«Ничего страшного»: Хабенский о непопадании «Собибора» в шорт-лист «Оскара» и режиссёрских амбициях

Российский актёр и режиссёр Константин Хабенский прокомментировал выбывание исторической картины «Собибор» из числа претендентов на премию американской киноакадемии. В эксклюзивном интервью RT он также рассказал, удалось ли съёмочной группе «Собибора» выполнить поставленные задачи и за какие темы ему страшно браться. Кроме того, Хабенский объяснил, почему решил попробовать себя в качестве режиссёра.
«Ничего страшного»: Хабенский о непопадании «Собибора» в шорт-лист «Оскара» и режиссёрских амбициях
  • Константин Хабенский
  • РИА Новости

— Новость о том, что фильм «Собибор» не включили в шорт-лист премии «Оскар», вызвала большой резонанс в прессе. Многие списали это решение на политику...

— Да на что угодно могут списывать. Ну так случилось, ничего страшного.

— Философское отношение.

— Можно назвать и так. Пускай будет философское. Не пришёлся, ничего страшного.

— Удалось ли, с вашей точки зрения, создателям «Собибора» выполнить все задачи, поставленные перед съёмками фильма?

— Изначально была поставлена задача снять кино. А потом — сделать фильм таким, чтобы зритель мог его смотреть, несмотря на тему, жестокость и много-много-много чего ещё.

Нужно было сделать его всё-таки художественным фильмом. Не документальным, не фильмом-хоррором, а художественным фильмом, который, помимо обстоятельств не самых простых, транслирует ещё какое-то содержание.

Мне кажется, что на момент, когда мы выпустили эту картину, всё, что я понимал, знал и мог сделать вместе с командой, которая собирала и сочиняла этот фильм, на 98% я сделал. 

— Вы не боялись браться за эту тему? Хотят ли люди вообще идти на подобные картины в кинотеатры? «Собибор» — фильм очень тяжёлый...

— Я не могу ответить, что зритель хочет смотреть, а что нет. Проще прочитать комедию, конечно. Сказку, комедию всегда легче представлять зрителю. То, что в прокате фильм собрал в пять-шесть раз больше, чем предполагали аналитики, чем нам предсказывали, говорит, наверно, о том, что при небольшом количестве рекламы всё-таки сарафанное радио сработало — и интерес был достаточно высок, раз мы смогли превзойти предсказания.

  • © kinopoisk.ru

Вы говорите, что страшно. Страшно, конечно. Вообще страшно браться за любую тему, если в ней нет человеческого начала и рассказа о человеке.

Когда ты рассказываешь о стенах, о трубах, о позолоте, то минут через 5—10 это перестаёт быть интересным, если за этим нет человеческих судеб.

— Сама эта история дала вам вдохновение дойти до конца?

— Во-первых, это было первое большое предложение в качестве режиссёра. Естественно, амбиции у любого актёра, который так или иначе поработал в профессии, есть. Просто нужно понять: либо ты эти амбиции несёшь до конца дней нереализованными, либо ты когда-то попробуешь.

На театральных пространствах я уже пробовался в более лёгкой теме, но всё равно связанной с человеком. В кинопространстве у меня не было такого, хотя так или иначе с разными режиссёрами мы занимались совместным творчеством, придумывали. Но всё равно последнее слово оставалось за ними.

А тут было предложение войти сразу и в такую тему, и в такую ответственность. Подумал-подумал... и пошёл.

— Творческая команда «Собибора» теперь будет снимать фильм про Нюрнбергский процесс. Верно?

— Ничего вам сказать не могу. Пока именно от вас слышу это предложение и предположение.

  • Хабенский рассказал о своём режиссёрском опыте

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить