Эксклюзивное интервью с главой МИД Палестины

Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики в интервью телеканалу RT рассказал о том, каким он видит будущее палестинского народа. Он также поделился своим мнением относительно событий, охвативших Ближний Восток, и их влияния на ситуацию в Палестине, а также оценил роль США и Египта в процессе ближневосточного урегулирования.

В: Президент США Барак Обама, возможно, посетит с визитом Палестину. Ожидаете ли вы изменений в позиции США? Может ли такое быть, что Америка окажет давление на Израиль в вопросах о пленных и строительстве поселений с тем, чтобы решить эти проблемы?

О: Я так не считаю. Во-первых, я не хочу показаться авантюристом в отношении американской администрации, так как ее возраст еще мал. Возьмем, к примеру, нового госсекретаря Джона Керри. Те, кто его знают, утверждают, что он давно занимается международной политикой и хорошо осведомлен в вопросах, связанных с палестинской проблемой и израильско-палестинским противостоянием. Он ко многому проявляет интерес, и видно, что он хочет отличаться от своей предшественницы в решении палестинской проблемы. Вскоре должен состояться его визит.

Американский президент также выразил желание посетить Израиль и Палестину в марте-апреле этого года. Таким образом, визиты президента и госсекретаря должны свидетельствовать о заинтересованности США, если не больше – о придании первоочередного значения постановке данного вопроса. Но в то же время, если вы слушали выступление президента перед Конгрессом несколько дней назад и ожидали, что он выскажется по палестинской проблеме, арабо-израильскому противостоянию или палестино-израильской борьбе, то вас ожидало разочарование, поскольку вы ничего не услышали. Он ничего об этом не сказал. Таким образом, видя усиление внимания США к палестинской проблеме и палестино-израильскому конфликту через упомянутые визиты, с одной стороны, и наблюдая ослабление этого внимания на основании выступления президента, с другой, наблюдатель оказывается в замешательстве: какие выводы он может сделать и чего он может ожидать? Поэтому нам следует попридержать наши ожидания до их приезда в Израиль и Палестину, чтобы посмотреть, с какими идеями они прибыли. И какой импульс они хотят придать этой проблеме, находящейся без движения из-за позиции США и Израиля вот уже в течение четырех лет. Посмотрим. Мы вовсе не намерены поднимать планку своих ожиданий.

В: Позвольте перейти к палестинской проблеме, которая сейчас, по мнению некоторых наблюдателей, переживает свой самый сложный период в условиях происходящего на Ближнем Востоке и, в частности, в Египте, находящемся по соседству с Палестиной. Как вы, господин министр, воспринимаете изменения, произошедшие на Ближнем Востоке, и каково их прямое и косвенное воздействие на палестинскую проблему?

О: Я их воспринимаю, прежде всего, с позиции ответственного человека, которому далеко не безразличны интересы арабских народов. Поэтому мы заявляем о своем нежелании стать одной из сторон в борьбе, происходящей в какой-либо арабской стране. Мы не желаем быть с какой-либо из сторон против другой стороны. Но в то же время подтверждаем, что выступаем за право народов самостоятельно решать свою судьбу и выбирать устраивающую их политическую систему, так как они стали полноправными народами, которые могут сами определить свое будущее. Мы поддерживаем эти народы, поддерживаем их стремление к независимости и свободе, их гражданские чувства, те лозунги, с которыми они выступают. Но в то же время, у нас нет никаких возможностей, чтобы перейти к какому-либо другому этапу. Мы разделяем общеарабскую позицию в отношении того, что происходит в арабском мире. В то же время мы принимаем во внимание свою особенность, заключающуюся в том, что множество палестинцев находятся в различных арабских странах, где, как в случае с Сирией (а там 650 тыс. палестинцев), происходят конфликты. Попытки втянуть палестинцев в эту кровавую бойню предпринимались, но мы постарались, несмотря на продолжающиеся попытки, несмотря на нападения на палестинцев, на уничтожение их собственности и их самих, не встать в этом конфликте на чью-либо сторону. А ведь было убито более 1 тыс. палестинцев, был уничтожен лагерь Ярмук, а около 150 тыс. палестинцев стали беженцами.

В: Господин министр, я хочу еще раз вернуться к египетскому вопросу. Египет – это ведущая держава, поддерживающая палестинцев в решении их проблемы. Но в этой стране произошли изменения, приведшие к власти сторонников исламской идеологии, которая, возможно, находит отклик у движения ХАМАС. Не пугает ли вас это сближение?

О: На самом деле у нас нет абсолютно никаких опасений на этот счет. В конце концов, палестинская проблема стоит выше любых групповых, партийных и политических разногласий, будь то в Египте или в каком-либо другом месте. Мы это наблюдали после смены режима в Тунисе, где позиция по этому вопросу не изменилась. Нынешняя позиция Ливии во многом связана с прошлым режимом и теми сладкими речами, которые мы от него слышали. В Египте руководство страны и весь спектр политических сил, представленный и властью, и оппозицией, поддерживают палестинскую проблему и считают ее центральной, являющейся частью египетской национальной проблемы. Именно так мы это и рассматриваем. И после того, как президент Мурси пришел к власти, мы не заметили изменений в позиции Египта. Мурси принимает главу Палестины как законного руководителя и строит отношения с ним, исходя из этой позиции. Мы не почувствовали каких-либо изменений в характере этих отношений. Египетское руководство продолжает возглавлять усилия по окончательному примирению различных группировок. В своих отношениях с ХАМАС египетское руководство исходит из того, что ХАМАС является одной из группировок, ради примирения которых прилагаются упомянутые усилия. Однако главным лозунгом Палестины является ее легитимность, представленная в лице ее руководителя Махмуда Аббаса, избранного демократическим путем. Отношения с Палестиной строятся именно на этой основе. Также и с палестинским правительством, сформированным Махмудом Аббасом и возглавляемым доктором Салямом Файядом, в котором я представляю Министерство иностранных дел. Организуются двусторонние встречи между египетским правительством, представленным доктором Хишамом Кандилем, и правительством Палестины в лице доктора Саляма Файяда. Цель этих встреч, на которых присутствуют также многие министры с обеих сторон, – укрепление и развитие отношений во всех областях.

В: Господин министр, когда, по-вашему, мы сможем сказать, что процесс примирения между разными палестинскими сторонами завершен?

О: Мы близки к этому. Я могу подтвердить, что для этого прилагаются огромные усилия, и есть твердая позиция со стороны Махмуда Аббаса, выступившего с инициативой организации встреч, состоявшихся 8 и 9 февраля, после завершения работы исламского саммита. Была проведена встреча всех лидеров палестинских национальных и исламских партий и группировок для завершения процесса примирения. Несмотря на то, что не удалось достигнуть желаемых результатов, были установлены важные контакты. Можно говорить о том, что прилагаются усилия по завершению обновления избирательных списков в секторе Газа со стороны Центральной независимой избирательной комиссии, которая сыграла свою роль в этом деле. После этого будет оценена новая ситуация и, вероятно, состоится другая встреча, на основании которой Махмуд Аббас, возможно, разработает декрет о проведении выборов в течение трех месяцев. Также параллельно, скорей всего, начнутся консультации по формированию независимого технократического правительства, основной целью которого будет подготовка выборов. Кроме того, важно, что мы хотим покончить с расколом. Это можно осуществить одновременно путем формирования правительства и проведения выборов. Будет одно правительство, и мы будем усиленно работать для проведения голосования. Выборы приведут к формированию политической карты Палестины на уровне законодательного собрания и руководства страны. Это само по себе очень важно. Таким образом, мы продвигаемся ускоренными темпами по пути решения проблемы раскола.

Сегодня в СМИ
Лента новостей
Документальный канал