Нефтяная дипломатия: как Путин помог договориться ОПЕК

Президент России Владимир Путин принимал самое непосредственное участие в достижении соглашения ОПЕК о сокращении добычи нефти. Об этом в пятницу заявил вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. Ранее о ключевой роли российского президента в достижении договорённости по нефти между Ираном и Саудовской Аравией сообщили источники Reuters. RT разбирался, можно ли уже говорить о возрастающем влиянии Москвы на Ближнем Востоке.
Нефтяная дипломатия: как Путин помог договориться ОПЕК
  • Reuters

Страны ОПЕК пытались договориться о консолидированном сокращении добычи нефти с начала 2016 года, заявил в интервью телеканалу «Россия-24» вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. Он уточнил, что переговоры шли тяжело, и поблагодарил Владимира Путина за «непосредственное участие» в достижении договорённостей.

«Хочу сказать громадное спасибо президенту нашей страны Владимиру Владимировичу Путину, поскольку он принимал самое непосредственное участие в принятии этого решения, и оно чрезвычайно важно как для нашей страны, так и для нефтяников», — отметил Федун в интервью.

В четверг, 1 декабря, агентство Reuters со ссылкой на свои источники сообщило, что Путин сыграл ключевую роль в том, что региональные соперники — Иран и Саудовская Аравия — достигли договорённости в рамках общего соглашения ОПЕК.

Этим договорённостям, напоминает Reuters, предшествовала встреча российского лидера с саудовским принцем Мохаммедом бин Сальманом на саммите G20, который прошёл в сентябре этого года в Китае.

«Они договорились взаимодействовать, чтобы помочь мировому рынку нефти преодолеть переизбыток предложения», — пишет агентство.  

Авторы статьи уточняют, что переизбыток нефти на мировом рынке вызвал существенное падение цены на неё, что нанесло ощутимый урон экономикам двух стран. Именно этот фактор, утверждает Reuters, сделал Эр-Рияд на переговорах с Москвой более сговорчивым, «несмотря на значительные политические разночтения между Россией и саудитами по вопросам гражданской войны в Сирии».

Бонусы и авторитеты

Когда речь идёт о деньгах, руководители стран Ближнего Востока умеют договариваться, даже несмотря на войны и религиозные разногласия, уверяет генеральный директор «Инфотэк-терминал», ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев.

«Они чрезвычайно прагматичны. Даже такие воюющие стороны, как Иран и Саудовская Аравия, в течение года соблюдали тайное соглашение о демпинге и вели согласованную политику — причём без всякой России», — отмечает он.

Однако в данном случае речь шла о более сложном многостороннем соглашении, где  требовалось участие первого лица государства в качестве посредника. В этой роли и выступил Владимир Путин, у которого есть достаточный для этого авторитет, считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

«Политическое решение в данном случае зависело от людей высшего ранга — короля Саудовской Аравии, президента Ирана, а также иранского духовного лидера. Задача была выставить авторитетного переговорщика. Более авторитетного переговорщика, чем президент, нет», — пояснил он в беседе с RT. 

Эксперт также напомнил, что в начале года стороны пытались вести переговоры на уровне министров, но ни одна из встреч не принесла результатов.

По словам Пикина, «бонусом» от России за готовность Эр-Рияда и Тегерана участвовать в общей сделке могло стать обещание Москвы снизить собственную добычу на 300 тыс. баррелей в сутки.

«Это весьма серьёзная цифра, особенно если учитывать, что совокупное снижение добычи нефти со всех рынков, на которое рассчитывал ОПЕК, составляет 1,8 млн баррелей в сутки», — заключил он.

Центр силы

В переговорах между Саудовской Аравией и Ираном Россия, конечно, сыграла важную роль, однако её вряд ли можно назвать ключевой, полагает Рустам Танкаев.

«В пользу этого говорит факт скоординированной ценовой политики, которую саудовцы, Иран и Ирак проводили с осени прошлого года по осень нынешнего. Не на бумаге, но на словах, видимо, уже существовал какой-то консенсус», — отмечает эксперт Союза нефтегазопромышленников.

Безусловно, Москва помогла противоборствующим сторонам найти формальный повод для присоединения к соглашению, однако неформально они во многом были к этому готовы, считает Танкаев. Куда более серьёзный прорыв был достигнут во время других переговоров, отмечает эксперт:

«Россия очень много сделала для того, чтобы конструктивную позицию заняла Венесуэла. Эта страна настаивала на резком сокращении добычи. Уровень цен, который сейчас сложился, для Венесуэлы с её себестоимостью нефти оказался смертелен. У России, Саудовской Аравии, Ирана, Ирака операционные затраты на добычу нефти колеблются в районе $2-3 за баррель. Для Венесуэлы этот показатель равен $35».

Не стоит забывать также о соглашении по координации действий на нефтяном рынке, которое два месяца назад подписали Москва и Эр-Рияд, напоминает Танкаев:

«Это очень важное событие, действительно большое достижение нашей дипломатии. До этого момента мы постоянно конкурировали, и обе страны при этом терпели убытки. Сейчас же создаётся специальная рабочая группа, в которую входят россияне и саудовцы».

Эксперт добавил, что Россия и Саудовская Аравия являются лидерами нефтяного рынка, обеспечивая 40% его потребностей в нефтепродуктах.

«Это значит, что начал формироваться новый центр силы. Как стремительно он будет развиваться? Именно это сейчас составляет главную интригу», — заключил он.

Виктор Астафьев

Последние новости России и мира читайте в нашем Twitter
Сегодня в СМИ
Загрузка...
  • Лента новостей
  • Картина дня
Загрузка...