От шпионажа за родителями до жизни в Москве: что рассказал в своих мемуарах Эдвард Сноуден

17 сентября на прилавках книжных магазинов ряда стран появилась автобиография Эдварда Сноудена под названием Permanent Record («Личное дело»). В этой книге бывший агент ЦРУ и АНБ рассказывает подробности расследования, которое вынудило его скрываться от американских властей. Сноуден делит свою жизнь на три части: детство и юность, начало карьеры в АНБ и сбор данных о незаконной слежке с последующим разоблачением. Его судьба переплетается с важными политическими событиями — терактом 11 сентября, ликвидацией бен Ладена и «арабской весной». Также бывший агент делится с читателями философскими размышлениями, из которых становится ясна его позиция по вопросам современных технологий, законов, справедливости и морали. Мемуары на русском языке выйдут в ноябре 2019 года.
От шпионажа за родителями до жизни в Москве: что рассказал в своих мемуарах Эдвард Сноуден
  • © lsjourney/Instagram

17 сентября на прилавках книжных магазинов США и ряда других стран появилась автобиография бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности и Центрального разведывательного управления США Эдварда Сноудена. 

Книга под названием Permanent Record («Личное дело») охватывает разные периоды жизни Сноудена: время его подросткового увлечения технологиями, службы в армии, работы в разведагентствах США и переезд в Россию.

Экс-сотрудник ЦРУ делится и историями, связанными с детством. Так, одно из ранних воспоминаний Сноудена — как он крался по дому и переводил часы назад, чтобы дольше не ложиться спать. Другое — как его отец, Лонни Сноуден, принёс домой компьютер Commodore 64. В тот день Сноуден-младший подглядывал за играющим на компьютере папой из своей комнаты, благо окно выходило не на улицу, а непосредственно в кабинет с новой игрушкой.

«На окне висела занавеска, но толку от неё было мало. Моим любимым занятием было, слегка отодвинув эту занавеску, заглядывать через окно в кабинет. Иными словами, сколько я себя помню, моим любимым занятием было шпионить», — пишет он.

Сноуден вспоминает, как подглядывал за сестрой (ей разрешалось допоздна смотреть мультфильмы) и за матерью, когда она складывала бельё и смотрела ночные новости. Но больше всего мальчик любил шпионить за отцом, который однажды всё-таки позвал сына играть на компьютере.

Вскоре Сноуден стал одержим винтажным Commodore 64, а застав первую волну интернета, и вовсе перестал отходить от компьютера — увлекался веб-сёрфингом, учился писать и взламывать коды. Интернет, описывает он, помимо прочего, давал его поколению возможность общаться в сети, представляясь кем угодно: «Интернет стал почти столько же неотъемлемой частью нашей жизни, как воздух, по которому многие данные и передаются... Анонимизация и псевдонимизация скорректировали дисбаланс и уравновесили все отношения».

  • © Andrew Kelly/Reuters

Игры Nintendo заменили Сноудену учебники: мальчику с трудом удавалось не засыпать на уроках. В подростковом возрасте он переболел мононуклеозом, остался на второй год в старшей школе. В колледж он поступал с неполным школьным образованием (благо это позволяли местные законы). В годы обучения в колледже Сноуден интересовался информатикой, японским языком и культурой. В студенчестве он подрабатывал веб-дизайнером.

«Иногда у меня возникало ощущение, что я должен знать всё и не остановлюсь, пока не узнаю. Я будто соперничал с технологией так же, как некоторые окружавшие меня подростки соревновались друг с другом, кто вырастет выше остальных или у кого первого появится щетина», — вспоминает автор.

Сноуден хорошо помнит 11 сентября 2001 года — день трагедии, после которой Вашингтон принял ряд серьёзных внешнеполитических решений.

«Америка немедленно поделила мир на «мы» и «они», — пишет автор. — Развалины ещё тлели, когда президент Буш изрёк своё знаменитое: «Вы либо с нами, либо против нас».

12 сентября 2001 года он называет «первым днём новой эпохи, которую Америка встретила сплочённой в своей решимости, усиленной возрождённым чувством патриотизма, а также расположением и сочувствием со стороны всего мира».

Вскоре Сноуден пожалеет, что беспрекословно поддержал риторику властей о войне и что за этой риторикой последовало «распространение секретной политики, секретных законов, судов и войн».

Фактически сразу после терактов Сноуден решил идти в армию. Возможно, если бы не переломы и растяжения во время тренировок, он бы стал спецназовцем. Впрочем, своё призвание бывший агент ЦРУ найдёт не в военном деле: «Мне всегда так легко давалась работа с компьютером, что я фактически не относился к своим способностям всерьёз и не хотел за это ни похвалы, ни успеха, — пишет он. — Вместо этого я мечтал о похвале и успехе на каком-нибудь другом поприще — том, что давалось мне труднее. Я хотел показать, что я не просто «мозг в колбе», но также сердце и мышцы».

Проблемный студент, преданный гражданин

В мемуарах Сноуден рассказывает о случае, хорошо демонстрирующем две присущие ему в молодости черты — чувство справедливости и юношескую браваду.

Перед началом службы в ЦРУ Сноуден попал в учебный центр в Уоррентоне. Условия работы там не устраивали будущих разведчиков: здание находилось в плачевном состоянии, а начальство нарушало законодательство, заставляя студентов трудиться сверхурочно. Директор центра проигнорировал жалобу Сноудена, выступившего от лица однокурсников. Однако студент всё же добился улучшений, нарушив субординацию. В ЦРУ это считается серьёзным проступком.

  • Книга Permanent Record
  • globallookpress.com
  • © Jörg Carstensen/dpa

В своих мемуарах Эдвард Сноуден не только рассказывает о работе или личной жизни, но и погружается в размышления, из которых читателю становятся понятны мотивы его поступков. Так, в 21-й главе под названием «Разоблачительство» бывший агент ЦРУ рассуждает о разнице между разоблачением и утечкой: последнее, по его мнению, происходит ради чьей-либо выгоды.

«Разоблачитель» в моём понимании — это человек, который на основании накопленного тяжёлого опыта пришёл к заключению, что его жизнь внутри какого-либо учреждения, несущего ответственность перед обществом за его пределами, стала противоречить принципам, которыми руководствуется это общество, и чувству преданности ему», — пишет Сноуден.

«Этот человек, — продолжает автор, — понимает, что не может и дальше оставаться внутри данного учреждения, и осознаёт, что учреждение не может быть ликвидировано. Однако его потенциально можно реформировать, и тогда человек становится разоблачителем и разглашает информацию, чтобы пустить в ход давление со стороны общественности».

Приступая к рассказу о работе в АНБ, Сноуден упоминает, что из всего многообразия компьютерных технологий он интересовался прежде всего системами, где множество программ и компьютеров функционируют вместе. Мир в его мемуарах также описан через взаимосвязи. После ликвидации бен Ладена Сноуден заметил, что тотальная слежка применяется для победы не только над терроризмом, но и над свободой.

В ходе таких рассуждений Сноуден проводит параллели между собой и мужчиной, запустившим процесс волнений на Ближнем Востоке в 2011 году.

«Человеку, давшему толчок «арабской весне», было почти столько же лет, сколько и мне. Это был торговец из Туниса: он продавал фрукты и овощи из тележки. В знак протеста против постоянного преследования и поборов со стороны властей он вышел на площадь и предал огню свою жизнь, умерев мучеником. Этот акт самосожжения был высшим проявлением свободной воли в знак протеста против нелегитимного режима, так что я уж точно мог встать с дивана и нажать на пару клавиш», — размышлял агент восемь лет назад.

Ещё в 2009-м во время рабочей поездки в Токио Сноуден догадался, что АНБ ведёт слежку за людьми по всему миру. После этого разоблачитель отправился в штаб агентства на Гавайях.

«Активно искать правонарушения со стороны АНБ я начал не после копирования документов, а после их прочтения. Поначалу я всего лишь хотел узнать, правдивы ли подозрения, зародившиеся у меня в 2009 году в Токио... Разумеется, не по этой причине мы с Линдси (Линдси Миллс — будущая супруга Сноудена. — RT) поехали на Гавайи. Мы проделали весь этот путь и оказались в рае на земле вовсе не для того, чтобы я из принципа пустил наши жизни псу под хвост».

  • © Lotta Hardelin/Dagens Nyheter/AFP

Дело в том, что смена климата была особенно полезна при эпилепсии, которая проявилась у Сноудена незадолго до этих событий. На Гавайях он создал систему под названием «Сердцебиение», которая собирала и сортировала документы с тем, чтобы рассылать их конкретным сотрудникам... при этом сохраняя копии. С помощью «Сердцебиения» Сноуден пытался понять принципы работы всемирной системы наблюдения. Эти знания также помогали Сноудену скрывать свою деятельность.

В то время как ЦРУ нашло лазейку в Конституции США и поставило себя выше закона, агент предпочёл долгу службы другие ценности.

«В современном мире есть лишь одно понятие, охватывающее всё это недосягаемое для правительства негативное или потенциальное пространство. Это «неприкосновенность частной жизни». Пустая область, находящаяся за пределами досягаемости государства, вакуум, куда закону разрешено ступать лишь с ордером, причём не универсальным — «на каждого гражданина», с помощью которого американские власти присвоили себе право вести массовое наблюдение, а выданным в отношении конкретного человека или с конкретной целью на основании конкретной вероятной причины».

Освиставший власть

С английского языка слово whistleblower, которым называют разоблачителей, дословно переводится как «тот, кто подул в свисток». Когда документы были собраны, Сноуден отправился в Гонконг, чтобы передать их журналистам за пределами США. Как принято говорить в таких случаях, остальное — история. В Гонконг прибыли кинематографист Лаура Пойтрас и сотрудники The Guardian Гленн Гринвальд и Эвен Макаскилл. Эти трое распространили информацию, которую подхватили все СМИ. Через несколько дней США обвинили Сноудена в шпионаже и потребовали у китайской стороны его выдачи. Разоблачителю пришлось покинуть страну.

Для отступления из Гонконга Сноуден запланировал сложный маршрут: Москва — Гавана (Куба) — Каракас (Венесуэла) — Кито (Эквадор). Об этом он рассказывает в 27-й главе под названием «Москва». Конечный пункт назначения разоблачитель выбрал по подсказке сотрудницы WikiLeaks Сары Харрисон. Из Гонконга туда невозможно добраться напрямую, а любой относительно короткий маршрут проходит через воздушное пространство США.

Но всё получилось иначе. Американское правительство аннулировало паспорт Сноудена, пока тот был в полёте, в результате чего в Москве он оказался фактически без документов. Это не позволило американцу продолжить путь по запланированному маршруту, но и не приблизило Вашингтон к поимке разоблачителя. На паспортном контроле в Шереметьеве Сноуденом ожидаемо заинтересовались сотрудники ФСБ.

«Послушайте, я понимаю, кто вы и что происходит. Позвольте прояснить: я не намерен с вами сотрудничать. Я не собираюсь сотрудничать ни с одной разведслужбой. Не хочу показаться грубым, но это будет встреча совершенно иного толка. Если хотите обыскать мою сумку — вот она, — и я указал на сумку, стоявшую под стулом, — но уверяю, для вас там нет ничего полезного».

Пока я говорил, лицо мужчины изменилось, на нём появилось уязвлённое выражение. «Мы бы никогда так не поступили, — заявил он. — Пожалуйста, поверьте, мы лишь хотим помочь вам».

Разоблачитель получил временное убежище и в 2014 году воссоединился с Линдси Миллс в Москве. Через три года пара зарегистрировала брак. К слову, в книгу также вошли выдержки из дневников Миллс о периоде её жизни в США, когда Сноуден только покинул страну. Теперь вместе с мужем она привыкает к жизни в России — как отмечает Эдвард, по-русски его супруга разговаривает лучше, чем он сам.

Находясь в Москве, Сноуден ведёт себя скрытно: прячется от камер наружного наблюдения и автомобильных видеорегистраторов, меняет очки и походку. Однажды в Третьяковской галерее он согласился сделать селфи с девушкой из Германии, а потом долго волновался, что власти США узнают его точное местонахождение. Однако снимок так и не появился в сети.

В завершение рассказа о себе Сноуден ещё раз напоминает читателям, что именно тотальная слежка означает для каждого жителя Земли.

«Если вы читаете этот текст на любом современном устройстве, будь то смартфон или планшет, они (спецслужбы США. — RT) могут отслеживать и считывать ваши действия. Они знают, насколько быстро или медленно вы переворачиваете страницы, пропускаете ли главы или читаете по порядку. Они охотно будут лицезреть ваши ноздри и движения ваших губ по мере чтения, если это позволит им получить необходимую информацию и точно установить вашу личность».

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Viber
Загрузка...
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить