской литературы в Университете Дунхуа и экологический активист. На написание этой истории его вдохновили реальные события — литератор прочёл новость, в которой говорилось об огромном мусорном водовороте в Тихом океане. Именно этот запомнившийся автору образ в итоге развился до книги.

«Если разобраться, то огромных волн было всего две и пришли они по очереди: сначала одна, потом другая. Затем всё опять затихло, песчаный пляж появился снова. Но пляж изменился до неузнаваемости: он был завален всевозможными необычными предметами. Впечатление было такое, будто находишься на далёкой планете. Как только А-хань вышел на берег и убедился, что с Лили всё в порядке, он попросил жителей селения присмотреть за ней, а затем немедленно взял камеру, чтобы заснять эту странную картину.

Когда объектив камеры был направлен на Дом у моря, в кадр попала мёртвая белая цапля. А-хань показал её крупным планом. Раньше он бывал в клубе орнитологов, и тут, к своему удивлению, он узнал редкую желтоклювую цаплю, поэтому А-хань из личного интереса решил задержать кадр на ней чуть дольше.

В этот момент насквозь промокший котёнок, чёрно-белый полосатик, выбрался из щели в упавшей стене и пробрался из левого угла кадра в правый».

  • © АСТ

Илья Леенсон, «Четыре дамы и молодой человек в вакууме. Нестандартные задачи обо всём на свете» («Альпина нон-фикшн»)

В книге химика Ильи Леенсона собраны разнообразные задачи из области химии, астрономии, криптографии, скандинавской мифологии и других сфер знания. С их помощью читатели смогут потренировать свой интеллект и убедиться в том, что разделение наук на гуманитарные и естественные — не более чем стереотип. Ожидается, что издание будет интересно и школьникам, и взрослым.

Главный редактор журнала «Химия и жизнь» отмечает, что Илья Леенсон обладал огромным талантом, позволявшим ему придумывать интересные и интригующие задачи «из воздуха, просто глядя по сторонам».

Головоломки были объединены в сборник благодаря жене скончавшегося в 2019 году учёного. По словам профессора РГГУ и НИУ ВШЭ Максима Кронгауза, Леенсон и сам «мечтал собрать свои задачи, остроумные и всегда необычные, в одну книгу, но не успел».

«В 1990-х годах в России начали вводить новые автомобильные международные номера. В прежних номерах (например, О 2144 МТ на старой машине автора задачи) использовались почти все буквы русского алфавита (кроме таких экзотических букв, как Й, Ь, Ъ).

В новых номерах должны были быть только такие буквы, начертание которых совпадает в русском и латинском алфавитах. Вот образец такого номера: У 025 ХО 77 RUS. (Число 77 — код региона, в данном случае это код Москвы.)

Вскоре ввели новый индекс — 99, затем 97, потом появились уже трёхзначные индексы (177, 199, 197, 777, 799). Как вы думаете, почему так часто приходилось менять московский индекс? Ваш ответ подтвердите вычислениями».

  • © «Альпина нон-фикшн»

«Необыкновенное обыкновенное чудо. Школьные истории» (АСТ)

В этой книге представлены рассказы ряда современных писателей и артистов, участвующих в деятельности благотворительного фонда Константина Хабенского, а также его подопечных в возрасте от девяти до 20 лет. Над сборником работали в том числе писатель и сценарист Александр Цыпкин, а также представители актёрского цеха: Рената Литвинова, Сергей Бурунов, сам Хабенский и другие.

Все произведения объединены темой школы. Авторы делятся своими воспоминаниями о детстве и юности. Ожидается, что книга не только позволит читателям поближе познакомиться с известными писателями и артистами, но и поможет подопечным фонда пережить события, в которых они не могут принять участия из-за болезни.

Новая книга — второй том, выпущенный в рамках проекта «Необыкновенное обыкновенное чудо». Собранные в первом томе рассказы были посвящены теме чуда в повседневной жизни. Издательство планирует сделать выпуск тематических сборников ежегодной традицией.

«Ложиться спать я не любил. Обычно, если не предстояло рано вставать, бабушка разрешала мне смотреть с ней после программы «Время» фильм. Она почёсывала натёртые резинками салатовых трико места, я хрустел хлебными палочками, мы лежали на дедушкином диване и глядели на экран. Фильмы были, как правило, скучные, но дожидаться в постели сна было ещё скучнее, и я смотрел всё подряд.

Как-то раз мы смотрели фильм про любовь.

— Что ты смотришь? Что ты можешь тут понять?! — спросила бабушка. Я решил что-нибудь загнуть и ответил:

— Всё понимаю. Оборвалася ниточка любви.

Говоря эту фразу, знал, что «выдаю», но не ожидал, что бабушка расплачется от умиления и целую неделю будет рассказывать потом о моих словах знакомым.

— Думала, дурачок маленький, зря пялится, а он в двух словах суть высказал.

Оборвалася ниточка любви. Надо же так...

С тех пор бабушка разрешала мне смотреть допоздна даже двухсерийные фильмы, но высказывать в двух словах их суть я больше не решался».

  • © АСТ
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Дзен
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить