«Рядом с Тарантино все испытывают страх»: Уолтон Гоггинс — о работе с именитыми режиссёрами и сотрудничестве с Marvel

В гостях у Ларри Кинга на RT побывал американский актёр Уолтон Гоггинс, который сыграл в таких фильмах, как «Линкольн», «Джанго освобождённый», «Омерзительная восьмёрка» и новая «Лара Крофт». За роль Ли Рассела в сериале канала HBO «Завучи» он был удостоен премии Ассоциации телевизионных журналистов, а персонаж Бойд Кроудер в телесериале «Оправданный» принёс ему номинацию на премию «Эмми». Недавно на экраны вышел блокбастер Marvel «Человек-муравей и Оса», в съёмках которого также принимал участие Гоггинс. В программе Larry King Now актёр рассказал об этой картине, работе с Квентином Тарантино и Стивеном Спилбергом, а также об удивительном знакомстве со своим кумиром — Дэниелом Дэй-Льюисом.
«Рядом с Тарантино все испытывают страх»: Уолтон Гоггинс о работе с именитыми режиссёрами и сотрудничестве с Marvel
  • Уолтон Гоггинс © Mario Anzuoni
  • Reuters

— Почему вы решили сняться в фильме «Человек-муравей и Оса»?

— Прежде всего, на протяжении многих лет в кино у меня, как и у многих начинающих актёров, не было возможности выбирать роли. Так что, достигнув такого этапа в карьере, когда у тебя появляется возможность выбора, начинаешь ценить всю прелесть разнообразия. Лично я предпочитаю небольшие независимые драмы, но и масштабные проекты мне тоже очень нравятся.

— Ваш герой, Сонни Бёрч, кто он?

— Гадкий такой торговец оружием, которому отчаянно хочется заполучить технологию Пима. Этот персонаж появляется во вселенной Marvel — с различными вариациями.

Когда мне позвонил режиссёр фильма Пейтон Рид, я был в ЮАР, на съёмках фильма о Ларе Крофт. Он сказал мне: «Хочу, чтобы ты сыграл эту роль».

Я ответил: «Конечно! Шутишь?! Такая возможность — сыграть в фильме по вселенной Marvel!» Он сказал: «Вот только я не знаю, кого именно ты должен сыграть. Я не очень себе представляю этого персонажа. Давай обсудим?»

— Каждый раз, когда к нам в гости приходят актёры из вселенной Marvel и мы просим их рассказать что-нибудь о новой картине, они всегда отвечают, что не могут об этом говорить.

— Совершенно верно. Думаю, пока мы спим, Marvel вживляет нам в головы специальные чипы, которые не позволяют раскрывать какую-либо информацию.

— Из Пола Радда получился хороший Человек-муравей?

— Хороший ли он Человек-муравей... По-моему, Пол Радд в первую очередь великолепный актёр. Мне нравится наблюдать за его работой. И если Человека-муравья будет играть такой актёр, как Пол Радд, то, без сомнения, это будет отличный Человек-муравей. На мой взгляд, «Человек-муравей» — один из самых умных блокбастеров. Пейтону Риду, Полу Радду и сценаристам удалось создать очень умное кино.

— Вы один из самых востребованных актёров. Когда вы последний раз отказывались от съёмок в кино или сериале? Вам, должно быть, постоянно присылают сценарии.

— Да, действительно. У меня был приятный трёхгодичный марафон, скажем так. Я получил богатый опыт работы на телевидении: я участвую в телевизионных проектах уже 15 лет, снимался в «Щите», «Оправданном» и «Завучах». Благодаря работе на телевидении у меня всегда была возможность проявить творческий подход. Я снимался в сериалах по шесть месяцев в год, а в перерывах мог посвящать себя кино.

  • Кадр из фильма «Омерзительная восьмёрка» © face to face/ZUMAPRESS.com
  • globallookpress.com

— Вас прозвали «главным подёнщиком в Голливуде».

— Надо же!

— Успех пришёл к вам с запозданием, верно?

— Не знаю. Успех можно мерить разными мерками. Я переехал в Лос-Анджелес в 19 лет, и сразу же, спустя всего две недели, у меня появилась первая работа. В ту пору моей жизни успех измерялся тем, будет ли у меня еда на столе, мог ли я себя прокормить. А потом я стал работать с людьми, которые пользовались огромным уважением, которыми восторгались, на которых равнялись...

— Вы всегда хотели стать актёром?

— Вообще — нет. Но и нежелания стать актёром у меня не было. Наверное, в душе мне хотелось повидать мир, как следует испытать себя в этой жизни, и я искал для себя ту дверь, через которую можно было дойти до этой цели. Мне очень понравилось рассказывать истории. Моя тётя играла в театре, и я всё детство видел её на сцене.

Эта стезя позволила мне увидеть мир, встречать людей, у которых в жизни был такой опыт, какого не было у меня, а для меня это очень важно.

И если смотреть с такой точки зрения, то мой ответ — да.

— Вы один из тех актёров, которые постоянно читают сценарии. Генри Фонда как-то сказал мне: «Чем бы в этой области ты ни занимался, если у тебя нет сценария, чтобы почитать, начинаешь нервничать».

— Согласен! Эту область действительно пронизывает такое тлеющее чувство тревоги. Есть оно и у меня — и когда я работаю, и когда нет.

— Вы снялись в двух отличных картинах Квентина Тарантино — «Джанго освобождённый» и «Омерзительная восьмёрка». Каково было с ним работать?

— Вы же его знаете. Квентин умеет заряжать окружающих своей энергией и заражать страстью к повествованию. У него всегда готов ответ на любой вопрос, который только может прийти вам в голову. Его взгляд на мир и его манера рассказывать истории просто уникальны. Я обожаю Тарантино как человека. Он меня вдохновляет.

— Трудно с ним работать?

— Да. Готов спорить, что каждый человек на его съёмочный площадке испытывает страх. И не потому что Тарантино оскорбляет людей или что-то типа того, а потому что ты работаешь с одним из величайших режиссёров, с человеком, который войдёт в пантеон лучших режиссёров и сценаристов мира. При этом Тарантино трудится усерднее всех и ждёт, что вы тоже будете выкладываться на полную. Таким был мой опыт работы с ним.

— Что вы скажете о Стивене Спилберге?

— Он невероятен! Я снимался у него только в картине «Линкольн», но это необычайно мягкий и приятный человек. С точки зрения подхода к режиссуре он в некотором роде полная противоположность Тарантино. Квентин всецело поглощён своим делом и работает очень напряжённо. Спилберг же, как мне показалось, совершенно расслаблен на съёмочной площадке. «Хорошо, а потом мы сделаем так-то и так-то». Он очень мягко руководит процессом, а Тарантино всё буквально вколачивает.

— А каково ваше мнение о Дэниеле Дэй-Льюисе?

— Что касается Дэй-Льюиса, начну с того, что, в первую очередь, это великий актёр. Мне несколько раз удалось с ним пообщаться, и он великолепен. Это один из пяти или шести актёров, которыми я восхищаюсь. Когда я снимался в сериале «Щит», нас номинировали на «Золотой глобус». Для многих из нас это была первая серьёзная церемония. Мне тогда было 29 или около того. И вот на церемонии я вижу Дэниела Дэй-Льюиса.

«Ну всё! — говорю я своим. — Смотрите сюда! Такого шанса я не упущу! Пойду с ним поговорю!» Я подхожу к нему и начинаю: «Господин Льюис, простите, что побеспокоил. Меня зовут...» И тут он произносит: «Уолтон Гоггинс. «Апостол» (The Apostle) — один из моих любимых фильмов».

Я был вне себя от счастья! Дэниел Дэй-Льюис знает, кто я такой! Незабываемый момент. Но Дэй-Льюис — это, конечно, актёр высочайшего уровня.

  • Американский режиссёр Квентин Тарантино с актёрами Куртом Расселом, Тимом Ротом и Уолтоном Гоггинсом на премьере своего фильма «Омерзительная восьмёрка» © FRANCOIS GUILLOT
  • AFP

— Как вам удаётся оставаться успешным в такой переменчивой индустрии?

— Сложно сказать. Быть может, благодаря тому, что я постоянно делаю что-то новое. Я тоже могу быть переменчивым. Не хочу, чтобы меня воспринимали как актёра одного амплуа.

— Вы выиграли премию Ассоциации телевизионных журналистов за сериал «Завучи» на канале HBO. Об этом сериале говорили, что он закончился до обидного рано, однако снять всего два сезона планировалось изначально. Почему всего два?

— Да, так и планировалось. Был сюжет с завязкой, развитием и развязкой. Изначально Дэнни Макбрайд, Джоди Хилл и Дэвид Гордон Грин хотели снять фильм, и сценарий для кино был написан восемь лет назад. Но проект положили на полку, потому что не получалось написать концовку так, как им было нужно. А потом, когда искали что-то новое для очередных съёмок, про сценарий вспомнили и подумали: «Вот теперь мы действительно можем его закончить». Это был проект, рассчитанный на два сезона.

— Если Макбрайд возобновит съёмки сериала, вы согласитесь снова играть в нём?

— Конечно, с ним я готов сниматься в чём угодно. Да.

— Сейчас нас ждёт небольшая игра «Знали бы вы»… Ваша самая странная встреча с поклонником?

— Дело было в одной йогуртерии. В то время я снимался в сериале «Щит», в котором играл Шейна Вендрелла — неоднозначного персонажа с непростой судьбой. И вот я заказываю себе ванильный йогурт, и ко мне подходит парень: «Знаете, меня зовут Шейн». Я отвечаю: «Вот как». Он спрашивает: «Вы же играете Шейна, да?» — «Да». — «Знаете, мы во многом похожи, думаю, нам нужно подружиться». — «Парень, думаю, у нас с тобой совсем ничего общего нет, и дружить нам не стоит».

— На что вы больше всего тратите денег?

— На искусство. Вот уже 15 лет я коллекционирую предметы искусства, начал ещё когда у меня на это совсем не было денег.

— Самое ценное в вашей жизни?

— Сын.

— С кем бы вы поменялись местами на один день?

— Возможно, с военным фотографом. Хочу увидеть всё своими глазами. Военные фотографии вызывают сильное сопереживание, они задевают меня за живое.

  • Уолтон Гоггинс признан лучшим актёром второго плана в серии комедий во время вручения 23-й ежегодной премии критиков Chark Awards © KEVIN WINTER / GETTY IMAGES NORTH AMERICA
  • AFP

— Кого из исторических личностей вы бы хотели сыграть в кино?

— Знаете, я бы хотел сыграть печально известного проповедника Джима Джонса. Я знаю, что его уже играли и это были очень достойные работы. Но кажется, можно снять про него ещё один фильм.

Ещё я бы хотел сыграть губернатора Джорджа Уоллеса.

И ещё есть один... На самом деле, я не должен про него говорить, потому что это пока предмет переговоров. Но был политконсультант, который работал на Джорджа Буша — старшего во время предвыборной кампании...

— Кто или что вдохновляет вас каждый день?

— Для этого надо ежедневно на что-то смотреть или что-то читать. Если не брать моего ребёнка, который, безусловно, на первом месте, то это, скорее всего, музыка и музыканты. Я люблю слушать музыку.

— Где вас можно встретить в выходной день?

— На пешей прогулке. Или в спортивном зале. А во время выездных съёмок меня можно встретить с фотоаппаратом в руках.

— Есть ли роль, от которой вы отказались и сожалеете об этом?

— Мне предлагали роль дяди Рико в картине «Наполеон Динамит» (Napoleon Dynamite). Как раз незадолго до этого я работал с режиссёром фильма над одной короткометражной лентой, но тогда он ещё не был режиссёром. Думаю, это было бы весело. Но другой актёр прекрасно справился с ролью.

— Вам бывает сложно играть роли неприятных или злых людей?

— Мне бывает сложно играть расистов. Я либеральный белый южанин, который живёт в Голливуде, поэтому мне нелегко оскорблять людей, даже если это понарошку. Но я верю, что это идёт на пользу тем, кто придерживается ошибочных взглядов.

— Над каким сериалом вам понравилось работать больше — «Правосудие» или «Сыны анархии»?

— Это совершенно разные вещи. Сериал «Правосудие» привлёк внимание к тяготам жизни в сельской местности. Для меня это очень серьёзный вопрос, и сниматься там было для меня большой честью. В «Сынах анархии» я играл трансгендера по имени Венус Ван Дамм, и эта роль позволила мне заметно вырасти над собой. Мне была очень дорога возможность рассказать миру эту историю. Можно сказать, что мне повезло на моём жизненном пути. Я не именитая кинозвезда, но у меня сложилась карьера, и каждый шаг мне был в радость.

Полную версию интервью смотрите на сайте RTД.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в ТамТам, чтобы быть в курсе важных новостей
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить