За мир и против Сталина: как британские кинематографисты рассказали историю агента советской разведки Мелиты Норвуд

На российские экраны вышел британский фильм «Код красный» с Джуди Денч и Софи Куксон в главных ролях. В картине рассказывается о подданной Великобритании Джоан Стенли, которая в годы Второй мировой войны передавала СССР данные о разработке Лондоном атомной бомбы. За основу сценария была взята реальная история: прототипом Стенли стала агент советской разведки Мелита Норвуд. Норвуд рассекретили лишь в 1990-х, когда ей было уже 80 лет. RT посмотрел киноленту и выяснил, насколько описанные в ней события соответствуют исторической действительности.
За мир и против Сталина: как британские кинематографисты рассказали историю агента советской разведки Мелиты Норвуд
  • © Кадр из фильма «Код красный»; Wikipedia

18 апреля в российский прокат вышла драма «Код красный» о подданной Великобритании, в годы Второй мировой войны передававшей советской разведке секретные данные о разработке атомной бомбы. Фильм поставлен по роману Дженни Руни «Красная Джоан», который, в свою очередь, основан на реальной истории агента советской разведки Мелиты Норвуд.

В первых сценах фильма показано, как в начале 2000-х сотрудники британских правоохранительных органов приходят в уютный домик пенсионерки Джоан Стенли (Джуди Денч), чтобы предъявить ей обвинение в разглашении секретной информации. Семья старушки в шоке: что могла сообщить иностранной разведке простая библиотекарша?

Однако в ходе допросов становится ясно: Джоан есть что скрывать. Через серию флешбэков зритель узнаёт, что в молодости героиня (теперь — Софи Куксон) изучала в Кембридже физику. Там девушка познакомилась с симпатизировавшей коммунистам и СССР левой молодёжью и особенно сблизилась с выходцами из России Соней (Тереза Србова) и Лео (Том Хьюз). С последним у неё завязался роман.

Закончив обучение, Джоан поступила на работу в одну из секретных лабораторий по разработке атомной бомбы. Там она выполняла функции ассистентки одного из профессоров и имела доступ к важным техническим документам. Тогда же Лео и Соня пытались завербовать её, чтобы получать информацию о новом сверхоружии.

На просьбы друзей Джоан всякий раз отвечала категоричным «нет». Невзирая на чувства к Лео, она не желала передавать атомные технологии в руки Сталина, считая его диктатором. Однако после бомбардировки Хиросимы в 1945 году Стенли изменила своё мнение: мощь новых технологий ужаснула её. Чтобы не допустить ситуации, при которой ядерное оружие оказалось бы только у одной из сторон (это неизбежно привело бы к войне), девушка стала передавать секретные документы Соне.

  • Джуди Денч в фильме «Код красный»
  • © kinopoisk.ru

«Полезные идиоты», Наташа Фатале и пацифистка Джоан

К чести создателей фильма, к своей героине они отнеслись с сочувствием. В фильме Джоан показана с одной стороны жертвой обстоятельств, а с другой — борцом за мир. При этом сценаристы лишили её каких-либо политических убеждений, что явно делает мотивацию девушки менее убедительной. Если и вовсе не сводит на нет. Иначе авторы отнеслись к «русским агентам» и британским коммунистам.

Первые — коварные манипуляторы и убийцы. Например, русская разведчица Соня получилась почти карикатурной: чёрные как смоль волосы, сильно припудренное мертвенно-бледное лицо, ярко-красные губы и демонический взгляд. Складывается впечатление, что на создание её образа авторов вдохновила злодейка-шпионка Наташа Фатале из мультфильма «Шоу Рокки и Буллвинкля».

Коммунисты же предстали на экране ровно такими, какими их рисовала западная пропаганда тех лет. Тогда симпатизирующих СССР нередко называли «полезными идиотами» и обвиняли в том, что их водят за нос хитрые пропагандисты из Москвы.

Авторы решили не вдаваться в подробности, почему эти люди стали коммунистами. Идеологические разговоры и даже включённые в картину выступления на митинге выглядят крайне поверхностно и неубедительно: неясно, во что коммунисты верят и чего хотят, почему рискуют жизнью ради идеи. Ничего глубже пресловутой фразы «Построим новый мир на обломках старого» зрителям так и не предложили.

Халатное отношение сценаристов к предмету лучше всего демонстрирует сцена, в которой Соня жалуется Джоан, что её накажут в КГБ. Происходит это в 1945 году. По всей видимости, авторы фильма не удосужились зайти в интернет и узнать, что тогда ведомства с таким названием в СССР ещё не существовало.

  • Софи Куксон и Стивен Кэмпбелл Мур в фильме «Код красный»
  • © kinopoisk.ru

Как всё было на самом деле

Прототип Джоан Стенли — подданная Великобритании Мелита Норвуд, которая родилась в 1912 году в семье эмигранта из Латвии, большевика Александра Сирниса. Её родители симпатизировали коммунистическим и левым идеям, издавали газеты и были политическими активистами. Великая депрессия начала 1930-х годов затронула и Великобританию. Семья Мелиты была вынуждена переехать в Лондон в поисках работы, а девушке пришлось оставить учёбу в Саутгемптонском университете.

Тяжёлые времена экономического упадка, как и воспитание в семье коммунистов, определили политические взгляды Норвуд — в 1936 году она вступила в Компартию Великобритании. Впоследствии один из основателей партии Эндрю Ротштейн рекомендовал её для встречи с представителями разведывательного управления НКВД.

Особую ценность для советской разведки Норвуд представляла из-за своего места работы: после переезда в Лондон она поступила на службу в Британскую ассоциацию исследования цветных металлов (BNFMRA), где имела доступ к секретным данным и исследовательским проектам. Она поставляла НКВД сведения высокой важности и была возведена в ранг агента с позывным «Хола».

Поворотным моментом в истории Норвуд стал 1941 год. Тогда Великобритания приступила к созданию атомной бомбы. Сверхсекретный проект получил название Tube Alloys («трубчатые сплавы»), в его разработке принимала участие и BNFMRA, которая изучала свойства урана и других металлов, необходимых для изготовления атомного оружия.

К тому времени Мелита Норвуд занимала должность личного секретаря директора BNFRMA, поэтому большая часть секретных документов, касавшихся проекта Tube Alloys, проходила через её руки. Это делало её самым ценным агентом НКВД (впоследствии КГБ) в Великобритании. Норвуд продолжила передавать СССР информацию о британских атомных проектах и после окончания войны, даже несмотря на то, что два других советских агента, занимавшихся «атомными» тайнами, — Алан Мей и Клаус Фукс — были раскрыты и арестованы контрразведкой MI5.

  • Мелита Норвуд
  • © Wikipedia / Reuters

Считается, что Норвуд находилась под подозрением MI5 ещё с 1945 года, а к середине 1960-х британская контрразведка была уже убеждена в том, что она является агентом КГБ, однако прямыми и неопровержимыми доказательствами не располагала. Мелита Норвуд продолжала передавать информацию в СССР до 1971 года. В 1972-м, в возрасте 60 лет она вышла на пенсию. За труды Норвуд наградили специальной ведомственной пенсией от КГБ в размере £20 и орденом Красного Знамени.

Норвуд рассекретили лишь в 1990-х в результате предательства бывшего сотрудника архивного отдела Первого управления КГБ Василия Митрохина. В 1992 году он вместе с семьёй бежал в Великобританию, где передал властям конспекты секретных документов советской разведки.

В 1999 году Мелита Норвуд была ненадолго задержана британскими властями. Когда её отпустили, Норвуд дала пресс-конференцию в саду своего дома в Бекслихите.

«Я пошла на это не ради денег, а ради защиты новой системы, которая большой ценой добилась того, чтобы у обычных людей была еда и возможность достойной жизни, хорошее образование и здравоохранение», — приводит её заявление The New York Times.

Несмотря на ажиотаж, который вызвало дело Мелиты Норвуд в прессе, она не понесла никакого наказания и умерла на свободе в 2005 году в возрасте 93 лет.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в ТамТам, чтобы быть в курсе важных новостей
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить