​Синдром Димы Яковлева: американское правосудие против психологии забывчивых родителей

Пока вся Америка напряжённо наблюдает за процессом над очередным горе-отцом - Джастином Россом Харрисом из Джорджии, забывшим своего двухлетнего сына в автомобиле на 30-градусной жаре на целый день, - американские СМИ задаются вопросом: считать ли рассеянность родителей, приведшую к смерти маленьких детей, преступлением? Или это просто фатальная случайность?
​Синдром Димы Яковлева: американское правосудие против психологии забывчивых родителей

О фигуранте нового дела о смерти малыша, запертого в машине на несколько часов в жаркий летний день, известно мало. Как сообщает CNN, 33-летний Джастин Росс Харрис, до последнего момента работавший в магазине стройматериалов The Home Depot, не общается с прессой, равно как и его адвокаты и семья. Случай Харриса, который забыл своего двухлетнего сына Купера пристёгнутым к автомобильному креслу, в результате чего мальчик умер от гипотермии (теплового удара), - лишь один из многих трагических инцидентов, который по некоторым причинам пока не освещается широко в американских СМИ.

Предыдущие дела - Майлса Харрисона, приёмного отца русского мальчика Димы Яковлева, или Лин Бэлфур, в 2007 году оставившей 9-месячного сына Брайса в машине на самом солнцепёке, - гремели на весь мир. Ещё громче оказались результаты судебных слушателей рассеянных родителей - обоих оправдал американский суд присяжных.

Лин Бэлфур торопилась на работу утром 30 марта 2007 года. Высадив по дороге мужа и заговорившись по телефону на рабочие темы, она забыла завезти своего маленького сына к няне. Поскольку малыш спал и не издавал звуков, Лин просто вышла из машины и пошла на работу. В середине дня ей позвонила няня с вопросом о маленьком Брайсе - тогда Бэлфур осознала, что просто оставила ребёнка в машине, но было уже слишком поздно.

Обвинение по статье «тяжкое убийство второй степени» требовало для Бэлфур наказания в виде 40 лет тюремного заключения. Однако после того, как присяжные прослушали запись полицейского допроса Лин и звонка женщины в службу спасения, услышали её полный ужаса и паники голос, её оправдали. Единогласно.

Лин - отставной офицер, за плечами которой три командировки в зоны боевых действий, две в Ирак и одна - в Боснию. Во время службы Лин, занимавшаяся и строительным менеджментом, и разведывательным анализом, приобрела навык делать несколько дел одновременно. Однако бессонная ночь, постоянные разговоры по телефону во время роковой поездки отвлекли внимание Лин и заставили её мозг думать, что доведённое до автоматизма ежедневное действие - передача малыша с рук на руки няне - уже состоялось.

Психологи в таких случаях становятся на сторону родителей. «Память - это механизм, - приводит The Washington Post слова Дэвида Даймонда, профессора молекулярной физиологии в университете Южной Флориды, - и он несовершенен. Наше сознание распределяет приоритеты по степени важности, но на клеточном уровне память не может этого сделать. Если вы в состоянии забыть ваш мобильный телефон, то потенциально вы можете забыть и про ребёнка».

Такие фатальные трюки памяти происходили за последние 10 лет с совершенно разными людьми - из разных социальных слоёв, с отцами и матерями, с педиатрами, почтальонами, военными, медсёстрами, учёными, строителями.

Подобное может случиться с каждым, кто говорит себе: «Я бы никогда такого не допустил». Может, именно поэтому весьма небольшой процент подобных дел в США заканчивается обвинительным приговором. По мнению властей и присяжных, эти родители уже достаточно наказаны - осознанием вины за смерть собственного ребёнка на всю оставшуюся жизнь.

Дело Майлса Харрисона неожиданно приобрело международный масштаб и привело к резкой реакции со стороны России - тот факт, что вместо 10 лет лишения свободы за непреднамеренное убийство усыновлённого русского мальчика Харрисон вышел на свободу, привёл к принятию закона о запрете на усыновление детей из России гражданами США.

Лин Бэлфур по собственной инициативе и неожиданно для всех появилась в зале суда над Майлсом Харрисоном. Во время перерыва Бэлфур подошла к подсудимому, обняла его, нашёптывая ему что-то на ухо, после чего Харрисон, по словам свидетелей, разрыдался у неё на плече. Лин сказала, что ему не должно быть стыдно, ведь он - хороший отец.

«Я не чувствую, что должна просить прощения у самой себя, - приводит The Washington Post слова Лин. - Потому что то, что я сделала, не было намеренным».

«Я бы хотела исчезнуть, переехать туда, где никто не знает кто я и что сделала. Но я не могу. Я - женщина, убившая своего ребёнка, и должна быть ею, потому что обещала Брайсу. В больнице я поцеловала его в последний раз, сказала, как мне жаль и что я приложу все усилия, чтобы не допустить подобного с каким-либо другим малышом».

Очевидно, Лин Бэлфур, прокручивая каждый день случившееся 30 марта 2007 года, смирилась и нашла для себя оправдание. По словам журналистов, она до сих пор ездит на той же машине, в которой погиб её малыш, и пристёгивает второго сына тем же ремнём безопасности.

Согласно данным благотворительной организации KidsAndCars.org, в США в 2013 году как минимум 44 ребенка погибли от теплового удара в закрытой машине. В 2014 году по этим же причинам скончались уже 13 детей.

Последние 10 лет и вовсе демонстрируют шокирующие цифры - 388 детей задохнулись от жары, будучи забытыми в автомобилях.

Эти данные сотрудники организации черпают из выпусков новостей, по возможности подтверждая информацию у юристов, правоохранительных органов и семей погибших.

Лин Бэлфур сегодня также сотрудничает с KidsAndCars - всё, что ей остаётся, - это рассказывать всем свою ужасную историю, предупреждая родителей о том, что подобное может случиться с каждым.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал