«МГБ станет координационным центром»: эксперты о реформе силовых структур

Короткая ссылка
В России планируется провести многоступенчатую реформу правоохранительных органов. Она подразумевает включение нескольких силовых ведомств в единую структуру — Министерство госбезопасности (МГБ). RT обобщил всё, что известно о готовящихся преобразованиях, и, обратившись к экспертам, ответил на вопрос, почему МГБ может оказаться эффективным инструментом в борьбе с криминалом и террористической угрозой.
«МГБ станет координационным центром»: эксперты о реформе силовых структур

О готовящейся реформе силовых структур в понедельник сообщила газета «Коммерсантъ». Согласно новой концепции, в ближайшее время Федеральная служба безопасности, Служба внешней разведки и большинство подразделений Федеральной службы охраны будут объединены и станут частями новой структуры — Министерства госбезопасности. Часть функций нынешней ФСО начнёт осуществлять Служба безопасности президента. Помимо охраны, она будет курировать вопросы спецсвязи и транспортного обслуживания высших должностных лиц. Следственный комитет могут вернуть в состав Генеральной прокуратуры, причём прокуратура в этом случае возобновит надзор над СКР. Ещё одна важная деталь: Генпрокуратура хотя и останется самостоятельным органом, будет, в свою очередь, находиться под надзором Министерства госбезопасности.

Новое министерство также получит право забирать в своё производство наиболее громкие уголовные дела. Судя по всему, сотрудники МГБ будут сопровождать расследование уголовных дел, возбуждённых по их материалам Следственным комитетом и МВД, а также осуществлять процессуальный надзор за ними. Кроме того, МГБ будет заниматься обеспечением собственной безопасности во всех правоохранительных и силовых структурах.

Функции МЧС, скорее всего, поделят между Министерством обороны и МВД. В МВД также вернут Государственный пожарный надзор, который ранее находился в его структуре.

Основная цель глобальных преобразований — повышение эффективности работы силового блока и искоренение коррупции в правоохранительных органах. Ожидается, что реформирование полностью завершится к выборам президента России в 2018 году.

В понедельник, 19 сентября, пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков не стал комментировать информацию о готовящейся реформе.

Между тем источник RT в силовых органах подтвердил, что обсуждение подобной реформы ведётся уже давно. Катализатором процесса, по словам собеседника телеканала, стала ликвидация ФСКН и ФМС, а также последовавшее за этим создание Росгвардии.

Президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», бывший заместитель командира «Альфы», полковник Сергей Гончаров:

— Новое ведомство необходимо для отражения внешних угроз — в частности, на фоне противостояния России с Западом. Некоторые утверждают, что МГБ необходимо для борьбы с внутренними врагами. Но это же бред! Результаты последнего голосования в Государственную думу показали, что никаких врагов у нас нет, люди поддерживают партию власти и президента. Риска «майданов» и «цветных революций» у нас на сегодняшний день точно не наблюдается.

Очевидно, что процесс преобразования будет проходить тяжело. Сейчас существует множество силовых структур, в каждой — немало генералов и высокопоставленных офицеров. Что с ними делать? Это серьёзный вопрос, на решение которого потребуется политическая воля. Но это надо делать, это неизбежно.

Генеральный директор Национального антикриминального и антитеррористического фонда Виктор Куликов:

— Это здравая идея, даже и спорить нет смысла. Все силовые ведомства надо перевести под единое руководство. Тогда мы искореним ложную конкуренцию, избавимся от тех разборок, которые наблюдаем сегодня между правоохранительными ведомствами. Ни для кого не секрет, что подобные разногласия не служат делу и подрывают столь важную для страны деятельность специальных служб.

Когда появится единый центр управления, все противоречия будут минимизированы, они просто-напросто сойдут на нет.

Генерал-лейтенант милиции в отставке, экс-начальник Шестого главного управления МВД СССР по борьбе с оргпреступностью, коррупцией и наркобизнесом Александр Гуров:

— Многие сейчас боятся, что в страну возвращается авторитаризм, кровавый режим. Ничего подобного: ведь трактор, который стоит, сам по себе никого не давит. Так и с этой структурой — она не станет какой-то опасной машиной для населения.

На самом деле опасаться стоит раздробленности структур, из-за чего сегодня расплодилась коррупция в правоохранительной системе. Надо создавать единый координационный центр, каким может стать МГБ. Это повысит боеспособность спецслужб, сократит затраты, информационное обеспечение улучшится. Будет поставлена задача не политического плана. Главная цель — борьба с коррупцией, которая сегодня разрушает нашу страну. Нормальному добропорядочному человеку эта служба точно не угрожает.

Государственный советник юстиции III класса, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР Владимир Калиниченко:

— Создание такого министерства — правильное решение. То, что у нас происходит в силовом блоке сейчас, в корне неверно. Нам нужна одна рука, которая будет и с бандитами бороться, и границы страны защищать. Так было раньше. И это, если вы помните, хорошо работало. Разрушили систему, но лучшей не построили. Не надо всё распылять, не надо размывать ответственность. Советский опыт в данном случае является единственно верным, кто бы что ни говорил.

Подполковник ФСБ в отставке, ветеран антитеррористической группы «Альфа» Алексей Филатов:

— Не надо раздувать штаты, чтобы потом у полковников находить в квартире миллиарды. Надо жить по средствам.

Эта инициатива окажется полезной, поскольку она позволит уменьшить управленческий аппарат, сократить дублирование функций и соответственно бюджетные траты. Все чиновничьи сообщества, и силовые в том числе, склонны к саморазмножению. Именно поэтому время от времени к ним надо походить со стороны и отрезать лишние отросшие щупальца.

Первый зампредседателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич:

— Пока это ещё только идея, которая не получила официального одобрения государства. Однако если эта инициатива дойдёт до реализации, я её, конечно, поддержку. Такие вещи в состоянии делать только сильный президент с высоким рейтингом в сильной стране. С точки зрения оптимизации затрат — очень хорошее предложение. Причём качество не потеряется, что важно. Но процесс безболезненным в любом случае не будет — отдельные большие начальники могут остаться без работы.

Первый вице-президент Центра моделирования и стратегического развития Григорий Трофимчук:

— В новой России, как многие уже успели заметить, нет намертво застывших министерств, департаментов и ведомств. Исполнительные структуры находятся в режиме постоянного организационного тестирования, поиска оптимального рабочего формата. В том числе это касается и силовых структур государства, которые уже не раз подвергались реформированию. А это значит, что реформирование будет продолжено, в том числе в отношении МВД и ФСБ. Здесь надо также учитывать непростую общую ситуацию, складывающуюся вокруг страны последние несколько лет, и на этот вызов необходим адекватный ответ, прежде всего в организационном плане.

Специальные структуры должны быть максимально эффективны для ликвидации текущих и, главное, будущих угроз. Немаловажное значение имеет даже название будущей структуры, хотя кому-то это может показаться мелочью. Термин «госбезопасность» сам по себе мобилизует сознание российских граждан, что проверено временем. Простые, проходные и гладкие аббревиатуры здесь нежелательны. В частности, сплав букв «КГБ» выглядел, наверное, коряво, но это, как ни странно, демонстрировало нужную жёсткость, которой нет у гладких сокращений. Точно так же выглядел бренд «МГБ», но при этом он тоже работал чётко во всех отношениях. Чем быстрее будут проведены указанные реформы, тем лучше. При этом они уже не должны выглядеть как простой «слив-разлив» ведомств, а именно как нахождение единственного точного и приемлемого для страны варианта.

Директор Института политической социологии Вячеслав Смирнов:

— У нашей страны есть замечательная история и большой опыт в области создания и функционирования специальных служб. Весьма закономерно, что после 25 лет не очень удачных экспериментов всё возвращается на круги своя.

Практика советского времени показала оптимальность данного подхода. Да и возможная ликвидация Следственного комитета путём слияния его с Генпрокуратурой вполне ожидаема. У государства стало меньше лишних средств, и большое количество соперничающих спецслужб уже не способствует процветанию. Опыт СССР не стоит отвергать и забывать. И проводимую реформу спецслужб можно только приветствовать.

Справка

Министерство государственной безопасности существовало в Советском Союзе с 1946 по 1953 годы. Оно было сформировано из Народного комиссариата госбезопасности и отвечало за борьбу с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок, противодействие контрреволюции, а также за охрану руководителей Коммунистической партии и правительства Советского Союза. В 1953 году, сразу после смерти Иосифа Сталина, ведомство было объединено с МВД СССР.

Михаил Белый

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал