«Мне не нужно ложиться под нож, чтобы принять себя»: Мария Ивакова о здоровом отношении к телу, подписчиках и кино

В конце августа на START состоялась премьера многосерийного триллера «Хороший человек». Эпизодическую роль в сериале исполнила телеведущая, актриса и блогер Мария Ивакова. В интервью RT она рассказала о съёмках в этом проекте и о том, какие впечатления у неё остались от совместной работы с любимым человеком — актёром Никитой Ефремовым. Кроме того, телеведущая вспомнила несколько историй из своей личной жизни и дала совет девушкам, которым не нравится их внешность.
«Мне не нужно ложиться под нож, чтобы принять себя»: Мария Ивакова о здоровом отношении к телу, подписчиках и кино
  • РИА Новости
  • © Екатерина Чеснокова

— Расскажите, какое место в сюжетной канве сериала «Хороший человек» уделено вашей героине. Кто она?

 — У меня там совсем маленький эпизод. Я играю бывшую жену главного героя.

Вообще, это забавная история. С Никитой Ефремовым, исполнителем главной роли, мы встречаемся. Но попали в этот проект совершенно независимо друг от друга — нас приглашали, даже не зная, что мы вместе. Я знала, что он играет в «Хорошем человеке», меня же пригласили чуть позднее.

 — То есть вы не жертва...

 — Наверное, нет. Я ещё не видела проект полностью, но в кадре меня никто не убивает.

Совместная работа была приятным сюрпризом для нас обоих. Был всего один съёмочный день, и мы провели его вместе.

Я себя в шутку называю королевой эпизодов, потому что у меня уже собралось много небольших эпизодов в разных фильмах.

 — А большую роль вы бы хотели сыграть?

— Конечно, хотела бы. И мне очень важно, чтобы был хороший сценарий, интересная история. Пока мне в основном предлагают сыграть жену, любовницу богатого человека или какую-нибудь недалёкую девочку. Я надеюсь, что моя история меня найдёт.

— Не было ли вам страшно, неловко, неприятно сниматься в истории про маньяка? Некоторые актёры в принципе не соглашаются на такие вещи...

— Это же роль. Я к этому спокойно отношусь.

— А в вашей жизни случались столкновения... не с маньяками, но с людьми с деструктивным поведением? Может, настойчивые поклонники переходили черту? 

— Было несколько таких эпизодов.

Помню, мне лет 15. Я еду на электричке домой после школы. И какая-то женщина — видимо, с психическим расстройством — стала на нас с подружкой кричать, угрожать, что нас побьёт. Мы от неё убегали, переходили из вагона в вагон. Сильно тогда испугалась. 

Потом были истории, в детстве или уже в институте, когда я шла по улице и замечала, что за мной кто-то следит. Я сразу же предпринимала необходимые действия: шла в людное место, звонила, просила помощи. Никогда не надеялась, что человек отстанет сам: наверное, у меня есть внутренний радар, который сразу говорит мне действовать и обезопасить себя.

— В Instagram вы не сталкиваетесь с подобными людьми?

— Нет! Вы себе даже не представляете, что люди пишут. Например, у меня есть поклонник, который каждый день отправляет мне по несколько страниц текста. Рассказывает, чем он занимался, куда он ходил, что у него было свидание... А я вот ему всё не пишу и не пишу! Он просто говорит про свою жизнь — и делает это уже несколько лет. Я его постоянно блокирую.

А, самый яркий случай. Однажды я ловила на улице машину (тогда ещё не было такси-сервисов). Остановился дедуля — ну очень милый дедушка в больших очках. Думаю: «Класс!». Это был автомобиль-купе, и я села на переднее сидение. В салоне было очень тепло и очень вкусно пахло. Я расслабилась. «Всё, — говорю, — поехали!» Он начинает трогаться — и убирает со своих коленок одеяло. И там он сидит без брюк и белья, надеты только тоненькие прозрачные колготки.

Я не потеряла самообладание. Сразу говорю: «Остановите машину». А он начал трогать себя и говорить: «Не обращайте внимания». В общем, я вышла прямо на ходу (там была небольшая пробка) и даже успела записать его номер машины.

— А в общении со своими подписчиками вы как выстраиваете границы? Если вам оставляют грубое сообщение в комментариях...

— Я достаточно открыта в общении с подписчиками. Но когда грубят — сразу блокирую. Не сюсюкаюсь. Если у человека определённое мнение, зачем я буду ему что-либо доказывать, переубеждать? Но и грубость в свой адрес я терпеть тоже не буду. Поэтому просто удаляю и не переживаю об этом.

— Вы всегда умели защищать свои границы? Недавно вы рассказали о печальном опыте отношений с абьюзером. Знаете ли вы теперь, почему тогда попались на его удочку?

— Моё признание совпало с премьерой другого проекта START — документального сериала о насилии «Хватит!». После просмотра мне вспомнилась эта история, и я рассказала о ней журналистам. Мне тогда было 22 года. А сейчас 34. И когда я оглядываюсь в свои 20, мне кажется, что у меня вообще многие понятия были размыты.

Когда мы познакомились с этим человеком, всё было хорошо. Никаких звоночков. Постепенно под предлогом беспокойства («Позвони, когда приедешь», «Покажи, с кем находишься») он начал жёсткий контроль. И я привыкла. Даже мысли не возникало, что это ненормально.

Следом началась агрессия. Если я говорила ему «нет», доходило до драки. Он сильно ревновал — мне было страшно случайно встретиться взглядом с кем-то на улице, зная, что у него случится истерика. К тому же ему не нравились мои цели, он говорил, что я занимаюсь не тем (в то время я хотела работать телеведущей).

Он иностранец, и однажды я уехала к нему в Данию. Пожив с ним месяц, я поняла, что пора ставить точку. Под предлогом истекающей визы я улетела в Россию. Уже из Москвы я сообщила ему о расставании. Он пытался мне угрожать, вернуть отношения. Но я поменяла номер и больше с ним не общалась. 

— Хорошо, что всё закончилось. А у меня к вам есть ещё один вопрос по сериалу. Вы сказали, что у вас был всего один съёмочный день. Как он прошёл? Произошло ли что-то яркое, запоминающееся?

— Во-первых, на съёмках я познакомилась с Константином Юрьевичем (Богомоловым. — RT). Мне очень понравилось, как он работает с актёрами, понравился его подход. Он очень сосредоточен и расслаблен одновременно.

У меня было не так много времени, чтобы проникнуться его работой. А Никита, исполняя главную роль, остался в полном восторге.

— Каково вам было работать с любимым человеком на одной площадке?

— Мне с Никитой одинаково комфортно и дома, и на площадке. Так как он большой профессионал, мне легко ему довериться: он всегда меня поддерживает и помогает в работе.

— Не так давно вы перенесли коронавирус. Как протекала болезнь? Как вам кажется, окружающие относятся к болезни легкомысленно или, напротив, проявляют излишнюю тревожность?

— Я перенесла коронавирус в лёгкой форме, уже восстановилась. Не знаю, как окружающие относятся к болезни, это нужно спрашивать у них. 

— Вы, получается, отболели, а потом поехали на Алтай. Вам понравилось?

— Наш сервис, к сожалению, отличается от европейского. Не скажу, что он на высоком уровне. Но если заранее позаботиться о проживании и всё бронировать заранее, можно очень круто провести время.

На Алтае великолепная природа, просто сумасшедшая. Там и энергетически очень сильное место. Мне, правда, приходилось справляться со своими ожиданиями. Казалось: «Ой, да ладно, я уж такая выносливая. В палатке — так в палатке, в горах — так в горах». Я ведь уже ходила на высокие горы. А в итоге какие-то походы давались очень тяжело. Непонятные страхи вылезали наружу.

Алтай я очень советую. Единственное, чтобы полностью погрузиться в эту атмосферу, его почувствовать, придётся согласиться на непривычные, некомфортные для городского жителя условия. Хотя есть те же консервы, утром на костре готовить кофе в турке — определённый кайф. Я люблю, когда отдых разный.

Недавно мы были в Сочи, тоже поехали в горы. Вот там, кстати, сервис просто отличный! Я бы с удовольствием и на Камчатку съездила. Я была уже на Сахалине. Там шикарно. Конечно, это место требует вложений, развития инфраструктуры. Но, надеюсь, наше государство возьмёт курс на восстановление туристической инфраструктуры.

— А есть у вас любимые места в России?

 — Алтай мне очень понравился, очень-очень. Гора Белуха. И мне нравится Санкт-Петербург — приезжать туда на пару дней.

— Мой последний вопрос будет про инстаграмные каноны красоты. Никогда перед вами не стояло соблазна что-то в себе подкорректировать, подогнать под стандарты? 

— Было такое! И я корректировала. Правда, делала это в специальной программе.

Однажды у меня был гормональный сбой — и я поправилась на пять килограммов, но в кадре они казались пятнадцатью, так как камера увеличивает на шесть килограммов.

В то время мне не нравилось, как я выгляжу, я очень комплексовала из-за своей внешности. И теперь никогда никого не осуждаю, не скажу: «Жрать меньше надо». Кто я такая, чтобы кого-то судить?

Предпочитаю следить за своим собственным здоровьем. Когда я полностью выспалась, прошла медицинское обследование, привела себя в норму, то стала выглядеть и чувствовать себя по-другому. Я за здоровый подход к своему телу. Есть девушки, которые меняют внешность с помощью пластической хирургии, — если они довольны собой, это здорово. Мне же не нужно ложиться под нож, чтобы принять себя, я в гармонии с собой. 

— И что бы вы сказали девушкам, которые, насмотревшись на красивые картинки, мучаются от собственного несовершенства?

— Я считаю, что красивые картинки никак не связаны с собственным несовершенством. Красота внутри. У меня есть подруги, которые не обращают внимания на стандарты, а живут в гармонии с телом. При этом наслаждаются жизнью — с мужчинами у них никогда не бывает проблем, и сами по себе они очень гармоничны. Энергия, которая в нас содержится, с помощью которой мы творим, — не во внешнем облике. Она внутри.

Когда мы испытываем комплексы или переживаем из-за своего несовершенства, эта энергия растрачивается на негативные эмоции. А для творчества и созидания сил уже не остаётся.

Я очень советую книги Вирджинии Вульф и книгу «Женщина начинается с тела» Милы Тумановой. И помнить, что тело — это храм.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в ТамТам, чтобы быть в курсе важных новостей
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить