Сделай сам: террорист-одиночка шагает по планете

Короткая ссылка
У международного терроризма новое лицо. Ещё вчера террорист-одиночка был явлением маргинальным, а сегодня индивидуальный джихад становится угрожающей тенденцией. Ницца и Вюрцбург — очередные печальные тому подтверждения. Экстремисты новой формации полностью самодостаточны: своим умом доходят до радикальных идей, сами планируют свои акции и сами же их осуществляют. О тайных и явных путях саморадикализации — в материале RT.
Сделай сам: террорист-одиночка шагает по планете

На Западе о новом поколении джихадистов заговорили несколько лет назад. Даже придумали специальный термин для обозначения этого явления — саморадикализация. Тогда это была ещё экзотика. Однако международный террорист быстро мутировал — теперь это рядовой горожанин, активный пользователь соцсетей, которому незачем отправляться на обучение в радикальные исламистские школы или тренировочные лагеря. Всю необходимую информацию он может почерпнуть из интернета. Легально и анонимно.

Портрет террориста

Нарисовать собирательный психологический и социальный портрет террориста новой формации непросто. Достаточно вспомнить последние атаки, совершённые джихадистами-одиночками, чтобы понять, насколько разнородны саморадикалы — по возрасту, социальному статусу, семейному положению. В Сан-Бернардино это была вполне благополучная семейная пара — гражданин США Cаид Фарук и его жена с видом на жительство, в поезде на Вюрцбург — юный беженец из Афганистана, в Орландо — гражданин США афганского происхождения с дипломом о высшем образовании в кармане и непыльной работой, в Ницце — тунисец с французским гражданством, тоже не бедствовавший и давно вышедший из подросткового возраста…

Правда, есть у них и нечто общее. «Всё это люди не очень психически устойчивые», — сказал в интервью RT Сергей Ениколопов, заведующий отделом клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН.

Конечно, для развития саморадикализации нужна благодатная почва — социальная неустроенность, неудовлетворённость своим положением в обществе, отсутствие перспектив и больших идей, ради которых стоит жить. «Существует идеологический вакуум, — сказал Сергей Ениколопов. — Большие идеологии умерли, они не работают. Люди ориентируются на маленькие идеологии. Но остаётся большое количество людей с чувством социальной несправедливости». Это чувство при определённых условиях и приводит, в конце концов, к саморадикализации.

Возможно, самый яркий пример террориста-индивидуалиста, одержимого Идеей, дал нам Достоевский. В конце XIX века движущей силой идейного борца Родиона Раскольникова был нигилизм, сегодня это джихадизм.

Каналы вербовки

Самовербовка потенциального террориста происходит по нескольким каналам. «Это и СМИ, и интернет, и социальные сети, и общение — этот старый, добрый способ никто не отменял, — считает Ениколопов. — Южные и восточные люди личному общению придают большее значение, чем западные. Беседы в кафе, за столом, на работе также играют важную роль. Есть ещё очень опасный канал — это тюрьма. Вспомните, социал-демократы попадали в тюрьму, там радикализировали уголовников — и в итоге мы получили 1917 год».

Однако основную роль играют всё-таки социальные сети, — об этом в своём комментарии сообщил RT ветеран группы антитеррора «Альфа» Игорь Шевчук.

Попасть в сеть

Но так ли уж самостоятельны в своём выборе пути террористы-одиночки? Специалисты-психологи считают, что процессом саморадикализации вполне можно управлять. Подспудно, незаметно, но последовательно.

«Можно подсказывать, направлять, — прокомментировал ситуацию Сергей Ениколопов. — Например, когда вы начинаете чем-либо интересоваться, у вас рано или поздно появляются знакомые, которые могут посоветовать, что почитать на интересующую вас тему, на каком сайте найти ту или иную информацию. Появляется круг товарищей-единомышленников, которые могут с вами поговорить на близкую вам тему. Дальше может появиться какое-нибудь тематическое сообщество, куда вам предложат вступить. Это так называемый путь «интереса к ...». И на этом пути вам вполне может встретиться человек, который скажет, что хорошо взрывать, убивать...».

Представители спецслужб более категоричны. «Это процесс достаточно управляемый, — сказал Игорь Шевчук. — Мы знаем, какое распространение имеет информация по интернету и соцсетям. Здесь в большей степени работают информационные технологии. Точнее было бы сказать, что мы имеем дело не с саморадикализацией, а с информационным зомбированием».

Запутанные нити интернет-паутины ведут в закулисье международного терроризма. «Сейчас можно с уверенностью говорить о действии сетевого терроризма, — отметил в интервью RT член комитета ГД РФ по международным делам Адальби Шхагошев. — Организованное сопротивление в Сирии спадает, и необходимость в боевиках на сужающемся поле военных действий становится меньше. Руководители, идеологи международного терроризма, дали команду той радикальной пирамиде, которую они выстроили в Европе, совершать теракты любым способом и в любых форматах. Сейчас человек кидается с топором, до этого был грузовик... Учитывая состояние дел в ЕС, это не последний теракт».

Норма жизни

Терроризм в ЕС действительно становится нормой жизни. Не успеют европейцы оправиться от одной террористической атаки, как тут же следует другая. И, похоже, пока в ЕС не могут найти противоядия. Политические власти с горечью констатируют факт трагедии, силовики расхлёбывают её последствия, а граждане несут на место происшествия цветы и свечи. И так раз за разом.

«После ноябрьских парижских событий Франция должна была стать самой безопасной страной в плане антитеррора, — сказал Игорь Шевчук. — Но этого не случилось. На мой взгляд, Европа не очень понимает, что на её территории происходит. В ближайшее время следует ожидать активизации экстремистов и новых инцидентов. Когда европейцы сумеют с этим справиться, непонятно. И где ждать следующего удара, предсказать довольно трудно».

Не лучше ситуация и в США. «Молекулы террора» проникают во все поры общества, а спецслужбы между тем никак не реагируют на предупреждения российских коллег в отношении братьев Царнаевых. Да что там, даже звонок собственных бдительных граждан по поводу подозрительного типа в оружейном магазине Орландо оставляют без внимания. Итог — 49 трупов и громкие заявления Обамы.

Что делать?

Конечно, чужая душа — потёмки. И распознать в рядовом гражданине потенциального террориста —дело непростое. Новый вид террористической угрозы требует и новых подходов. А с этим на Западе туго. Спецслужбы по инерции ориентированы на организованные группы и всё ещё бессильны перед одиночками.

«Террорист-одиночка — новая форма, — пояснил Сергей Ениколопов. — Он создаёт свою картину мира. И как у него что устроено в голове, не очень понятно, в отличие от организации, которая выдвигает какие-то требования и т.д.».

К тому же Запад не может ничего противопоставить идеологическому напору радикалов. «Опасность заключается в том, — отметил Адальби Шхагошев, — что в ЕС не хватает антиидеологических институтов».

Беспроигрышный вариант

Пока западные спецслужбы гадают, что делать с растущей саморадикализацией, «Исламское государство»* каждый новый теракт записывает на свой счёт. Причём независимо от того, имеет оно к нему отношение или нет. Трудно себе представить более выгодную ситуацию: ни затрат на покупку оружия и взрывчатки, на аренду квартир и машин, ни организационных усилий по вербовке боевиков, их обучению, доставке, ни рисков в случае провала. Всё держится на голой пропаганде в интернете.

Илья Оганджанов

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая организация, запрещённая на территории РФ.

 

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал