Народ в помощь: как Минск будет погашать многомиллиардные долги, разрывая отношения с МВФ

Короткая ссылка
Во вторник, 4 октября, в Вашингтон на ежегодное собрание Международного валютного фонда отправилась делегация из Белоруссии. Однако белорусский лидер Александр Лукашенко, не дождавшись очередного кредита от МВФ, заявил, что требования Фонда по реформированию экономики страны противоречат его президентской политике, которую народ Белоруссии поддерживает уже 22 года. RT разбирался в том, из каких средств Белоруссия собирается гасить многомиллиардные долги иностранным кредиторам — особенно с учётом обострения отношений с Россией.
Народ в помощь: как Минск будет погашать многомиллиардные долги, разрывая отношения с МВФ

Сохранить всё как есть

В понедельник Александр Лукашенко выступил с речью о том, что требования МВФ по реформированию белорусской экономики противоречат модели «социального государства». «Это суперлиберальные требования, стандартно выдвигаемые МВФ. Скажу более: в конечном счёте они ничего общего не имеют с той политикой, которую декларировал президент, — заявил белорусский лидер, говоря о себе в третьем лице. — Когда их требования прочитаешь, всё сводится к одному: никакого повышения зарплаты, немедленное повышение тарифов и прочего. Коммунисты бы сказали: на удушение народа. … Хочу вас предупредить — тех, кто ведёт эти переговоры: если вы хотите перечеркнуть всё, что сделано народом и президентом за 20 лет, этого не получится. Этим не занимайтесь. Нищим белорусский народ мы делать не имеем права».

В качестве наиболее яркого примера Лукашенко привёл требования МВФ в отношении приватизации. «Я всегда говорил, что мы никогда не будем отказываться от государственной собственности, если она нормально функционирует. Более того, мы будем опираться на неё, — цитирует информагентство БелТА главу Белоруссии. — Нам в результате предлагается через какой-то промежуток времени не то что приватизировать всё и вся, а вообще отойти от приватизации. Принять какой-то закон и не касаться этого. И даже если получится бандитская приватизация, то через 10 лет к этому вопросу вернуться нельзя».

Александр Лукашенко заодно раскритиковал и повышение коммунальных тарифов, которое он сам по требованию европейцев провёл в начале этого года. «Размышляя над этим вопросом, я пробовал подойти к нему с другой стороны: кто должен платить и может, тот должен платить. Давайте посмотрим, а кто сможет заплатить по тем тарифам, которые нам сегодня навязываются (с предупреждением не повышать зарплату), — рассуждал Лукашенко. — Кто? Рабочий — нет, крестьянин — нет, учитель — нет, врач — нет, госслужащий — нет, офицер — нет. А кто? Пусть 100-200 тысяч бизнесменов, а у нас почти пять миллионов работающих. Какой мы эффект от этого получим? Всё равно за счёт бюджета начнём платить за учителя, врача, рабочего, крестьянина, госслужащего, военного. Но у нас и требования к бюджету очень жёсткие со стороны МВФ».

«Я уже тысячу раз говорил: все реформы мы провели. Мы совершенствуем то, что сегодня у нас есть», — резюмировал президент, дав понять тем самым, что новых реформ не будет.

Тем временем во вторник белорусская делегация отправилась в Вашингтон на ежегодное собрание МВФ. Получается, что в свете новых президентских установок придётся переписывать (или, как дипломатично выразился глава Нацбанка Павел Каллаур — дорабатывать) «дорожную карту» реформ, которую Белоруссия представит главе МВФ Кристин Лагард.

Противоречия внутри белорусской власти

Политологи давно говорят о том, что в «недрах» белорусской власти есть две группы высоких чиновников — «реформаторы» и «охранители». Первая сформировалась в декабре 2014-го, когда в условиях острого финансового кризиса Лукашенко перетасовал правительство и свою администрацию. В обе эти структуры пришли молодые экономисты-рыночники с хорошим образованием и современными взглядами на экономику. К группе «реформаторов» причисляют Николая Снопкова (экс-министр экономики, сейчас — замглавы администрации президента), Кирилла Рудого (до недавнего времени — помощник президента по экономики, сегодня — посол в Китае), первого вице-премьера Василия Матюшевского, замминистра экономики Александра Заборовского, а также все руководство Нацбанка во главе с Павлом Каллауром.

Именно они хотят и готовы запустить экономические реформы, во многом по той модели, которую давно предлагает Белоруссии МВФ, — с полной оплатой населением услуг ЖКХ, с уходом от перекрёстного субсидирования, активным развитием частного бизнеса, банкротством и реструктуризацией убыточных госпредприятий.

«Реформаторам» в президентском окружении противостоят «охранители», к которым политологи условно относят аграрно-промышленное лобби в правительстве (вице-премьер Владимир Семашко, министр сельского хозяйства Леонид Заяц, вице-премьер Михаил Русый и поддерживающий их экс-премьер Михаил Мясникович, ныне — спикер верхней палаты парламента). Сюда же стоит причислить всех руководителей силовых ведомств. «Охранителей», выступающих за консервацию нынешней социально-экономической модели, поддерживают местные власти, не горящие желанием сокращать бюрократические аппараты и привыкшие к денежным трансфертам из центра (из 118 районов республики 115 дотационные, из них в 53 районах дотации превышают 50% доходной части бюджета).

Сам Александр Лукашенко до недавнего времени колебался между двумя этими группами. Он то говорил о «приемлемости» требований МВФ и даже пошёл на резкое повышение коммунальных тарифов в начале 2016 года (плюс увеличение пенсионного возраста), то заявлял, что белорусская модель почти идеальна и её надо лишь немного «совершенствовать».

При этом внешний госдолг Белоруссии составляет $13,3 млрд. Фактически белорусское руководство берёт новые кредиты, чтобы погашать старые долги. В 2017 году выплаты по внешним долгам и погашение внутреннего валютного долга потянут примерно на $4,5 млрд.

Бюджет в 2016 году поддерживался за счёт экспортных пошлин на нефтепродукты. Но эта подпитка уменьшается: в 2015-м пошлины за российскую нефть стали впервые поступать в белорусский бюджет и составили $1,3 млрд., а в 2016 году — уже около миллиарда. В 2017-м в России поднимают налог на сырьевые ресурсы, поэтому поступления от переработки российской нефти уменьшатся. Прежнего потока доходов от продажи калийных солей тоже уже нет. Есть китайские кредиты и инвестиции, но и они — не волшебная палочка.

Остаётся развивать частный бизнес. Однако Лукашенко, похоже, боится это делать. Он хорошо понимает, что появление в стране большого числа людей, финансово не зависящих от государства, «размоет» его электоральную базу. Именно эти соображения в течение всех 22 лет правления нынешнего главы Белоруссии определяли его политику консервации экономики, отстроенной по советскому образцу, с преобладанием госпредприятий.

И вот теперь «охранители» в президентском окружении, кажется, одерживают верх. Осталось понять, стратегическая ли это победа или только тактический успех.

Ясно, что ничего не ясно

На конференции «БелоРусский диалог», прошедшей в Москве в Высшей школе экономики в январе этого года, прозвучала такая мысль: в стране существует не один, а два Лукашенко. Первый — тот, который говорит. Второй — тот, который делает. И, судя по происходящему, это порой два разных человека.

«Я думаю, что это совещание (у президента Лукашенко, в понедельник. — RT) — чистой воды пиар. Показать населению, что глава государства в обиду простого крестьянина, военного, госслужащего, врача, учителя не даст. Не раз уже мы наблюдали ситуации, когда на совещаниях летят громы и молнии в сторону реформаторов, кредиторов, непопулярных мер, а потом тихо, без шума принимаются нормативно-правовые акты, которые именно эти меры полностью или частично содержат. Так было и с матрицей договорённостей с МВФ, и с повышением цен на ЖКХ, и с пенсионным возрастом, — комментирует ситуацию RT Наталья Рябова, директор международной исследовательской программы SYMPA/BIPART (Минск). — Это и посыл Москве — вот, мол, как мы из последних сил яростно отбиваемся от навязываемых нам денег и либеральных реформ. Ждём подмоги! А то придётся сдаться, и тогда пеняйте на себя!»

По словам собеседницы RT, «центральным узлом является именно вопрос госсобственности». «Мы и находимся в ситуации, когда очень не хочется, но приходится просить денег и расстраиваться из-за условий, на которых их нам предлагают, — продолжает Наталья Рябова. — А позиция президента на эту тему уже озвучивалась. Вроде как продавать что-то намерены (инвестиции нужны), но с молотка продавать не будем. Прибыльные предприятия продавать не будем. Дёшево продавать не будем. В общем, хотим молоко без коровы».

Своим заявлением о неготовности следовать реформам по модели МВФ Александр Лукашенко, возможно, посылает ещё один сигнал Москве. Мол, разногласия разногласиями, но всё же переходить из сферы интересов России в зону влияния Европы Минск не намерен. А получаемые сейчас китайские обильные кредиты — это способ пережить кризис, связанный с урезанием поставок углеводородов из России. Не исключено, что это завуалированное предложение в адрес России продолжить покупать белорусские продукты и поставлять дешёвые нефть и газ. А Белоруссия в свою очередь станет поддерживать все российские политические инициативы, сохранять нереформированной свою экономику и громко заявлять о вечной дружбе. Хотя российскую военную авиабазу у себя всё равно не разместит — «народ не поймёт».

Денис Лавникевич, Минск

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал