Эксклюзивное интервью лидера «Марша миллионов» в Пакистане Тахира уль-Кадри RT

В Пакистане состоялся «Марш миллионов». Перед началом массовой акции протеста ее организатор, лидер религиозного движения «Путь Корана» Тахир уль-Кадри дал эксклюзивное интервью RT, в котором рассказал о том, чего добивается оппозиция, а также о возможности «арабской весны» в Пакистане.

В: Господин Кадри, большое спасибо за это интервью для РТ. Я бы хотел начать с вопроса про марш оппозиции. Не подорвут ли протесты демократические устои Пакистана, особенно в свете предстоящих парламентских выборов?

О: Нет, протесты не подорвут демократические устои, потому что они уже подорваны коррумпированным руководством страны. Мы хотим вернуть страну на демократический путь, установить власть народа в соответствии с буквой и духом демократии. Мы не хотим отсрочки выборов. Предложенная мной реформа избирательной системы уже прописана в Конституции Пакистана и в избирательном праве. 8 июня 2012 года она одобрена Верховным судом страны. Нам остается лишь привести в исполнение требования, которые содержатся в Конституции, избирательном праве и решении Верховного суда. На это нужно не более одного месяца. А нас заставляют ждать целых три. Поэтому ни о каком подрыве демократических устоев не может быть и речи. Выборы могут состояться в нужное время.

В: Вы обвинили власти страны в коррупции и других преступлениях. Какая политическая сила в Пакистане могла бы помочь осуществить те изменения, о которых Вы говорите?

О: Прежде всего, позвольте мне объяснить, почему я считаю большинство этих людей коррумпированными. В правительстве есть специальное ведомство по борьбе с коррупцией – это Национальное бюро по борьбе с финансовыми правонарушениями. Его возглавляет Фасих Бохари, адмирал в отставке, назначенный президентом Асифом Али Зардари.

Он оценил масштабы коррупции в стране. За год Пакистан теряет 5 триллионов рупий. Это официальные цифры, которые озвучиваются на уровне правительства. Также говорилось, что 70 процентов депутатов парламента уклоняются от налогов – и никто не стал этого отрицать. Они не заполняют налоговые декларации, скрывают источники своих доходов. То есть всеобъемлющая коррупция – реальность, и никто это не отрицает. Поэтому наш марш направлен против коррупции. Мы хотим избавить общество от нее. Это актуально для всего мусульманского мира, для третьего мира, для развивающихся мусульманских стран – мы должны избавиться от коррупции и коррумпированных лидеров. От тех, кто уклоняется от налогов и нарушает закон. Именно поэтому мы начали эту борьбу. Настал теперь черед нашей площади Тахрир.

В: Вы упомянули Египет и еще ряд стран. Есть известное выражение: «Революция пожирает своих детей». Сейчас у власти в Египте, Ливии, других государствах не те, кто стоял у истоков революций… А Вы не боитесь, что плоды Ваших нынешних действий будет пожинать кто-то другой?

О: Нет, я не думаю, что это может произойти. У этих других нет желания взять власть в свои руки. К тому же, их авторитет сильно упал. Более того, они не умеют управлять гражданским обществом, так как у них нет опыта. Говоря о революциях, не забывайте, что в Египте, Тунисе, Ливии - во всех этих странах - на протяжении многих лет правила военная диктатура. И люди выступили против такой власти. В Иране была монархия - и народ поднялся против шаха. Пакистан в этом смысле несколько отличается от других стран. Здесь нет ни монархии, ни военной диктатуры. Здесь выборно-авторитарный режим, и правят диктаторы, избранные народом. Да, формально демократия работает: ведь есть политические партии! Но каждые пять лет правящая партия подтасовывает выборы, чтобы остаться в парламенте. Настоящей демократии в Пакистане нет: ни в политике, ни в экономике, ни в социальной сфере. Фактически народ не участвует в демократическом процессе. У людей нет работы, их не защищает закон, и никто не гарантирует даже личную безопасность, не говоря уже об имуществе и бизнесе. То и дело кого-то убивают или похищают. После терактов в Белуджистане 125 тел погибших не могли похоронить целых четыре дня. Никто из министров, из местных властей или депутатов Национальной ассамблеи так и не побывал там. А премьер приехал только спустя четыре дня. В Пакистане царит полный произвол, анархия и хаос, а правительство полностью парализовано. И это при том, что Пакистан – единственная в мире мусульманская страна с ядерным потенциалом! Если все и дальше так пойдет, дело может окончиться катастрофой. Поэтому необходимо поставить страну на демократические рельсы и нормализовать ситуацию на конституционно-правовой основе. В этом и состоит цель нашего движения.

В: Вы не боитесь, что в случае применения силы среди участников марша может быть много жертв? О: Мы должны защищать свои права. Люди обязаны защищать свои права. Народ хочет жить в мирном обществе. В: Но что, если все-таки будет применена сила? О: Я не думаю, что у них это получится. Я знаю, что власти Пенджаба прислали несколько тысяч солдат. Они уже попытались помешать нам, когда мы прибыли сюда, однако потерпели поражение. Они натолкнулись на нашу охрану. Даже женщины вышли им навстречу. И в итоге они были вынуждены бежать. Я знаю, что власти Пенджаба направляют сюда еще тысячи солдат. Из столицы тоже перебрасывают войска. Они пытаются действовать сообща. Но здесь сейчас находятся сотни тысяч людей, хотя они не вооружены и настроены мирно. У них нет оружия, но даже без него такого количества людей достаточно, чтобы заставить правительство отказаться от политики террора.

В: Было много вопросов о том, на какие средства Вы организовали этот марш. Используете ли вы иностранную финансовую помощь?

О: Ответ очень прост. Кто спонсировал революцию в Египте? Кто давал деньги народу Ливии? Народу Туниса? Люди! Кто давал деньги народу Ирана, (как давно это уже было) когда тот поднялся на революцию? Люди отдали свои жизни, что уж говорить о деньгах… Каждый последний бедняк что-то продал и поделился деньгами. Моя семья поделилась деньгами – жена, дети, невестка. Женщины и девушки сдают свои украшения. Некоторые вообще дома продают; кто-то еще – мотоциклы или автомобили. У кого какие накопления есть – люди жертвуют ими ради общественного резонанса. Они согласны отдать все ради общего дела.

В: Господин Кадри, это секрет Полишинеля, что США и некоторые другие западные страны сыграли свою роль в формировании политических событий и сценариев в Пакистане. Какой Вы видите эту роль, и какова ваша стратегия по отношению к Америке и этим западным странам?

О: Это происходит из-за некомпетентности руководства страны. Компетентный лидер четко представляет себе первостепенные интересы своего государства и способен разработать соответствующую внешнюю политику, исходя именно из национальных интересов. Ни одна страна в мире, будь то Америка или еще кто-либо, не может вечно оставаться ни другом, ни врагом. Мы не хотим враждовать с другими государствами и не хотим видеть США или любую другую страну своим врагом. Мы хотим поддерживать справедливые дружеские отношения со всеми странами. Вместе с тем мы хотим защитить свои национальные интересы. Мы хотим стать мирной страной, жить в мире с соседями в регионе, и чтобы все страны жили мирно.

В: Некоторые напрямую обвиняют Вас в стремлении проводить в Пакистане политический курс, навязанный из-за рубежа. Ваш марш совпал по времени с обострением напряженности на границе с Индией в районе Кашмира, а также с терактами в Кветте в провинции Белуджистан и других городах. Тогда в Пакистане за один день погибли 125 мусульман-шиитов, и множество людей получили ранения. Как бы Вы ответили на подобные обвинения?

О: Назовите мне хоть один день, который обошелся бы без чрезвычайного происшествия в Пакистане – без покушений, без взрывов, без похищений. Все это происходит ежедневно – именно из-за некомпетентности и бездарности руководства страны. Все обвинения, связанные с моим приездом в Пакистан, ложные. Я их целиком и полностью отвергаю и опровергаю. Я не для того приехал, чтобы проводить здесь чей-то курс; у меня один курс – государство Пакистан! Недоброжелатели могут рассказывать обо мне все, что угодно. Бывший президент Египта Хосни Мубарак в свое время мог бы выдумывать то же самое о египетских революционерах.

В: Сейчас там нечто подобное и рассказывают.

О: Вот, я же говорю. И ливийский лидер Муаммар Каддафи своих противников обвинял в том же самом. Каждый раз, когда кто-то что-то хочет поменять, люди, заинтересованные в сохранении статус-кво, распускают именно такого рода клевету.

Сейчас самый подходящий момент для того, чтобы подняться на борьбу и потребовать демократических перемен. Ведь мы специально не хотели прерывать срок полномочий нынешнего пакистанского руководства. У них было пять лет, и мы хотели, чтобы они отработали весь свой срок до конца. А сейчас их пребывание у власти практически подошло к концу – в марте уже очередные выборы. Понимаете? Их время заканчивается. На протяжении срока их полномочий массовых выступлений не было: мы дали им время, чтобы они хоть что-то сделали для народа. Вот только они ничего не смогли! И сейчас – наилучший момент для проведения избирательной реформы, только это нужно сделать до начала предвыборной кампании. Потому что если следующие выборы проводить в рамках все той же коррумпированной системы (как было на протяжении всей нашей истории), то к власти снова придут все те же нечистоплотные люди – с поддельными дипломами, с уголовным прошлым, с доходами, скрытыми от налогообложения. Такие, как премьер-министр, которого Верховный суд постановил заключить под арест. Если подобные деятели снова окажутся в парламенте, это обречет страну на бедствия еще на пять лет. Вот почему я считаю настоящий момент оптимальным для проведения избирательной реформы. А уж потом должны состояться выборы – без переносов, в сроки, определенные конституцией.

В: Есть ли у Вас политические амбиции?

О: Я приехал сюда не затем, чтобы захватить властные полномочия. Моя цель – дать власть пакистанскому народу. Я уже объявил о том, что не буду выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра в переходном правительстве – ни в коем случае.

Сегодня в СМИ
Лента новостей