«Любовь к музыке может привести вас на RT»: Игорь Бутман об успехе и отношении к джазу в СССР

Институт устойчивого диалога вручил ежегодную международную премию за вклад в дело установления мира двум живым легендам джаза: американцу Уинтону Марсалису и россиянину Игорю Бутману. Музыканты были отмечены «за монументальный вклад в преодоление противоречий благодаря искусству». В ходе беседы с Тайрелом Вентурой и Табитой Уоллес на ток-шоу RTД «Охота на ястребов» Бутман рассказал о том, как искусство помогает разрешать противоречия, а также о связи джаза с политикой и богатой истории этого жанра в СССР. Кроме того, известный джазмен дал совет начинающим музыкантам.
«Любовь к музыке может привести вас на RT»: Игорь Бутман об успехе и отношении к джазу в СССР
  • РИА Новости
  • © Евгений Биятов

— Игорь, для начала позвольте спросить: когда вы начали увлекаться джазом и музыкой в целом? В какой момент вы решили сделать её своим призванием?

— Я увлёкся музыкой в раннем детстве. Мне нравилась песня «Марина, Марина, Марина...» (напевает. — RT), хотя это был и не джаз. Родители прятали от меня, двухлетнего мальчика, эту пластинку, но я всегда её находил. А когда слушал — прыгал и пританцовывал.

Мой папа был барабанщиком-любителем и одним из тех, кто впервые исполнил советский шлягер, позже вошедший в репертуар Эдиты Пьехи под названием «Наш сосед». Это песня о человеке, который играет на саксофоне и трубе. Вот так всё и началось: мой папа был музыкантом, я видел его выступления на сцене, и они произвели на меня очень сильное впечатление. Папа очень любил джаз и даже ездил на концерт Бенни Гудмена в Ленинград в 1962 году. Чтобы на него попасть, ему пришлось простоять в очереди три дня. Папа рассказывал мне о джазе, о потрясающем звучании кларнета, о Бенни Гудмене, о саксофоне... Тогда музыка меня и пленила. И пленяет до сих пор.

— Вас относят к числу лучших современных музыкантов из мира джаза, однако в представлении большинства людей Москва или Санкт-Петербург с этим жанром не связаны. Что в него привносит Россия, чем его обогащают эти два города и чем так уникален российский джаз?

— У российского (ранее — советского) джаза богатейшая история. Помню, много лет назад я собирал афиши с изображениями музыкантов, приезжавших в двадцатые годы в Советский Союз, таких как саксофонист Сидней Бише.

В какой-то момент джаз стал символом свободы от американских оков, объединившим пролетариев, в том числе музыкантов, против идей капитализма и остального.

Потом ситуация изменилась, но роль джаза в российской культуре велика, она была таковой с самого начала. В то время жили и творили авангардисты вроде Кандинского и Малевича. Так что становление джаза в СССР пришлось на период прогрессивных перемен. В 1923 году Валентин Парнах организовал первый в истории Союза джазовый концерт. Этот жанр заинтересовал даже серьёзных композиторов: Шестакович написал «Джазовую сюиту», джазом был очарован и Прокофьев... В стране появились замечательные джазовые коллективы и оркестры. На экраны вышла джаз-комедия с участием Леонида Утёсова, которую Сталин, кстати говоря, воспринял с большим одобрением.

  • globallookpress.com
  • © MFA Russia Press Service/Global Look Press

Таким образом, джаз в СССР вполне себе прижился, многие музыканты, которые его играли, обрели большую известность. Но так было лишь поначалу. Затем ситуация в корне изменилась, и работа, связанная с джазом и профессиональными джазовыми ансамблями, подпала под запрет. При этом джаз-музыканты никуда не делись, но работать официально уже не могли.

Затем вновь случились перемены: к власти пришёл Хрущёв, началась оттепель и так далее. А музыканты, люди, обладающие талантом, так и не смогли расстаться с джазом. Они продолжали исполнять музыку, которая по-прежнему считалась символом свободы.

Пока звучит твоя джазовая импровизация — тебя не остановить, и траектория полёта твоей фантазии никому заранее не известна. Через музыку можно воспевать что угодно и доносить любые мысли — весёлые, саркастичные, оппозиционные, — и помешать никто не сможет. Поэтому советская власть и додумалась запретить джаз.

— Недавно вы с Уинтоном Марсалисом удостоились премии Института устойчивого диалога за вклад в дело установления мира во всём мире. Насколько важно, чтобы музыканты и другие деятели искусства высказывались с помощью творчества о политике, культуре и изъянах своего общества?

— Нам разрешено высказываться, и поэтому у нас формируется некий круг единомышленников из числа любителей джазовой музыки, для которых мы играем и с которыми общаемся. Мы ведь не только музыканты, но ещё и граждане своей страны.

Мы хотим, чтобы на планете был мир и чтобы все жили счастливо: и бедные, и богатые, и власти предержащие. Когда мы играем, нам хочется, чтобы слушатели улыбались, открывались и чтобы сердца их чувствовали любовь и волшебство, которые несёт в себе музыка.

Люди слушают нашу музыку, а значит, нам можно с ними общаться и объединять их. Иной раз случается так, что цель единения лишь одна — отдаться музыке, но, глядя в зал, замечаешь, что слушатели берутся за руки, и в их руках при этом заметна дрожь, вызванная ощущением чего-то большего. Тогда и понимаешь, что диалог возможен, а проблемы, которые кажутся такими серьёзными, на самом деле вполне решаемы.

  • РИА Новости
  • © Константин Чалабов

— Если говорить о климате, который установился в отношениях между Россией и США, что вас беспокоит больше всего?

 — Да, климат не очень хороший... Тем не менее я не считаю, что наши отношения достигли самого дна.

Я люблю Россию, потому что я там родился. Там моя культура, мои родители, друзья, родственники... Наши достижения, наши победы — все они со мной. Но при этом я ещё в детстве влюбился в Америку: в её кинематограф, литературу, музыку. Я люблю Соединённые Штаты, люблю здешних людей... Много чего люблю.

Впервые приехав в США, я сразу обратил внимание на то, что люди здесь вежливые, улыбаются, готовы помочь, не боятся с тобой заговорить. Россия сейчас в этом отношении становится всё больше похожей на Америку, но в Советском Союзе, откуда я приехал, было немного по-другому.

Вообще же я люблю и Россию, и Америку, и мне бы хотелось, чтобы отношения у нас были как во время Второй мировой войны. Помощь тогда во многом оказывалась как раз-таки Соединёнными Штатами: еда, металл... и так далее и так далее. Нам в России нужно говорить о том, что в сороковые годы, в тяжелейшее военное время, мы были на одной стороне. Есть ли у нас разногласия? Конечно, есть. Можем ли мы их преодолеть? Мы должны это сделать — иначе нашей планете просто придёт конец. Я не хочу, чтобы наши дети росли и ненавидели какую-либо страну, чтобы они думали: «Это плохая страна» или «Это плохая раса». Я хочу, чтобы они относились к другим с любовью. И с уважением — конечно же, с уважением.

— Вы играли джаз для президентов и вместе с президентами, в частности с Биллом Клинтоном в 1990-е. Музыка — это мост между культурами и людьми. Как нам починить мост между Америкой и Россией, чтобы уйти от всех этих трений?

— Нужно вручать больше премий, подобных той, что получили мы. Нужно находить поводы, чтобы говорить о том, что есть хорошего в наших отношениях. Нужно проводить больше спортивных мероприятий. Помните Игры доброй воли Теда Тёрнера? Давайте проводить Игры доброй воли. Давайте проводить больше совместных фестивалей, выставок... Давайте больше говорить.

Вспомним, к примеру, конференцию Института Чатоква в Советском Союзе в 1986 году, где я встретился с Гровером Вашингтоном. Нужно также, чтобы было больше общения между обычными людьми. Мне ведь никто не сказал: «Нет, Игорь, тебе сюда нельзя!» Со мной русские ребята были — их же не остановили на границе. Ведь нет же никакого официального запрета на общение между людьми.

  • РИА Новости
  • © Евгений Биятов

Могут быть трения между правительствами, могут быть санкции, но обычным людям ничто не мешает общаться. Так давайте же больше говорить, проводить больше каких-то мероприятий и пытаться лучше друг друга понять.

— Что вы, как маэстро с уже сложившейся великолепной карьерой, которая пока и не думает приближаться к закату, посоветовали бы молодым музыкантам? Тем, кто сейчас только начинает?

— Продолжайте заниматься своим делом, отдавайтесь ему без остатка, если любите. Людей, которые идут в музыку и в итоге становятся музыкантами, ведёт к ней страсть.

Я знаю немало обладателей безупречного слуха и выдающегося музыкального таланта, которые ушли в бизнес — причём не из большей любви к деньгам, чем у меня, а потому, что в них проснулась страсть к предпринимательству. Другие точно так же становятся инженерами и кем угодно ещё. Если у вас есть страсть, то к ней надо идти до конца.

Слушайте и читайте всё, что известно о жизни великих музыкантов, учитесь на их ошибках, ведь источники имеются: например, автобиографические труды Майлза Дэвиса и Джона Колтрейна или книга по истории джаза под названием «Послушай, что я тебе расскажу...». В общем, читайте больше книг и знайте, что любовь к музыке может привести вас на RT America.

Полную версию интервью с Игорем Бутманом смотрите на RTД.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Viber
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить