«Табу обезображивают»: «мастер провокаций» фотограф Оливьеро Тоскани — об эпатажной рекламе и отлучении от церкви

Автор резонансных рекламных кампаний для Benetton в 1990—2000-х годах Оливьеро Тоскани известен мировой общественности беседами со зрителем на провокационные темы. Многие работы итальянского фотографа возмущали и шокировали, что стало поводом для отлучения его от церкви. Тоскани приехал в Москву на фестиваль Telling Stories Fest, и RT встретился с ним, чтобы поговорить о месте эпатажа в искусстве и планах на будущее.
«Мастер провокаций» фотограф Оливьеро Тоскани — об эпатажной рекламе и отлучении от церкви
  • © OLIVIEROTOSCANISTUDIO/ United colors of Benetton

Ваши фотографии можно назвать эпатажными. Они всегда вызывают бурную полемику в обществе. Как у вас возникают такие необычные идеи?

— Если мои фотографии вызывают споры, если их называют эпатажными, для меня это комплимент. Это значит, что мои работы принесли пользу. Думаю, в этом и состоит задача каждого художника. Любое искусство, если оно не вызывает отклика у публики, бесполезно.

— Среди ваших работ есть серия снимков людей разных рас без нижнего белья, а также поцелуй монахини и священника. Что об этом думают ваши дети?

— Они думают, какой у них невероятный отец. Лошади, которые занимаются любовью, — самая что ни на есть естественная вещь. Я не вижу в этом ничего плохого. Видеть в этом что-то не то могут только больные на голову люди. Что касается людей разных рас… Раса может быть только одна — человеческая. А цветов кожи много. Это также вполне естественно, нормально. Я фотографирую абсолютную норму. И если её не принимают, то это значит, что ещё есть ненормальные люди.

— Что такое провокация для фотографа?

— В итальянском языке слово «провоцировать» не имеет негативной окраски. Это значит «вызывать какие-либо эмоции». Провоцировать можно интерес, любовь, разные чувства. Почему-то это слово приобрело негативный оттенок. Но, на мой взгляд, неправильно так думать. Когда я иду в кино, я хочу, чтобы фильм вызывал во мне чувства. То же самое, когда я читаю книгу. Провокация — неотъемлемая часть искусства.

— Кажется, когда человек нарушает все табу, есть два варианта: или он с детства страдает от этих запретов и хочет от них избавиться, или он просто хочет на этом хорошо заработать. К какому типу относитесь вы?

— Нет, не всё так просто. Есть и другие объяснения, их немало. Когда существуют табу, человек может просто думать: «Как странно, что у кого-то могут быть такие запреты». Например, у меня их просто нет, и я живу гораздо лучше, чем те, у кого они есть.

Поэтому я хочу дать понять таким людям, что эти табу бесполезны, они только обезображивают. Я рассказываю людям о реальности с другой точки зрения. Все эти запреты появились из-за религий, из-за моральных отклонений, из-за отсталости некоторых культур. Но должен отметить, что с течением времени их становится всё меньше.

— Вас из-за этого и отлучили от церкви?

— Я не считаю, что меня отлучили от церкви, потому что я никогда не был к ней близок. Я человек светский. Прекрасно обхожусь и без церкви.

— На вас когда-нибудь нападали на улице возмущённые люди с консервативными взглядами?

— На самом деле нет. Разве что бывали случаи, когда люди просто резко выражали свое мнение. Но всё, что я сделал, всё моё творчество — в рамках закона.

— Вы сожалели, когда закончилось ваше долгое сотрудничество с Benetton?

— Нет, потому что инициатором разрыва был я. Мне тогда нужно было переключиться на другие вещи. Однако в 2017 году они снова связались со мной, поэтому мы опять сотрудничаем. С моим уходом положение дел в Benetton несколько ухудшилось, поэтому они и обратились ко мне, чтобы я вернул компании былой успех.

— Каким будет ваш следующий проект?

— Поскольку я вернулся, хочу возобновить работу в той же смелой манере. Сейчас очень важна тема человека и человечности. Будем работать именно над этим.

— Вы могли бы стать фотомоделью у самого себя?

— Да. Я был бы не против оказаться на месте лошади. (Смеётся.)

— А вы уже пробовали себя в роли модели?

— Нет, но ведь моделью можно быть, вкладывая в фотографии свою личность, свои мысли, сердце, страсть, свою энергию. Например, Феллини для этого использовал Мастроянни, вкладывая в него самого себя. Для художника это естественно — вкладывать себя в свои творения.

— Вы были знакомы с Федерико Феллини. Его фильмы повлияли на ваше творчество?

— Конечно, всё искусство так или иначе влияло на мои работы. Федерико был великим выдумщиком, фантазёром. Он любил жизнь, был баловнем судьбы, мастером импровизации и мистификаций... в общем, великим человеком!

— Какой фильм этого режиссёра вы любите больше всего?

— Зависит от ситуации. Возможно, «Амаркорд». Хотя нет, всё-таки «Сладкая жизнь». Там ведь есть такие моменты… чистая фантазия!

Полную версию интервью смотрите на сайте RTД в понедельник, 7 мая.

Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...

Данный сайт использует файлы cookies

Подтвердить