Когда цель не видна: с чем пришли в Сирию турецкие войска

Турецкие танки сегодня пересекли границу с Сирией и приняли участие в сражении за город Джараблус. Операция началась без санкции Совбеза ООН и согласования с сирийским руководством. Анкара настаивает, что её цель — ликвидация угрозы со стороны «Исламского государства»*, но опрошенные RT эксперты полагают, что Турция поставила перед собой и иные задачи.
  • Reuters

Бронетехника Турции при поддержке истребителей коалиции, которую возглавляет США, перешла границу с Сирией этим утром. Объявленная цель турецких танков — город Джараблус, удерживаемый бойцами «Исламского государства». Анкара заявила, что операция продолжится вплоть до ликвидации угрозы со стороны ИГ. Но далеко не все наблюдатели полагают, что уничтожение террористов — основная причина вторжения. Более того, курдское ополчение в Сирии объявило, что расценивает действия Турции как оккупацию.

В самой Сирии военную операцию назвали нарушением суверенитета — Дамаск не давал на неё разрешения, как в случае с операцией российских ВКС в сентябре 2015 года. «То, что происходит в Джараблусе, не является борьбой с терроризмом, как заявляет Турция. Поэтому Сирия требует от ООН прекратить эту агрессию, предпринять необходимые действия согласно закону и заставить уважать независимость и целостность государства», — подчеркнули в сирийском дипведомстве.

«Умеренные» и не очень  

Определённые опасения в связи с действиями Турции возникли и в российском МИД. «В Москве глубоко обеспокоены происходящим в районе сирийско-турецкой границы. Прежде всего, вызывает тревогу возможность дальнейшей деградации обстановки в зоне конфликта, в том числе с учётом возможных сопутствующих жертв среди мирного населения», — говорится в официальном заявлении, размещённом на сайте МИД РФ.

Хотя Анкара заранее уведомила Москву о своих намерениях и заявила о готовности взаимодействовать по сирийскому вопросу, несанкционированные действия турецких властей, как и их симпатии к «умеренной оппозиции» не могут не настораживать российское руководство. У двух государств разное понимание того, какие группировки являются террористическими и кто должен занимать президентское кресло в Дамаске. С этой точки зрения ввод турецких войск усложняет реализацию задач, поставленных Россией в Сирии, считает директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии Владимир Аватков.

«Очевидно, что турецкие войска будут оказывать поддержку определённым группам влияния. Известно, что Анкара хотела бы поддержать «умеренные» группировки на сирийской территории. Здесь целый пласт интересов», — поясняет Аватков. 

Турецкий спецназ будет работать на месте с локальными силами, но что это за силы, сказать пока трудно, уверяет ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований НИУ ВШЭ Алексей Образцов. «Это могут быть как туркоманские отряды, так и вооружённая антиасадовская оппозиция, которая не выдвигает на первый план лозунг создания исламского государства. Ситуация очень запутанная», — заключил он в беседе с RT.

Курдская проблема

По словам Образцова, какую оппозицию в Сирии можно назвать умеренной, а какую нет — определить невозможно. В стране идёт гражданская война, в которой участвуют десятки группировок, и в зависимости от хода этой войны одни группы радикализируются, а другие ослабляют сопротивление. Но можно с уверенностью сказать, какую группу Турция никогда не поддержит. «Турки выступили не столько против ИГ, сколько против объединяющихся сил курдов, разумно предполагая, что если на севере Сирии произойдёт их объединение, то конфликт распространится на сопредельные турецкие регионы, в значительной степени населённые такими же курдами», — отмечает эксперт.

Объединение сирийских и турецких курдов — страшный сон Эрдогана, соглашается с Образцовым руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев. Тем не менее востоковед подчёркивает, что и «Исламское государство» для Анкары — не просто предлог для вторжения в Сирию. В прошлом выгодный поставщик нефтепродуктов, заодно сдерживающий курдское ополчение, сегодня ИГ доставляет туркам немало хлопот. Его боевики совершают теракты на турецкой территории, убивают военных и гражданских в столице и туристических центрах.

«Турции важна борьба с «Исламским государством». Она продиктована террористической активностью ИГ на турецкой территории, что является угрозой нацбезопасности», — подчеркнул Исаев в интервью RT. По словам эксперта, если ранее военному вмешательству в сирийский конфликт препятствовало несговорчивое армейское руководство страны, то после попытки переворота 16—17 июля и последовавшей за этим чистки военной элиты Реджеп Эрдоган уже не видит преград для осуществления интервенции.

Поддержали Эрдогана и Соединённые Штаты, которые не испытывают никакого смущения, выступая на стороне Анкары и курдских оппозиционеров одновременно. «Вашингтон заинтересован в том, чтобы в сирийском конфликте увязло как можно больше игроков. Американцы не поддерживают только одну из сторон — они оказывают знаки внимания то одним, то другим. В этом плане ситуация для США сейчас вполне комфортная», — говорит Исаев.  

Вопрос приоритетов

Введя танки в Сирию, Турция стала ещё одной вооружённой стороной в и без того хаотичном конфликте, развивающемся в разобщённом, нашпигованном оружием регионе. Какими бы ни были действия турецкой армии, риск технических ошибок, случайных столкновений между различными силами антитеррористического блока, как и риск случайных жертв среди мирного населения, от этого только возрос. Вместе с тем наблюдатели отмечают, что Турция решилась на сирийскую интервенцию после налаживания дипломатических связей с Россией. Владимир Аватков полагает, что это далеко не случайность: риски эскалации конфликта уменьшились хотя бы по этому направлению.    

«После инцидента со сбитым российским Су-24 Турция боялась пересекать границу с Сирией, считая дальнейшую эскалацию конфликта с Россией крайне опасной. Теперь, когда дипломатические отношения восстановились, когда есть горячая линия между министерствами обороны двух стран, видимо, появилась возможность если не для договорённостей, то по крайней мере для предварительного оповещения партнёров и изучения их реакции», — говорит Аватков.

Если Анкара будет действовать взвешенно, это поможет укротить хаос в регионе, полагает Алексей Образцов. «Джараблус является своего рода проходным двором для горячих голов, готовых на любой войне погреть руки. Они спокойно перемещались из Сирии в Турцию и обратно. Для этого контингента бандитов введение турецких войск определённо создаст трудности. Если турки будут реально с ними бороться, это будет сделано и в интересах России».

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая организация, запрещённая в России.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал