Максим Равреба: Большинство преступлений и убийств в зоне конфликта на Украине связано с «Айдаром»

​Украинский журналист Максим Равреба в интервью RT рассказал о создании батальона «Айдар» и его преступной деятельности, о том, что на самом деле представляет собой украинская армия, и о событиях на Украине. Журналист выразил мнение о том, что Украина ввязалась в войну, не имея на то ни сил, ни средств. Она получила поддержку Запада, однако отнюдь не ту, на которую рассчитывала.
Максим Равреба: Большинство преступлений и убийств в зоне конфликта на Украине связано с «Айдаром»

Украинский журналист Максим Равреба рассказал в интервью RT, что батальон «Айдар» первоначально формировался на севере Луганской области. В отличие от батальонов «Святая Мария», «Донбасс», «Азов» и прочих добровольческих объединений националистов, «Айдар» является обычным ополчением и его нельзя назвать регулярным подразделением.

«Это набор отрядов ополчения, сформированных из самых разных ребят, которые участвовали в «майдане». Когда «майдан» закончился государственным переворотом, они стали думать, что им делать дальше. То есть на «майдане» они были заняты, имели доходы, прибыль, их кормили и так далее. А потом «майдан» закончился. Тогда они стали узнавать, что дальше. Им стали говорить, что скоро начнётся война, и будем давить Донбасс», — рассказал украинский журналист.

Айдар — агломерация разбойников

Постепенно «Айдар», по словам Равребы, стал «занозой в заднице у американских наблюдателей», как когда-то Сашко Билый. Украинский репортёр рассказал, что те немногие нормальные люди, которые служили в «Айдаре» в начале его пути, ушли оттуда достаточно быстро. Сейчас «Айдар» промышляет бандитизмом, разбоем и рэкетом.

По словам журналиста, в зоне конфликта на Украине все громкие поражения с большим количеством убитых и пленных, а также разного рода преступления связаны с батальоном «Айдар».

«Даже украинские СМИ признают этот батальон проблемным. Однако это очень мягкое слово. На самом деле «Айдар» — это агломерация разбойников. У них нет единого командира. Там есть разные подразделения, они никому не подчиняются, только если формально — Министерству обороны Украины. Они успешно занимаются рэкетом и бандитизмом. С ними, например, связано исчезновение директора «Укрспирта». Этот человек до сих пор неизвестно где содержится, а айдаровцы делают от его имени заявления. При этом пресс-служба «Укрспирта» утверждает, что директор сам попросил себя взять под охрану, чтобы не допустить беспредела Генпрокуратуры», — рассказал Максим Равреба.

Более того, «Айдар» активно занимается «крышеванием преступного бизнеса, связанного с волонтёрами и контрабандистами, прикрываясь удостоверениями Министерства обороны».

Попытки реформировать «Айдар»

Расформировать «Айдар», по утверждению Равребы, пытались уже не раз. Первая попытка была предпринята после очень громкого поражения под Зеленопольем в Луганской области. Она ни к чему не привела. Вторая попытка закончилась тем, что вооружённые айдаровцы с гранатомётами пришли в центр Киева к зданию Минобороны.

«Смешно, что таким, как я, киевская хунта угрожает арестом, в то время как у них под носом на охраняемой территории около штаба Минобороны действуют вооружённые люди, никому не подчиняющиеся бандиты. Опасность для хунты исходит явно не оттуда, откуда они её ждут. Есть ещё группировки посерьёзнее, например, вооружённые силы «Правого сектора», которые вообще никому не подчиняются, о чём заявляют в открытую. Никому, кроме своего партийного руководства», — рассказал Равреба.

«Айдар» надеется на продолжение войны в Донбассе

На вопрос RT о том, что может ждать айдаровцев после расформирования батальона, украинский журналист ответил следующее: «Дома их не ждёт ничего. У них не будет работы, у них не будет зарплаты. Сейчас у них всё это есть».

Он напомнил о том, что из батальона «Донбасс» выгнали 120 человек за мародёрство. «А куда отправились эти 120 человек? Где они? Оружие сдали? Нет. Где-то эти мародёры продолжают гулять. И так будет со всеми расформированными батальонами», — считает Равреба.

Репортёр уверен, что эти люди надеются, что война затянется, — поскольку неизвестно, что их ждёт в случае её окончания.

Эпоха солдатских президентов

«Украинский сценарий, который я рисовал ещё год назад, называется «Эпоха солдатских президентов». У кого самый большой батальон — тот и будет ставить президента. Это как эпоха солдатских императоров в Древнем Риме, когда легионы сами провозглашали императоров. То же самое я предрекаю Украине», — заявил Максим Равреба.

«Я писал, что если «майдан» не разгонят, начнётся война, так как украинское общество было готово к гражданской войне. Когда это случилось, я писал о том, каким бредом является понятие «мобилизация» в наших условиях. Мобилизация — это необходимость собрать большое количество вооружённых людей в одном месте и чем-то их занять — вместо того, чтобы действовать по уму», — уверен журналист.

По его мнению, главная беда на Украине — это отсутствие интеллектуальной элиты. «Вся элита, за редким исключением, на редкость малообразованная, упёртая, ленивая. Вы поймите, я их не ругаю, я за ними всю жизнь наблюдал. Украинская элита была не только исключительно неинтеллектуальной, но ещё и самодовольной, надменной, презирающей всех остальных, кроме себя, и эгоцентричной. Наследие этого мы видим сегодня на фронте», — заключил Равреба.

Он убеждён, что когда страна, находящаяся в таком положении и имеющая такую элиту, вдруг затевает войну, это ничем хорошим для неё не кончится.

Это не война, это махновщина

По мнению независимого репортёра, для того, чтобы начинать войну, нужно иметь армию. «Армии у Украины не было, а то, что было, — остатки Советской армии», — считает он. По его словам, армию страны составляют «бывшая Советская армия, ставшая затем украинской, — срочники, солдаты, которые, может, и не интересовались ни «майданом», ни «антимайданом», и те, кто с радостью ухватился за автоматы, надеясь с их помощью поправить своё материальное положение».

«Это не война. Это махновщина, гражданская война», — уверен Максим Равреба.

По его словам, для украинской армии характерна полная неорганизованность и неразбериха. Одной из её основных проблем является отсутствие единого командования. «Сначала армия подчинилась хунте, хотя до этого служила Януковичу. Подчинившись хунте, армия решила защитить шкуры новых правителей под видом защиты от российской агрессии, что и продолжается до сих пор. Трудность в том, что в украинской армии нет единого командования, военные друг друга только топят, чтобы никто не выделился, не стал лучше других. Кроме того, у них под ногами путаются все эти пиар-батальоны типа «Азова», «Донбасса», «Святой Марии», «Киева 1», «Киева 2», которые на самом деле никому не подчиняются», — рассказал журналист.

Между тем, пока Киев «играет в войнушку и киборгов», экономика Украины погружается на дно. Равреба отмечает, что новые власти также надеются, что война затянется, поскольку за время, что они руководят страной, рабочие места для людей никто не создал. «Вместо этого хунта создала рабочие места на фронте и на кладбище», — подчеркнул он в интервью RT.

«Украина ввязалась войну, не имея ни сил, ни средств, — ничего, кроме болтовни и псевдопатриотизма. У них есть поддержка Запада, которая сильно влияет на моральный дух украинских военных, однако это не та поддержка, которую они ожидали», — считает журналист. По его словам, украинцы ожидали, что НАТО введёт войска, что солдаты НАТО «будут воевать с ополчением, с русскими, советскими, русскоязычными». «Однако помощь Запада — странная. Она напоминает Ивана Сусанина. Завели, не зная куда, и бросили», — резюмирует Максим Равреба.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал