Дедушка умер, а дело живёт: 40 лет назад не стало Мао Цзедуна

Короткая ссылка
Сорок лет назад не стало Мао Цзедуна. Эта дата важна не только для Китая, который до сих пор официально идёт курсом «Великого Кормчего». Теоретическое наследие Мао по сей день актуально для вооруженных партизанских движений во всем мире.
Дедушка умер, а дело живёт: 40 лет назад не стало Мао Цзедуна

Если завтра любая европейская коммунистическая партия заявит о необходимости захватить телефон, телеграф, отдать фабрики рабочим и начать продразвёрстку, то вряд ли кто-то откликнется на её призыв. Скорее, просто покрутят пальцем у виска и позвонят в полицию: «Приезжайте скорее, у нас коммунисты с ума сошли».

Коммунистическое движение за последние сто лет через многое прошло и сильно изменилось. Необходимость построения коммунизма или хотя бы передела собственности ушла из риторики официальных левых партий, даже у тех из них, кто ведёт свою родословную напрямую от Карла Маркса.

Изменился и Китай. От наследия Мао во «второй экономике мира» не осталось и следа. Спокойно чувствуют себя китайские воробьи и миллионеры, не размахивают красной книжечкой отряды хунвейбинов. Китай мягко порвал с ультрареволюционным прошлым, в котором даже СССР рассматривался как ревизионистское недоразумение. Имя «великого кормчего» вспоминается лишь в официальных речах и во время нечастых юбилеев.

Но и сегодня, в сороковую годовщину смерти Мао Цзедуна, председатель улыбается из мавзолея. Революция не закончена, и партизанское наследие Мао в надёжных руках.

Крестьянская правда

«По оценкам некоторых индийских экспертов, до 40% территории Индии в той или иной степени находятся под контролем повстанческих группировок», — рассказывает кандидат политических наук Александр Яковлев, специалист по терроризму в Индии.

Значительную часть этих группировок составляют наксалиты — леворадикальные группы, которые изначально развивались как маоистские партизанские объединения. Самые старые и крупные из них и сегодня находятся под влиянием идеологии Мао Цзедуна и разработанной им концепции партизанской войны. Свою войну они начали ещё в 60-е годы ХХ века.

Современный маоизм — это не ориентация на Китай, как иногда ошибочно трактуют этот термин. Для КНР индийские повстанцы малоинтересны, прошли те времена, когда Китай с готовностью помогал революционерам Африки, Азии и Латинской Америки.

Маоизм — это ряд методов, разработанных Мао специально для революционной войны в сельской местности, в частности концепция народной войны. Она строится на создании особых партизанских районов, которые динамично (в случае чего можно просто уйти в труднодоступную местность, а потом вернуться) охватывают военные и административные центры противника, чтобы однажды взять их под свой контроль.

 

«…район действий партизан с самого начала представляет собой лишь партизанский район. На его территории партизаны вначале могли лишь выбирать удобные пункты для своего временного тыла. Когда же силы противника на этой территории будут уничтожены, когда будет широко развёрнута работа по мобилизации народных масс, тогда <…> данная территория превратится в сравнительно устойчивую опорную базу».

Вопросы стратегии партизанской войны против японских захватчиков». Мао Цзедун. 1938)

Наксалиты борются за социальную справедливость с оружием в руках — так же, как это делали революционеры ХХ века. Сейчас в Индии сильно упал уровень жизни, что признаёт даже официальная индийская статистика, а это ведёт к радикализации наиболее обездоленной части общества. Вряд ли разрозненным отрядам наксалитов удастся полностью окружить индийские города, но в прошлое они уйдут не скоро.

Индийские повстанцы знают, как завоевать популярность. Индия — многонациональная страна, в жизни которой огромную роль играют кастовые пережитки. Пропаганда наксалитов понятна даже самому неграмотному крестьянину. Она направлена на национальные меньшинства, на беднейших крестьян. Наксалиты говорят на их языке, маоистская агитация проста и доступна: это не обязательно агитационные брошюры (к чему они, если крестьянин не сможет их прочитать?), а, например, революционный театр со сценами крестьянской и партизанской жизни. Это концепция линии масс — ещё одно наследие Мао.

«Во всей практической деятельности нашей партии правильное руководство всегда должно строиться на принципе «черпать у масс и нести в массы».

(«К вопросу о методах руководства». Мао Цзедун. 1943)

Последняя революция

Если индийские левые повстанцы под флагом идей Мао Цзедуна пока только сражаются за светлое завтра, то в соседнем Непале они даже смогли победить.

Гражданская война в этой стране шла около десяти лет. Против непальских королей воевали вооружённые отряды Объединённой коммунистической партии (маоистской), которые смогли взять под контроль 80% территории страны и начать блокаду столицы — Катманду. В 2006 году это спровоцировало массовые антимонархические выступления в стране. Король Гьянендра пошёл на уступки, а потом и вовсе потерял власть, которая перешла к коалиционному правительству левых партий, в том числе и маоистов.

Впрочем, Непал так и не стал примером торжества маоизма в XXI веке. Маоистские партии достаточно популярны там и по сей день, но они значительно уступили более умеренным движениям левой направленности. А маоисты влились в общедемократический политический процесс в стране. Вчерашние повстанцы критикуют бывших вождей, которые заняли тёплые места во власти и забыли о своих обещаниях.

«Они больше не маоисты. Они националисты».

(Хагендра Санграула, непальский писатель-коммунист)

Гражданская война в Непале унесла почти 16 тысяч жизней. Но и это немалое количество меркнет на фоне официально ещё не закончившегося конфликта в Перу. Первую скрипку в нём играла террористическая Коммунистическая партия Перу, также известная как «Сияющий путь», которая стоит на маоистских позициях.

В 1980-е годы кровавое противостояние «Сияющего пути», перуанского правительства и ещё одной левой группировки — «Революционное движение имени Тупака Амару» — привело к десяткам тысяч смертей. Ни одна сторона не хотела уступать пальму первенства в уровне жестокости. Сегодня в перуанских тюрьмах сидят бывшие лидеры всех трёх сторон конфликта: бывший диктатор страны Альберто Фухимори, бывший командир движения имени Тупака Амару Виктор Полай и бывший лидер «Сияющего пути» — профессор философии Абимаэль Гусман, известный под революционным псевдонимом Председатель Гонсало.

«Сияющий путь» прославился разрушительными терактами на улицах перуанских городов и кровавыми расправами с крестьянами, которые отказались поддержать революционную программу партии (справедливости ради стоит отметить, что ультраправые военизированные отряды Фухимори тоже гуманизмом не отличались, за что экс-президент теперь и сидит). Но арест лидера организации так и не положил конец её деятельности. Гусман творчески развил и переработал идеи Мао, адаптировал их к перуанской действительности.

«Председатель Гонсало учит нас, что человек должен быть готов заплатить самую высокую цену на войне, но нужно стремиться к тому, чтобы цена оказалась наименьшей».

(Военная линия. Коммунистическая партия Перу)

Именно идеология и первоначальные успехи «Сияющего пути» в своё время вдохновили непальских маоистов на вооружённую борьбу. В Непале они победили и стали респектабельными парламентскими политиками. В Перу же им приходится прятаться в джунглях или сидеть в тюрьмах.

В настоящий момент действия «Сияющего пути» потеряли тот размах, который носили при Гусмане, но боевики партии продолжают периодические атаки из труднодоступных баз  — как завещал Мао. Последнее крупное нападение «Сияющего пути» произошло в апреле 2016 года, в его результате погибли восемь перуанских военных и двое гражданских лиц. Зато партизаны недавно приговорили к смерти бывшего вождя — Председателя Гонсало — за то, что в застенках он пошёл на сотрудничество с перуанскими властями.

…Мы раздуваем пожар мировой

Не так трагично выглядит ситуация на Филиппинах, где также десятки лет действуют партизаны Новой народной армии — вооружённое крыло маоистской Коммунистической партии Филиппин. 26 августа правительство страны и повстанцы подписали декларацию о прекращении огня, которая может стать первым шагом к концу полувекового противостояния.

Маоистские группировки принимают участие даже в сирийской войне, небольшие отряды маоистской Марксистско-ленинской коммунистической партии Турции и Северного Курдистана воюют на стороне сирийских курдов и особенно отметились во время ожесточённых боёв за Кобани в 2014 году.

«Мы уничтожим ИГ*, фашистское колониальное турецкое государство и других врагов народа!»

Само по себе существование разветвлённого партизанского движения под маоистскими лозунгами, в котором принимают участие десятки тысяч человек по всему миру, — это ещё одно наследие Мао. Он исходил из того, что мировая революция будет всемирным восстанием третьего мира. Мировая деревня окружит мировой город.

Мао Цзедун оказался единственным революционером ХХ века, за идеи которого до сих пор готовы идти не в парламент, а на смерть. И в то же время он стал создателем одной из величайших мировых держав, которой давно уже претят всякие революции. Ему как диалектику это бы понравилось.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая организация, запрещённая в России.

Виктор Миронов

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал