«По ошибке с Алексеем сожгли фрейлину»: завершается экспертиза царских останков

Короткая ссылка
С конца 1970-х годов учёные занимаются идентификацией останков императора Николая II, императрицы Александры Фёдоровны и царских детей. Недавно патриарх Кирилл заявил, что экспертиза останков находится на завершающей стадии. Как проходили поиски и как удалось убедиться, что найдена именно царская семья, — в материале RT.
«По ошибке с Алексеем сожгли фрейлину»: завершается экспертиза царских останков

Чистый дом в четыре комнаты

15 марта 1917 года по новому стилю император Николай II подписал акт об отречении от престола. Вскоре после этого временное правительство предъявило обвинение императору и императрице в государственной измене. Царская семья была помещена под арест в Александровском дворце Царского Села, где находилась до августа 1917 года. В конце августа Николая с семьёй перевезли в Тобольск, где Романовы оставались вплоть до апреля 1918 года.

Большевистское руководство, которое к тому времени захватило власть в стране, планировало организовать суд над императором. Однако в это время города Сибири и Урала один за другим переходили под власть белых. Большевики всерьёз опасались, что белые, освободив Николая или кого-то из его детей, могут восстановить монархию или как минимум сделать царскую семью символом сопротивления. Бывшего царя и его родственников повезли обратно, на запад.

В конце мая царскую семью перевезли в дом Ипатьева в Екатеринбурге. Император Николай II так описывал в своём дневнике новое место обитания, где ему и его семье было суждено прожить 78 дней:

«Дом хороший, чистый. Нам были отведены четыре комнаты: спальня угловая, уборная, рядом столовая с окнами в садик и с видом на низменную часть города, и наконец просторная зала с аркою без дверей».

Помимо царской семьи в доме находились прислуга, лейб-медик Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алексей Трупп и горничная Анна Демидова. С 4 июля охраной царской семьи стал руководить член коллегии Уральской областной ЧК Яков Юровский.

Кто именно, когда и при каких обстоятельствах принял решение о расстреле царской семьи, до сих пор точно не известно. Однако благодаря сохранившимся воспоминаниям участников расстрела нам известно, как была убита императорская семья.

«Я вынужден был по очереди расстреливать каждого»

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года царскую семью и прислугу собрали в подвале Ипатьевского дома.

«Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я повторил приказ и скомандовал: «Стрелять!» Первый выстрелил я и наповал убил Николая, — вспоминал потом Яков Юровский. — Пальба длилась очень долго и, несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда наконец мне удалось её остановить, я увидел, что многие еще живы. Товарищ Ермаков хотел закончить дело штыком. Однако это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого».

Тела членов царской семьи и прислуги были вывезены из Ипатьевского дома в направлении Старой Коптяковской дороги, где их сожгли и закопали.

Подсказка от застрявшего грузовика

О судьбе останков убитых некоторое время ничего не было известно. Одним из первых, кто принялся за поиски тел царской семьи, был член Екатеринбургского окружного суда Сергеев. В ходе так называемого белогвардейского расследования, начавшегося 13 августа 1918 года, останки тел бывших членов царской семьи обнаружить не удалось.

Намного дальше в расследовании обстоятельств гибели и в поисках останков продвинулся следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Николай Соколов. Весной 1919 года Соколов отправился по дороге от дома Ипатьева до Четырехбратского рудника, обследуя Коптяковскую дорогу, где предположительно закопали тела. На руднике ему удалось найти несколько обгорелых костных фрагментов, пули и украшения. В июле того же года, непосредственно перед взятием Екатеринбурга большевиками, Соколов прекратил расследование.

Поиски вдоль Старой Коптяковской дороги возобновились в 1976 году. Теперь их вели литератор Гелий Рябов и геолог Александр Авдонин. В мае 1979 года в Свердловском районе около бывшей будки железнодорожного переезда они обнаружили несколько тел. Напасть именно на этот след Авдонину и Рябову помогли материалы следствия Соколова, который указал на одну примечательную деталь. В ночь убийства грузовик чекистов, где находились тела, застрял в яме. Здесь был построен небольшой мостик, под которым, предположительно, находились останки. На месте насыпи с останками группа археологов прорыла 5 скважин глубиной до 1,5 м. В итоге обнаружили яму, в которой лежали останки убитых. В раскопе были найдены три черепа — предположительно, членов царской семьи. Александр Авдонин и его команда высказали такое предположение, основываясь на письменных свидетельствах Якова Юровского, указавшего на место, где руководители расстрела закопали тела. Специальной экспертизы и исследований по их идентификации в 1979 году сделано не было.

Как проводили анализ ДНК

В 1991 году было исследовано место, обнаруженное Авдониным на руднике Ганина Яма. В результате археологи нашли девять скелетов. Как было установлено впоследствии, скелеты принадлежали Николаю Александровичу, Александре Фёдоровне, Ольге Николаевне, Татьяне Николаевне и Анастасии Николаевне Романовым, а также Анне Демидовой, Евгению Боткину, Ивану Харитонову и Алоизию Труппу. Останков княжны Марии Николаевны и Алексея Николаевича Романовых во время раскопок 1993 года найдено не было.

Идентификация останков проходила на протяжении пяти лет, с 1993 по 1998 годы. Помимо России, генетические экспертизы были организованы в Великобритании, Австрии и США. Для установления личностей был применён метод геномной дактилоскопии. Этот метод позволил установить родство лиц, чьи останки были найдены, с другими Романовыми. Были использованы анализы крови мужа британской королевы Елизаветы II, герцога Эдинбургского Филиппа, внука родной сестры императрицы Александры Фёдоровны. Генетическая экспертиза подтвердила, что 4 из 9 скелетов, обнаруженных в яме, — это останки родственников принца.

Кровь на рубашке

Для более точной идентификации останков Николая II было использовано несколько методов. Сначала антропологи обследовали найденный череп со следами повреждений. Предполагалось, что это череп Николая II. Историки вспомнили эпизод, когда на императора в 1891 году было совершено нападение в Японии, при котором неизвестный нанёс императору удар саблей по голове. С запачканной кровью Николая рубашки, которая сохранилась в Эрмитаже, взяли образцы крови. Полученный генетический материал сравнили с ДНК, выделенной из скелета.

Совпадение было полным. Для идентификации праха императора учёные использовали образцы крови его правнучатой племянницы, Ксении Шереметьевой-Сфирис, и его родного брата, великого князя Георгия. В первом случае генетическая последовательность не совпала. Однако во втором в обоих геномах были обнаружены свидетельства так называемой гетероплазмии.

Другие останки были идентифицированы с помощью анализа митохондриальной ДНК, передающейся по материнской линии. Благодаря антропологической и стоматологической экспертизе удалось опознать останки императрицы и детей. Следы гена гемофилии, носителем которого была Александра Фёдоровна, были обнаружены благодаря обследованию костных фрагментов нижней челюсти. При сравнении полученных анализов ДНК Николая и Александры Фёдоровны с анализами останков детей было также установлено их родство.

В 1998 году после проведённых экспертиз останки царской семьи и их приближённых были захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

Мария и Алексей

В обнаруженном раскопе не нашли тел цесаревича Алексея и великой княжны Марии. 29 июля 2007 года у Старой Коптяковской дороги, в 70 м от ранее найденных останков, были обнаружены скелеты ребёнка и девушки, предположительно в возрасте 12 и 19 лет соответственно. На то, что это останки Алексея и Марии, указывала в том числе записка одного из главных организаторов расстрела Якова Юровского.

«Ехали с трудом... и все-таки застревали несколько раз. Оставалось, не доезжая шахт, хоронить или жечь… Хотели сжечь Алексея и А.Ф. (Александру Фёдоровну. — RT), но по ошибке вместо последней с Алексеем сожгли фрейлину. Потом похоронили тут же, под костром, останки и снова разожгли костёр, что совершенно закрыло следы копания», — говорится в записке.

Сравнив данные, содержавшиеся в тексте, с другими письменными свидетельствами, удалось установить, что сожжена была не фрейлина, а Мария. Останки были отправлены на экспертизу сразу в несколько международных лабораторий. Cравнив ДНК двух останков с ДНК крови императора Николая II и Александры Фёдоровны, исследователям удалось подтвердить, что они принадлежали Алексею и Марии. Кроме того, в обоих случаях были обнаружены те же генетические мутации, что у образцов, приписываемых Николаю II.

В 2007 и 2008 годах различные исследовательские центры провели семь экспертиз по идентификации останков Алексея и Марии. Их результаты опубликованы среди материалов созданной в 2015 году межведомственной рабочей группы по вопросам, связанным с исследованием и перезахоронением останков цесаревича Алексея и великой княжны.

В связи с тем, что РПЦ признавала не все результаты проведённых исследований, учёные провели повторную идентификацию останков Николая II. Исследователи сравнили анализы ДНК деда и отца императора — Александра II и Александра III — с образцами крови Николая II. Результаты экспертизы подтвердили родство.

На недавно состоявшейся встрече между патриархом Кириллом и князем Дмитрием Романовичем Романовым было объявлено, что экспертиза находится на завершающем этапе и в скором времени останки будут перезахоронены.

Эдуард Эпштейн

 

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал