​Донецк прощается с погибшими шахтёрами

4 марта в одной из угольных шахт Донецка прогремел взрыв. Погибли 34 шахтёра, более 10 получили ранения. По данным местного МЧС, взрыв был вызван чрезмерным скоплением метана. Наш корреспондент Мурад Газдиев побывал на месте трагедии.

В советские времена эта шахта считалась одной из самых опасных в Союзе. С тех пор ничего не изменилось. С конца 1990 годов в её тоннелях лишились жизни более 300 украинских горняков. Многие из них преданы земле у входа в шахту.

Здесь проходят одни похороны за другими. Родственники ещё не оправились от шока. С ними работают психологи. Возможно, это прозвучит бесчувственно, но гибель шахтёров в этих местах не редкость. За годы врачи научились подбирать нужные слова, чтобы помочь людям пережить потерю близкого.

Горняки и их родственники, безусловно, знают о рисках профессии, но от этого не легче. По словам сотрудника Ольги Макаровой, такая трагедия — это каждый раз шок, к которому невозможно быть подготовленным. «Чем быстрее будет оказана помощь, тем меньше негативных отсроченных последствий возникает у людей», — заявляет она.

В конце дня даже те, кого трагедия не коснулась напрямую, испытывали полное эмоциональное опустошение. Однако у некоторых повод для радости всё же был.

Иван Лазаренко — один из шахтёров, пострадавших при взрыве, — рассказал журналистам RT, что пережил. Он, по его собственным словам, самостоятельно выполз из забоя.

Ещё в самом начале спасательной операции горняки сомневались, что кого-то удастся найти живым.

Но несмотря на это, они вызвались помочь. «Это наша работа. Вы поймите, что мы не можем их там оставить. Как бы там ни было, мы их до последнего должны достать», — пояснил один из рабочих.

Ивана уже перевели из реанимационного отделения в общую палату. Он идёт на поправку. Жена всегда рядом. Он рассказал журналистам, что происходит из рабочей династии: отец и дед были шахтёрами. В Донбассе, по его словам, это основная профессия.

Этот регион — один из мировых лидеров по добыче угля. Даже несмотря на военный конфликт, работа в шахтах продолжается.

Корреспондент RT спросил Ивана, сможет ли он после всего, что ему пришлось пережить, снова спуститься под землю. «Хочу трактористом работать», — признался горняк.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал