Бойцы Рабочей партии Курдистана присоединяются к борьбе против ИГ

Активное сопротивление группировке «Исламское государство», захватившей значительные территории Ирака и Сирии, оказывают курды. Среди бойцов ополчения много представителей Рабочей партии Курдистана. Эту организацию считают террористической, поскольку она десятилетиями воевала с Анкарой за создание курдской aвтономии в составе Турции. С подробностями – корреспондент RT Пола Слиер.

Беженцы из осаждаемого боевиками сирийского города Кобани по-прежнему пытаются пересечь границу и укрыться в Турции. Однако, как сообщает корреспондент RT Пола Слиер, многие обвиняют Анкару в тайном пособничестве «Исламскому государству» для достижения собственных целей.

В небольшой палатке в глубине переполненного лагеря беженцев мать скорбит о погибшем сыне. Семнадцать дней назад Мохаммед Джимель погиб, сражаясь с «Исламским государством». Точно так же, как и его отец, Мохаммед был членом Рабочей партии Курдистана; и точно так же погиб.

«Мой сын сражался против ИГИЛ с «калашниковым» отца в руках. Когда к Кобани подошли террористы, он отказался бежать. Он сказал: «Мой отец умер на этой земле. Это моя земля; и я буду на ней сражаться», - рассказала мать Мохаммеда Шамса Тами.

Война с «Исламским государством» – как и любая другая война – ставит немало сложных вопросов. Миллионы турков ненавидят Рабочую партию Курдистана за операции против турецкой полиции и армии, в ходе которых члены этой организации расстреливали безоружных новобранцев и устанавливали придорожные мины, которые уносили жизни женщин и детей.

Однако продвижение «Исламского государства» вглубь Сирии и Ирака привело к странному союзу. Прежде заклятые враги, РПК и Анкара, теперь сражаются по одну сторону фронта. Поддержка РПК не ограничивается помощью лагерям беженцев.

Невозможно представить, что Анкара не подозревает о росте числа сторонников РПК в турецких городах. По словам Шамсы Тами, в каждой второй семье беженцев отец или сын сражаются в рядах РПК. Раньше они скрывались в сирийских горах, теперь переместились в Кобани, чтобы дать отпор наступлению радикалов.

Одна из жительниц турецкой части Курдистана Адуле Хамза уже 22 года не видела своего сына. Как и многие курды, ещё совсем молодым он ушёл из дома и вступил в ряды РПК, чтобы сражаться за независимость своего народа.

«Я думала, что он погиб. Однажды я открыла дверь и увидела его. Я не могла поверить своим глазам. Вы можете себе представить, что я чувствовала, увидев сына спустя 22 года?» - рассказала Адуле.

По мере того, как «Исламское государство» захватывает одну курдскую деревню за другой, лидеры курдов призвали свой народ сплотиться. По мнению наблюдателей, Турция использует ситуацию в своих интересах и если не явно, то тайно сотрудничает с теми, кого ещё недавно называла врагами.

«Для президента Турции Эрдогана курды – такой же геополитический инструмент, как и ИГИЛ. То есть курды, проживающие в Турции, с одной стороны, воспринимаются правительством страны как инструмент достижения своих геополитических целей в регионе; однако когда курды переходят к активным действиям и выступают за независимость или культурную автономию, они становятся для Анкары врагами», - рассказал международный обозреватель Мануэль Оксенрайтер.

Десятилетия борьбы РПК за независимость от Турции снискали ей дурную славу среди международного сообщества. В США и Европе партия считается террористической организацией. Но поскольку Турция и Запад столкнулись сейчас с более страшным врагом, они, судя по всему, пока готовы закрыть на это глаза.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал