«В наше время сложно исполнять военные песни»: Анита Цой о новом альбоме, дани памяти ветеранам и самоизоляции

На цифровых площадках состоялась премьера альбома Аниты Цой «Нации победителей посвящается». В него вошли песни о войне, широко известные не одному поколению в исполнении Леонида Утёсова, Любови Орловой, Марка Бернеса, Клавдии Шульженко, Вячеслава Тихонова и других артистов. В треки включены звуки военного времени, записи которых были найдены в киноархивах. Композиции посвящены ветеранам Великой Отечественной войны и всем, кто сегодня борется с коронавирусом. В эксклюзивном интервью RT певица рассказала о работе над альбомом в условиях самоизоляции.
«В наше время сложно исполнять военные песни»: Анита Цой о новом альбоме, дани памяти ветеранам и самоизоляции
  • © Фото предоставлено Анитой Цой

—  Вы посвятили новый альбом буквально «нации победителей»...

— Вы знаете, когда я начала рассказывать о своём альбоме в социальных сетях и раскрыла его название, очень многие перепутали слово «нация» со словом «национализм». Мне бы хотелось здесь внести ясность.

Я уверена, все знают, что победу в этой большой войне одержала многомиллионная, многонациональная армия народов Советского Союза. Их всех я влила в одно название — «Нации победителей посвящается». Для меня эта нация победителей едина.

— А почему вы решили собрать его из военных песен?

— Во-первых, близится огромный праздник — 75-летие Великой Победы. Я давно, с детства люблю песни военных лет, но всегда боялась прикоснуться к святому. Вы же понимаете: их можно просто петь в кругу друзей, но исполнять профессионально — это уже довольно большой риск, нужна большая отвага.

Эти песни пели легендарные артисты того времени: Нина Ургант, Вячеслав Тихонов, Марк Бернес, Леонид Утёсов и многие другие. Безусловно, многие из них знали о войне не понаслышке. Соответственно, чувства, которые они вложили в эти песни, были неподдельными, настоящими. Вот почему в наше время сложно исполнять такие песни: прочувствовать всю глубину того, что происходило с людьми, которые побывали на фронте и жили в послевоенное время, очень-очень непросто.

Сейчас ситуация (пандемия коронавируса) в чём-то похожа на то военное время. Мы начали писать альбом в начале пандемии, когда она шла по другим странам, а закончили писать уже в самоизоляции.

И огромное спасибо нашим ребятам из трио «Реликт», вместе с которыми мы писали альбом. Это легендарная группа, созданная ещё в советские времена. Ребята до сих пор исполняют песни военных лет, поют русские романсы. Спасибо нашему саунд-продюсеру Алексею Сахарову и коллегам из кино, которые подбирали саунд-дизайн для альбома, то есть вытаскивали из архивов, библиотек киношные звуки войны — настоящие, документальные.

Мы все на самом деле эмоционально ходили на грани. С каждым днём записи альбома наши эмоции только усиливались и усиливались, поскольку мы очень переживали за родных, близких, которые сейчас, во время пандемии, тоже попали под удар. Конечно, можно провести параллели между тем временем и этим. Именно поэтому я решила, что мы можем выпустить этот альбом.

В него вошли 11 всеми любимых, всеми известных, самых предельно «бриллиантовых» хитов, песен военных лет и песен 1960—1970-х годов из таких известнейших кинофильмов, как «Белорусский вокзал», «Доживём до понедельника» и других. Я почувствовала эмоциональную необходимость именно в такое время выпустить душевный альбом из таких вот замечательных песен о войне. Они ведь давали силу очень многим солдатам на фронте выжить, выстоять, дойти до любимых, увидеть сияние их глаз. Сейчас такая же история происходит: мы уже сами забыли, что такое настоящая спокойная человеческая любовь, взаимоотношения друг с другом. Эти песни настраивают на такой лад.

— Вы отметили, что боялись браться за такой материал.

— Это очень страшно.

— Что конкретно вас пугало? Вы боялись вложить в песни не те эмоции, быть непонятой?

— Нет, каждый творческий человек вправе на свою индивидуальность, безусловно. Но так как эти песни уже спеты в сердцах, в душах, по-своему исполнить их — большущая ответственность.

Самый элементарный пример. Мы миллион раз слышали, как люди вокруг говорят: «Я тебя люблю». Это одна фраза, но каждый произносит её по-своему. И вот мне захотелось эти песни передать по-своему. Страшно было — как вам сказать? «Исковеркать» эмоцию. Эти песни чересчур дороги и близки каждому. Особенно ветеранам, которые тоже, надеюсь, услышат этот альбом.

2 тыс. экземпляров я решила подарить нашим ветеранам, которые ещё живы. Не далее как вчера уже отправляли альбом в Волгоград, отправили в другие города. В Казань уже ушли альбомы. Потихонечку разыскиваем ветеранов. Очень хочется, чтобы они услышали эти песни! Только они могут дать настоящую оценку тому, что мы сделали с нашими музыкантами. Конечно, судить только им.

— Как вы отбирали композиции, которые попадут в альбом?

— Я просто взяла песни, которые с детства слышала и люблю. Среди них и «Тёмная ночь», и «Нам нужна одна победа» (про десантный наш 10-й батальон), и «Журавли», и «Иволга». Какие люблю, те и взяла.

— А были песни, которые вы хотели включить в альбом, но они туда по каким-то причинам не вошли?

— Вот, например, я писала композицию для саундтрека к четырёхсерийному фильму о Великой Отечественной войне «Вторые». Она называется «Возвращайтесь». Я не стала её включать в этот альбом, хотя мне очень хотелось (это же моя песня, авторская): посчитала, что всё-таки рановато моей песне вставать рядом с такими удивительными, заслуженными композициями, как песни военных лет. Не рискнула.

— Как возникла идея дополнить эти песни архивными записями?

— У нас была уникальная для сегодняшнего времени запись — мы писались одним дублем. Ей предшествовали десятки часов репетиций, и это была изнуряющая работа. Раньше, в советские времена, так все писали — и даже целиком оркестрами. Сейчас же совсем другая тенденция: все пишутся потреково, каждый инструмент отдельно: можно самые лучшие моменты из записи голосовой взять, склеить — и получится общее произведение.

Но нам так хотелось, чтобы всё было по-живому, по-настоящему, что мы заморочились и стали писать одним дублем. Но когда запись закончилась, я поняла, что ещё чего-то не хватает — вот этой настоящей атмосферы, в которую хочется погрузить наших слушателей. Ведь каждая песня — маленький рассказ, какой-то эпизод из жизни солдата, который был на фронте, находился в землянке, отдыхал в окопе. К примеру, была редкая передышка, когда он читал письмо любимой, — и это песня «Тёмная ночь».

  • © Фото предоставлено Анитой Цой

Тогда появилась идея воспользоваться документальной кинотекой. Я очень благодарна нашим друзьям-киношникам, которые потратили массу часов в поисках этих уникальных звуков. Мы можем услышать звук морского военного пирса, то есть гудки военных пароходов. Представляете? Мы можем услышать действительно записанный в землянке звук костра, огня из печки-буржуйки тех лет. Или же мы можем с вами услышать с вами звуки боя. Можем услышать звуки военных дорог — марш солдатских сапог.

Когда слушаешь наш альбом, волей-неволей попадаешь в ситуацию настоящего. Для меня это очень знаковая работа, и, конечно, очень хочется, чтобы она дошла до слушателя, чтобы встрепенулись самые главные чувства в наших сердцах. И, может быть, мы даже после этого коронавируса вынесем из этих песен что-то совсем другое. И вспомним ещё раз Великую Победу, наших ветеранов, тех людей, которые не на жизнь, а на смерть стояли за свои родные земли, за семьи. Вот это очень важно. И будем их чтить и помнить дальше.

— Это была ваша идея так подойти к созданию альбома — записать всё одним дублем?

— Всё начиналось с одной песни. Сперва я хотела записать одну песню, а потом поняла, что либо надо браться и делать как следует, либо не браться вообще. Да, это была моя идея.

— Как ваша команда к этому отнеслась? Не пытались отговорить? Ну сложная же очень задача.

— Представляете, я думала, что на меня будут странно смотреть, покрутят у виска, скажут: «Анит, ты потратила четыре месяца на песни военных лет, которые и так всем хорошо знакомы, кому это нужно?» Ни один человек такое мне не сказал. Люди с большим оптимизмом взялись за эту работу и с большим сердцем её выполнили. И я низко-низко кланяюсь — просто огромное спасибо!

— То есть вы по итогам довольны результатом?

— Очень. Когда я впервые поставила пластинку своей семье, то увидела слёзы на глазах у наших мам. Одной маме — 83, другой — 87. И они честно мне сказали: «Прости, говорят, Анита, но эти песни лучше, чем те, что ты поёшь». То есть «мы это понимаем лучше, нам это нравится больше». Ну это, наверное, наивысшая оценка. Я, конечно, погрустила немного, но что поделаешь?

 — Такая неоднозначная похвала.

— Знаете, я, конечно, заслала альбом нашим музыкальным критикам и с нетерпением ждала их отзывов. Когда я передавала им материал на прослушивание, для рецензии, то пыталась объяснить: «Вот были поставлены такие-то задачи, хотелось спеть так-то и так-то и, по-моему, нам удалось». Тогда слышались нотки сарказма в их голосе: «Ну, давай, ладно, послушаем»...

Но в итоге критики очень высоко отозвались об альбоме и даже попросили прощения за скепсис. Они объяснили это тем, что вокруг очень много коммерческой музыки, которую они, конечно, не воспринимают, и привыкли, что такие альбомы — довольно проходные. А здесь всё высоко оценили.

— У вас возникали сложности во время работы именно из-за коронавируса, ограничительных мер?

— Конечно. Во-первых, наша студия находится в доме культуры. Этот дом культуры закрыли, когда началась самоизоляция, и нам пришлось в срочном порядке искать другую такого же оснащения студию. Их очень немного в Москве, буквально две-три. С трудом нашли.

Плюс один из наших музыкантов находится в зоне риска, в числе людей, у которых могут быть тяжёлые последствия коронавирусной инфекции. Конечно, все за него переживали, хотелось как-то его уберечь. Я очень благодарна, что ребята выходили как в последний раз на работу.

Сейчас, конечно, мы уже расслабились, сидим дома на самоизоляции. Слава Богу, у всех всё нормально со здоровьем, но мы всё равно переживаем за наших близких и родных, потому что и в семьях, среди любимых, друзей и знакомых есть пострадавшие от коронавируса. Очень хочется, конечно, чтобы всё было нормально.

— Вы уже сказали, что альбомы были отправлены в Волгоград, в Казань. А в каких ещё городах участники войны получат такой подарок?

— В разных городах. По всей России живут ветераны, я знаю несколько человек, которые сейчас за рубежом. И мы даже те адреса нашли! Это очень кропотливая работа, здесь спасибо большое прежде всего городским муниципальным организациям, волонтёрам: они собирали адреса, готовились к 75-летию Победы, собирались развозить продукты, оказывать поддержку ветеранам...

— Планируется ли коммерческое распространение альбома? Или это исключительно ограниченный выпуск для ветеранов?

— Нет-нет-нет, почему! 8 мая — премьера нашего альбома на всех цифровых площадках. Может быть, чуть позже мы выпустим диски (потому что есть поклонники, которые коллекционируют мои альбомы). У нас впереди большое событие: 5—6 февраля 2021 года мы планируем большое шоу к моему юбилею — мне будет 50 лет. К этой дате тоже допечатаем немного альбомов.

— Вы не планировали уже после окончания пандемии сделать концертную программу с военными песнями?

— Честно скажу: мы думали о презентации, даже наметили место. Это одно место в Подмосковье, где сохранилась землянка. Мы думали провести там премьеру, пригласить ветеранов, спеть для них, но коронавирус разрушил наши планы.

О большом концерте, безусловно, я пока не думала. Но как знать! Сейчас самое главное — чтобы мы выкарабкались, чтобы все смогли нормально передвигаться и не бояться находиться рядом друг с другом, конечно. Время покажет.

  • © Фото предоставлено Анитой Цой

— Что лично для вас значит война? Ваши близкие делились с вами воспоминаниями о жизни в те годы?

— Скажу честно, каждое 9 мая большую часть своей жизни я оказывалась в странной ситуации. У меня в роду никто не воевал, и вы представляете, когда все одевали георгиевские ленточки, когда шёл «Бессмертный полк», когда каждый из классов, в котором я училась, рассказывал истории о своих дедушках и бабушках, мне нечего было сказать!

Вообще, в корейских семьях не было никого, кем мы могли бы гордиться и чьи имена были бы на слуху. Долгое время я не понимала, почему так происходит. Но несколько лет назад узнала, что, оказывается, в сталинские времена проживающим в Советском Союзе корейцам, равно как и японцам и китайцам, запретили идти на фронт. Боялись шпионажа и никого не пускали. Однако доподлинно известно, что 372 корейца под чужими (бурятскими, якутскими, даже русскими) фамилиями воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Все награждены. Среди них и лётчики, и пехотинцы, и моряки.

Очень много можно встретить интересных историй. Так, одна моя однофамилица — Ким (я в девичестве Ким) — под фамилией Иванова работала в коллективе Клавдии Шульженко. Была танцовщицей. Вместе с Клавдией Шульженко она дала около 500 концертов в блокадном Ленинграде.

Недавно по всей стране началась акция «Вахта памяти», и я высадила у себя на участке (поскольку сейчас самоизоляция) дерево в честь этих 372 корейцев. Я поняла одно: когда человек родился и вырос на своей земле, когда у него появилась здесь своя семья, когда его мама живёт на этой земле, — вот это есть Родина. Не важно, кто ты по национальности: ты идёшь и защищаешь свою великую Родину. Память нашим замечательным ветеранам. И я очень счастлива и горжусь тем, что корейцы тоже отстаивали, не щадя себя, нашу советскую землю.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Следите за событиями дня в нашем сообществе в Viber
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить