До и после $50: эксперты о том, чего ждать России от нефтяных цен

Цена на нефть марки Brent вчера впервые за полтора месяца превысила психологически важную отметку в $50 долларов за баррель. RT поинтересовался у экспертов, начало ли это долгосрочного тренда либо просто спекулятивный скачок.
  • © Reuters

К концу торгов 18 августа североморская нефть на бирже ICE в Лондоне стоила $50,85, на 2,07% дороже, чем днём ранее. Рост котировок произошёл после публикации о сокращении запасов нефти в США — крупнейшем в мире рынке углеводородов. За предыдущую неделю они уменьшились сразу на 2,5 млн баррелей, что стало сюрпризом для аналитиков, ожидавших вдвое меньшего показателя. При этом добыча нефти в Соединённых Штатах за неделю выросла на 1,79%, или на 152 тыс. баррелей в сутки, до 8,597 млн баррелей в сутки. Поддержку росту стоимости нефти оказал также и дешевеющий к мировым валютам доллар. В четверг его индекс (курс к корзине валют шести стран — основных торговых партнёров США) снизился на 0,40%.

«Нынешние колебания цен на рынке — это биржевые спекуляции в чистом виде, — отметил в интервью RT ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев. — Спекулянты скупили большое количество фьючерсных контрактов и играют на повышение. Фундаментальных причин для резкого роста цен нет. Потребление углеводородов в мире растёт меньшими темпами, чем ожидалось — сказывается экономический кризис во многих странах. Кроме того, с рынка уходит дорогая нефть, добываемая с большими операционными затратами на сланцах в США, битуминозных песках Канады, в долине реки Ориноко в Венесуэле и на глубокой воде с морских платформ. Поэтому на рынке наблюдается равновесие с небольшой тенденцией к превышению спроса над предложением».

ОПЕК мертва

По мнению директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, произошедший вчера скачок цен может быть очень быстро отыгран назад и цены вновь вернутся в район $40 за баррель. «Предстоящее сентябрьское заседание ОПЕК в Вене используется как информационный повод для разогрева рынка, — констатировал он в беседе с RT. — С этой целью была сделана утечка со стороны Саудовской Аравии о том, что Эр-Рияд готов обсуждать с другими членами картеля возможность уменьшения или заморозки добычи на нынешнем уровне. Всего за несколько недель цены выросли почти на 20%. Такого давно не было, но это и фактор волатильности, риски тоже растут. Если ОПЕК снова ни о чём не договорится, а скорее всего, именно так и произойдёт, рынок пойдёт вниз».

Не связывает больших ожиданий с предстоящим в австрийской столице заседании Организации стран-экспортёров нефти и Рустам Танкаев. «ОПЕК уже 2,5 года как мертва и никаким регулятором уже не является, — считает эксперт Союза нефтегазопромышленников. — Недавно министр энергетики РФ Александр Новак завил, что Россия готова к возобновлению диалога с ОПЕК по поводу сокращения объемов добычи на уровне января 2016 года. Но опыт последних месяцев показывает, что и от октябрьской сессии, на которой с членами картеля встрется министры стран-экспортёров, не входящих в эту организацию, в том числе России, серьёзных решений ждать не стоит. В обозримой перспективе цены вряд ли поднимутся выше $60. Если же это всё-таки произойдёт, то очень быстро вернутся сланцевая нефть и канадские битумы, а никому из серьёзных участников нефтяного рынка это не нужно».

«Если брать среднегодовую цену, то она по российской марке Urals едва превышает $40, — сказал RT Сергей Пикин. — Текущая цена барреля Brent в $50 соответствует примерно $48 за Urals. В идеале для российского бюджета необходима среднегодовая цена Urals в $50. Чтобы это случилось, необходимо, чтобы цена Brent сейчас превысила $55 и оставалась устойчивой до конца года. На мой взгляд, этого не произойдёт, рынок не готов к подобной ситуации. Когда в мае-июне американская нефть марки WTI подорожала до $50, многие компании в США возобновили бурение на сланцах, добыча перестала падать. Сейчас оценочная себестоимость многих сланцевых проектов приближается к $40, потому что снизились расходы на бурение и происходят технологические усовершенствования».                                

Интересно, что на фоне подорожания цен на сырьё финансовые власти России планируют заложить в трёхлетний бюджет на 2017-2019 годы стоимость бочки, равную $40. Как заявил на этой неделе в Магнитогорске министр финансов РФ Антон Силуанов, это необходимо для того, «чтобы минимизировать риски для исполнения бюджета в случае изменения цен на нефть в дальнейшем. Ведь никто не знает, как будет складываться мировой спрос на нефть, как будут складываться мировые темпы экономического роста, который влияет на цены на нефть».

«Мы научились добывать нефть дешевле»

Оптимальной для нашей страны цену барреля в $50 считает и Рустам Танкаев. «Как это ни покажется на первый взгляд парадоксальным, Россия заинтересована в низких ценах на нефть, — подчеркнул он в беседе с RT. — Дело в том, что у нас сейчас самые низкие в мире операционные затраты на добычу — в среднем $2,1 за баррель, это абсолютный мировой рекорд, в кризис мы научились добывать нефть дешевле. В условиях низких цен мы получаем меньше денег, но при этом с рынка уходит дорогая нефть с высокими операционными затратами. Освободившиеся ниши занимают сейчас Россия, а также Саудовская Аравия и Иран, в которых также низка себестоимость добычи. Мы увеличиваем своё присутствие на рынке, и это хорошо, но есть и ложка дёгтя в этой бочке мёда. Добыча у нас растёт не слишком быстрыми темпами, при этом внутри страны сильно упало потребление нефтепродуктов на душу населения. В 2014 году оно составляло 0,87 тонны на человека, а в 2015-м сократилось до 0,82 тонны. По нашим расчётам, для нормального существования экономики России с её огромной территорией и довольно холодным климатом необходимо, чтобы на человека приходилось минимум 2,7 тонны нефтепродуктов в год. То есть у нас в три раза занижено потребление. Это плохо, так как означает, что в стране закрываются предприятия, растёт безработица, падает уровень жизни».

Андрей Лощилин

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал