«Хотели экранизировать Набокова»: Герман-младший о «Довлатове», теме домогательств в Голливуде и своём новом проекте

В преддверии выхода в российский прокат картины Алексея Германа — младшего «Довлатов» RT встретился с режиссёром фильма. Во время беседы Герман-младший рассказал о съёмках «Довлатова», впечатлениях от Берлинале и своём новом проекте. Ранее одним из триумфаторов 68-го Берлинского международного кинофестиваля стала художник-постановщик киноленты Елена Окопная — она получила «Серебряного медведя» за работу над «Довлатовым». Также фильм был удостоен приза газеты Berliner Morgenpost.
«Хотели экранизировать Набокова»: Герман-младший о «Довлатове», теме домогательств в Голливуде и своём новом проекте
  • Алексей Герман — младший
  • © Агентство городских новостей «Москва»

— Ваш отец, Алексей Герман — старший, хотел пригласить Сергея Довлатова в качестве актёра в одну из свои картин, но писатель очень рано ушёл из жизни. И вот теперь вы делаете Довлатова главным героем своего фильма. Почему именно его?

— Ну, во-первых, Довлатов — это образ времени. Во-вторых, Довлатов — замечательный, потрясающий писатель. В-третьих, это человек парадоксальный, сложный, накрученный, разный… В-четвёртых, я, на самом деле, вообще хотел вернуться внутренне в Ленинград 1970-х. Мне казалось, это важное время, очень богатое время с точки зрения культуры. Были ещё какие-то интенции возвращения к городу, которого нет.

— Китеж-град.

— Ну какой-то, да. Действительно, было время потрясающих художников, которым, правда, не давали выставляться. Было время замечательных писателей, которых не печатали. Но мне кажется, что и по какой-то насыщенности талантов, и по насыщенности интеллектуальной жизни, и по энергетике Ленинград того периода, нравится нам это или нет, чуть более интересный город, чем Петербург сегодня.

— Планируете ли вы снять фильм ещё о ком-нибудь из числа писателей и поэтов?

— Вы знаете, нет. Думаю, мы пока с литературой закончим на некоторое время. Было много желаний, планов. Но они, к сожалению моему, сложно осуществимы сейчас, потому что кризис. Если ты снимаешь кино, связанное с культурой, денег на него не найти. Мы даже Набокова хотели экранизировать. Но потом поняли, что просто невозможно бесконечно искать деньги. И это всё ни к чему не приведёт. Поэтому пока мы занимаемся другими проектами. Потом, может, вернёмся, когда ситуация станет лучше.

— Довлатова в вашей картине сыграл сербский актёр Милан Марич. Все отмечают его большое сходство с писателем. Как вы нашли актёра на эту роль?

— Мы с ассистентом по актёрам поняли, что в России никого не найдём, нужно искать в ближнем зарубежье. И начали прочёсывать Армению, Азербайджан, Грузию, Болгарию, Польшу, Сербию, Израиль и так далее. Ну, Израиль не ближняя зона, но тем не менее. Путём долгих поисков мы нашли актёра. Во-первых, потому что он действительно похож. Во-вторых, сербы ментально нам близки. И в-третьих, он замечательный актёр.

— Вы пролистывали каталоги? Как всё происходило?

— Конечно. Мы смотрели тысячи и тысячи фотографий из разных стран мира. Мы делали это часами. Потом увидели несколько похожих людей, начали их пробовать. Кто-то смог приехать, кто-то не смог. У кого-то были хорошие пробы, у кого-то были ужасные пробы. Параллельно все наши модные актёры писали мне смс, присылали письма. Говорили, что они Довлатовы, даже если они совсем не похожи. Это было, если честно, просто невыносимо. И когда мы уже его (Марича. — RT) привезли в Петербург, то довольно быстро поняли, что да, вот это Довлатов. Вот он, этот человек, может сыграть Довлатова!

  • Герман-младший о кастинге на главную роль в фильме «Довлатов»: Мы смотрели тысячи фотографий

Дальше. Мы его поселили на пять месяцев в Питере, откармливали жирной пищей, потому что он очень мускулистый был. Поселили в небогатом районе, в маленькой квартире, давали читать книжки, он учил русский язык. Долгая история. Но я считаю, что мы почти идеально попали. Это такой сплав, с одной стороны, работы, а с другой — большого везения.

— Елена Окопная, ваша супруга, художник по костюмам, художник-постановщик «Довлатова» получила «Серебряного медведя». Она проделала огромную скрупулезную работу по сбору информации о том времени, поиску реквизита. Сколько времени у неё это заняло?

— Что-то заняло месяцев семь. Это было достаточно сложно, приходилось строить всё. У нас денег было мало, поэтому мы строили декорации в заброшенных домах. Она ездила по барахолкам, находила какие-то вещи, какие-то ещё — костюмы, фотографии — несли ей жители Петербурга. Действительно огромная работа. Особенно если учесть, что она человек без профильного образования, просто как-то невероятно тонко чувствующий и понимающий некую квинтэссенцию кинематографа.

— А куда вы дели весь этот реквизит после съёмок?

— Очень много мы сдали на «Ленфильм». Что-то осталось. Это уже к ней!

— Вы говорили, что в процессе работы много общались, советовались с родными Сергея Довлатова. Они видели картину?

— Конечно. Екатерина Довлатова сейчас приедет на премьеру в Москву, потом — в Петербург. Насколько я понимаю, фильм показался им достаточно правдоподобным и близким по духу, понравился. Мы изначально решили, что не будем что-то от них (родственников писателя. — RT) скрывать, не будем заниматься подрывной деятельностью: сначала фильм снял, потом показал. Они видели сценарий, приезжали в Петербург и консультировали нас. Была проведена достаточно плотная и близкая с ними работа. В принципе, мы дружим. У нас остались всё-таки нормальные человеческие отношения.

— Чего вы ожидали, когда везли «Довлатова» на Берлинале?

— Хорошие оценки критиков — что, собственно говоря, и подтвердилось. Я понимал, что возникнет большой интерес. Предполагал, что главные призы мы не получим, потому что понимал: решение будут принимать не с точки зрения искусства кино, а с точки зрения каких-то личных, в особенности личных (интересов. — RT) и политики, что подтвердилось. Потому что там очень многие фильмы — они абсолютно не хуже, чем наш, и немецкие фильмы в том числе, ничего не получили. Прекрасная картина по событиям, связанным с Брейвиком, ничего не получила. Труднообъяснимые вещи. Мне кажется, там были какие-то другие интенции, не художественное соревнование.

Но поражён, что мы там «Довлатова» показали… Я иду рядом с фестивальным центром, вижу — один человек с книжкой Довлатова на немецком сидит, другой сидит с книжкой на английском. Подошёл немец молодой, начал расспрашивать, кто такой Довлатов, что такое ленинградская культура 1970-х. Неожиданно для меня фильм оказался абсолютно понятен, абсолютно транспарентен и невероятно хорошо принят. Я, честно говоря, думал, что будет сложнее. Понятно, что в Германии достаточно близки к нам, понимают проблематику. Понятно, что дальше к англосаксонскому миру полутона будут в восприятии упрощаться. Но в общем приняли хорошо.

  • © www.kinopoisk.ru

— Главный приз забрала румынская драма «Не прикасайся». Понравился ли вам этот фильм? Как считаете, он заслуживает «Золотого медведя»?

— Не могу сказать, я его не видел. Но видел довольно низкие критические оценки, это правда. Мне сложно судить. Есть кино как искусство, есть кино как живопись, как драматургия, как жизнь человеческой души. Есть определённая социальная антропология. По мне, это решение немного непрофессиональное, не очень разумное. Это было ясно, потому что они очень быстро вынесли вердикт. Обычно это происходит дольше. Но не мне судить. Я повторяю то, что мне рассказывали… Была очень сильная немецкая программа. Было довольно много сильных и интересных фильмов. И, на мой взгляд, решение непрофессиональное. Я всегда понимаю, что это соревнование не высказываний, а художественного языка. Высказывания — это в газету. А кинематограф и развитие кинематографа связаны с другими вещами. 

— У вас не складывается впечатление, что весь этот триумф женщин-режиссёров и тех тем — дань новой голливудской тенденции? Истории с домогательствами, равноправием...

— С одной стороны, должна быть абсолютная равноценность полов. Не должно быть каких-то гендерных предпочтений ни одного, ни другого, это очевидно. С другой стороны, учитывая всё, что происходит... безусловно, поддержка женщине важна. Действительно, проблема харассмента на фестивале поднималась. Мне кажется, кстати, у нас этого меньше. Я думаю, что, как ни странно, вообще в России отношение к работающей женщине, работающей женщине в кинематографе, — я не знаю, сужу по своим друзьям — чище, прозрачней и положительней, чем в Голливуде. Может, потому что у нас денег меньше. Понимаете, если меньше денег — меньше власти, меньше искушений... Иные люди.

— Может быть, имеет место некая подмена понятий? Возможно, они ухаживания принимают за домогательства?

— У них другая культура и другое восприятие. Если они считают это оскорбительным, они имеют на это полное право. Нужно это уважать и понимать, что западное общество имеет огромное количество своих положительных моментов. Определённая западная транспаренция — это хорошо. Это не означает, что они лучше, чем мы. Это не означает, что есть какое-то моральное превосходство. Но всё-таки сдержек и противовесов в этом обществе больше.

Другое дело, что существует игра на основе произведений любимого всеми писателя Толкина: значит, они — эльфы, а мы — орки. Это, конечно, глупость. Преувеличение. Я, кстати, на пресс-конференции начал говорить, что, мол, и вы нас не понимаете, и мы вас не понимаем. Это всё, конечно, может к войне какой-то привести. Потому что они очень мало о нас знают.

— Мы больше о них знаем.

— Да нет, мы тоже их не очень понимаем. И у тех и у других есть такая определённая надменность. Мы просто действительно чуть более внимательно к ним относимся, это правда.

    — Если верить российским СМИ и заявлениям чиновников, сегодня отечественный кинематограф переживает подъём. Лично вы отмечаете позитивные изменения?

    — Наше кино начало собирать деньги на волне определённого патриотизма, роста кинотеатров и так далее. Насколько это сработает в долгосрочной перспективе, я не знаю. Я не привык мыслить короткими промежутками. Мне кажется, через два-три года может выясниться, что подъём-то и не очень большой. На самом деле вся наша индустрия — это как один бюджет крупного заграничного (фильма. — RT). Поэтому я бы наши успехи не преувеличивал. Они, безусловно, есть. Но вот так их преувеличивать не стоит.

    — И напоследок: когда нам ждать ваш новый фильм? На какую тему? Приподнимите немного завесу.

    — Ничего не буду приподнимать, спрячусь за завесой! Мы работаем над этим. Скоро это будет известно, через две недели. Ну, я вам скажу обтекаемо: это будет история о женщинах на Великой Отечественной войне. Вот такое будет.

    Полную версию интервью смотрите на сайте RTД.

    Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите «Ctrl + Enter»
    Следите за событиями дня в нашем паблик-аккаунте в Viber
    Сегодня в СМИ
    Загрузка...
    • Лента новостей
    • Картина дня
    Загрузка...