«Капитано Руссо»: История русского офицера, ставшего во время Второй мировой партизаном в Италии

В годы Великой Отечественной войны советские солдаты защищали от гитлеровцев не только свою Родину. Ещё в те дни, когда фашистов только начали выгонять за пределы Советского Союза, русские бойцы воевали против нацистов в самом сердце Европы. Около 5 тыс. советских солдат, сбежавших из фашистского плена, сражались бок о бок с партизанами в Италии. В их числе оказался уроженец Новосибирской области Владимир Яковлевич Переладов, командир легендарного Русского ударного батальона, прозванный итальянскими товарищами «Капитано Руссо».
«Капитано Руссо»: История русского офицера, ставшего во время Второй мировой партизаном в Италии

Узнав о нападении гитлеровцев на Советский Союз, Владимир, тогда только что окончивший 4 курс Московского планового института имени Кржижановского, сразу же записался в ополчение. Он и его однокашники оказались в 19-м полку Бауманской дивизии, которая набиралась в основном из интеллигенции и студентов. 19-й полк защищал 242 километр Минского шоссе (Смоленская область): строили укрепления и «стирали руки до кровавых мозолей».

Для Владимира Переладова солдатская жизнь была не в новинку: рано потеряв родителей, он воспитывался в музыкальной команде Новосибирского стрелкового полка. Условия, в которых росли в те времена сыновья полка, были самые спартанские, никаких послаблений подросткам не делали. Возможно, что именно суровая юность помогла развиться таким качествам, как выносливость, смелость и сильная воля. В дальнейшем они не раз спасали молодого человека от гибели. Осенью 1941 года для Бауманской дивизии начался настоящий ад: ураганный артиллерийский огонь фашистов, бои с танками врага. Едва лишь советским солдатам удавалось отбить танковую атаку, как их начинали «утюжить» немецкие бомбардировщики. Во время одного такого налёта Владимиру удалось сбить из карабина бомбардировщик «Ю-87», попав в кабину пилота.

И всё же, как храбро ни сражались защитники Минского шоссе, рубеж обороны на 242 километре был уничтожен, и Бауманская дивизия прекратила свое существование как боевая единица. Разрозненные группы выживших бойцов пробирались к своим сквозь лесную чащу. В ноябре небольшой отряд Владимира Переладова столкнулся в лесу с более многочисленным отрядом фашистов. Завязался ожесточённый бой. Гитлеровцам пришлось вызвать на помощь авиацию. Тогда –то Переладов и получил сильную контузию от взрыва авиабомбы, был схвачен и попал в Дорогобужский лагерь военнопленных.

В своих воспоминаниях об этих страшных днях Переладов пишет: «Раз в неделю немцы заводили в лагерь двух старых лошадей, отдавая их на съедение военнопленным. Две худые клячи на несколько тысяч человек. Никакой медицинской помощи раненым солдатам и офицерам не оказывалось. От голода и ран они умирали за день десятками». Ночевали пленные под открытым небом, а охранники развлекались тем, что стреляли по ним с вышек.

В мае 1942 года военнопленных заставляли работать на строительстве землянок для офицерского состава немецких войск. Когда лагерный водовоз заболел, начальство назначило на эту должность Владимира, немного знавшего немецкий. За ним закрепили старую клячу и бричку с деревянной бочкой. Однажды, когда лошадь отошла достаточно далеко от лагеря, Переладову удалось выйти за колючую проволоку, якобы для того, чтобы привести животное обратно. Он добрался до кромки леса и бежал. Увы, в лесу Владимир наткнулся на отряд эсэсовцев. Он тщетно пытался втолковать им, что ходил искать убежавшую лошадь (которая и вправду скоро нашлась). Но ему не поверили и избили до полусмерти.

Умирающим Владимира вернули в лагерь и бросили в яму — в назидание остальным, чтобы пресечь среди пленных любые мысли о побеге. Но товарищи, среди которых были врачи-военнопленные, вытащили его с того света.

Летом 1943 года Владимира Переладова в числе прочих русских пленных увезли в северную Италию, строить оборонительные укрепления по хребту Аппенинских гор («Готская линия»). Местное население, ненавидевшее немцев, с большим участием относилось к русским, оказавшимся в гитлеровском рабстве, приносили им еду и одежду. Что ещё важнее, именно в этом регионе (провинции Пьемонт, Лигурия, Эмилия-Романья, Ломбардия, Венето) сосредоточивались основные силы итальянских партизан. Они устраивали диверсии против немцев и чернорубашечников Муссолини, организовывали засады на небольшие гарнизоны и автоколонны врага и вызволяли пленных, угнанных на строительство укреплений. Среди тех, кому помогли, оказался и Переладов, работавший в лагере близ городка Сассуоло. В сентябре 1943 года Владимир, наконец, оказался на свободе; Гуирино Дини, пожилой рабочий велосипедной фабрики организовал его побег.

Истощённый, изнурённый тяжким трудом, Владимир оказался в доме у своего спасителя и его жены Розы. Их сын Клаудио, призванный в армию Муссолини и отправленный на Восточный фронт, погиб под Сталинградом, и с тех пор Гуирино Дини стал партизанским связным в Сассуоло, а Роза — его преданной помощницей. Лишившись родного сына, пожилые супруги окружили трогательной заботой русского беглеца, щедро делясь с ним своими скудными запасами еды, пока он не набрался достаточно сил, чтобы снова держать оружие в руках. «Мои итальянские родители», – так Владимир называл чету Дини.

Италия – официально союзник Германии – платила фашистам дань кровью: мужчин и юношей отправляли на Восточный фронт — погибать за чуждые им интересы, и на работу в Германию, где их положение мало чем отличалось от рабского. Попытки сопротивления предательскому режиму Муссолини жестоко карались. Движение Сопротивления стало поистине всенародным к лету 1943 года, когда гитлеровцы жестоко подавили восстание в Риме и центральных районах Италии.

Переладов решил, что бить врага в Италии он сможет не хуже, чем на Смоленщине, и в ноябре 1943 года с проводником отправился в горы к партизанам, имея при себе записку-вызов от Гуирино Дини. В отряд его принял командующий партизанскими силами провинции Модена — Армандо (настоящее имя – Марио Риччи).

Первым заданием, которое выполнил Переладов в качестве командира партизанской группы, был взрыв моста. Но вскоре последовал куда более крупный успех: в начале зимы партизаны, в числе которых сражался теперь и храбрый русский офицер, захватили целый батальон фашистов-чернорубашечников в селении Фарассиноро, добыв ценные запасы еды и оружия. Что касается судьбы захваченных фашистов, то тех из них, кто не был замечен в расправах над мирным населением, разоружив, отпускали либо обменивали на партизан и их сторонников, томившихся в заключении.

Успешная операция не могла не воодушевить Владимира и его товарищей: в последующие месяцы они освободили несколько десятков советских военнопленных, из которых собрали отряд, вскоре получивший название Русского ударного батальона. «Не проходило и дня, - пишет Переладов, - чтобы партизанские отряды нашей, да и не только нашей, зоны не пополнялись всё новыми и новыми бойцами и офицерами, бежавшими из немецкого плена. Приходили они не только в сопровождении итальянских связных и проводников, но и самостоятельно».

С наступлением весны 1944 года в отряд стало прибывать всё больше итальянских патриотов и беглых советских военнопленных. Партизаны перешли к крупным боевым операциям. На севере Италии появились крупные освобожденные от нацистов и фашистов зоны - «партизанские республики». К появлению одной из них - «республики Монтефиорино» причастен Русский партизанский батальон. В мае 1944 года к Русскому батальону присоединился уроженец города Удомля Анатолий Макарович Тарасов, также успевший обрести среди итальянцев славу отважного бойца.

С разгромом фашистского гарнизона в Монтефиорино под контролем партизан оказалось большинство дорог, жизненно необходимых для гитлеровцев, и те, осознав опасность, перешли в наступление. На рассвете 5 июля 1944 года фашистский карательный отряд из эсэсовской дивизии «Герман Геринг», вооружённый горными пушками, минометами и крупнокалиберными пулемётами, вторгся в партизанскую зону в районе деревни Пьянделаготти.

Русский батальон должен был обойти немцев с тыла, отрезать их от автомашин и орудий, а после - по условному сигналу одновременно с итальянскими товарищами ударить по врагу. Но немцы, смяв заграждение итальянских партизан, вторглись в деревню, где учинили настоящую резню, и советскому отряду пришлось выбивать из горящей деревни нацистских бандитов. Вот как описывает бой сам Переладов: «Этот бой мог быть последним для меня. В спешке сборов я забыл снять с себя красную куртку, которую носил, как и многие командиры партизанских отрядов, и, следовательно, был хорошо заметной мишенью. Я увидел веер пуль, впившихся в землю почти у самых ног (мы наступали с горы), в следующее мгновение я спускался с горы уже на «пятой точке». Еще одна очередь засевшего в близлежащем кустарнике эсэсовца прошла выше головы».

Заняв деревню, советские бойцы увидели страшную картину: улицы были усеяны трупами... Повсюду валялось награбленное добро, которое гитлеровцы не успели утащить с собой. Взятых в плен эсэсовцев расстреляли у стен католической церкви. Только тогда напуганные жители стали выходить из своих домов, чтобы посмотреть на своих спасителей. Изумлению и восторгу их не было предела, когда они увидели, что это русские. Немецкое командование впоследствии распространило слух, что отряд был уничтожен не партизанами, а воздушным десантом Советской Армии. А через неделю гитлеровцы объявили награду за голову Переладова - 300 тысяч лир.

С этого момента Русский батальон стал быстро пополняться, и не только за счёт бывших советских пленных. Бок о бок с ними воевал взвод чехословаков, отделение югославов, несколько англичан, австриец Карл и один чернокожий американский солдат по имени Джон.

В конце июля 1944 года для бойцов Сопротивления настали тяжёлые времена: гитлеровцы перешли в массированное наступление. Силы оказались неравны: фашисты бросили три полнокровные дивизии против 15-тысячной партизанской армии Армандо, в то время как союзники нарушили слово, так и не перейдя в наступление на Северную Италию. Так Русский батальон остался почти без продовольствия и боеприпасов.

Партизаны заняли оборону на подступах к деревне Тоано, чтобы задержать колонну немцев, продвигавшуюся по направлению к Монтефиорино. Враг пустил в ход артиллерию и миномёты, и в партизанских отрядах появились первые убитые. Группа гитлеровцев прорвала линию обороны и партизаны, перескочив через бруствер окопов, бросились в контратаку.

«Был убит Алексей Исаков, родом с Северного Кавказа. Почти в упор он уничтожил трёх фашистов, а когда у него закончились патроны, автоматом размозжил голову четвёртому, и в этот момент вражеская пуля попала ему в лицо. Так погиб замечательный боевой товарищ, наш «Усач», как мы его называли за его красивые гвардейские усы... В этой же контратаке был тяжело ранен Карл, наш «австрияко». Он умер через три дня. Этот человек прежде находился в фашистской армии. В мае 1944 года он добровольно перешёл на сторону партизан и участвовал во многих боевых операциях, показывая при этом образец самодисциплины и большой храбрости», - пишет Переладов в своей книге «Записки русского гарибальдийца».

Отбив наступление немцев, русские и итальянские партизаны спланировали прорыв блокады, но настоящего боя им удалось избежать благодаря работе разведчиков. Ночью последние мирные жители Монтфиорино ушли вместе с ними. При выходе из окружения погиб один человек - Павел Васильев, земляк Переладова, родом из Новосибирской области. Батальон Переладова переместился в провинцию Болонья, в состав Шестой гарибальдийской бригады. Там уже знали об успехах русского отряда и встретили их очень радушно.

В октябре командующий всеми партизанскими соединениями провинции Модена Марио Риччи (Армандо) с небольшим отрядом перешёл линию фронта для установления контакта с американскими войсками. За ним, вследствие очередного наступления немцев, был вынужден последовать и Русский ударный батальон. Ночью с 13 на 14 декабря бойцы перешли Тосканский перевал в районе боевых действий 5-й американской армии, уничтожив фашистский дот. Пальба поднялась как с немецкой, так и с американской стороны. Шальная пуля ранила Андрея Прусенко. Но больше пострадавших не было. Утром Русский батальон встретили итальянские партизаны, высланные американскими войсками для выяснения обстановки после ночной перестрелки.

«Когда отряд направился в отведенное для отдыха место, у партизан вдруг пробудилось давно забытое чувство строя. Лейтенант И.М. Суслов запел «По долинам и по взгорьям». Вся колонна подхватила припев… Местные жители и американские солдаты, казалось, даже с завистью смотрели на нас. «Русские солдаты идут», - можно было прочитать на их лицах. Одни приветливо улыбались, махали руками, другие хмурились, видя, как браво и подтянуто шел по улицам итальянского городка Русский ударный партизанский батальон», - пишет сподвижник Переладова Анатолий Тарасов в книге «Италия в сердце».

Бригадный генерал Джон Колли устроил гарибальдийцам пышный приём. Но впоследствии американцы не хотели отпускать русских партизан для соединения с итальянцами под командованием Армандо, потому что хотели завербовать их в американскую армию. Но, как ни соблазняли Переладова щедрым вознаграждением, ничего, кроме возмущения, в ответ не получили.

Здание школы, где расположился отряд, американцы вскоре взяли под охрану, и Переладову пришлось упорно настаивать на том, чтобы его отправили в распоряжение советской военной миссии. Сначала его повезли в Ливорно, однако оттуда связаться с миссией не удалось. Американское командование решило везти его во Флоренцию, обещав переправить туда весь отряд. По прибытию во Флоренции русских партизан принудительно разоружили, обещав вернуть оружие на следующий день. Но слова не сдержали: вооружённые коммунисты вызывали у американцев слишком большие опасения.

Проездом через Рим русских отправили на автобусах в Неаполь. Бывших партизан погрузили на английский военный корабль, но повезли не в СССР, а в Египет. До конца марта 1945 года они прожили в военном палаточном лагере и лишь утром 1 апреля 1945 года после долгого путешествия увидели редкие огни полуразрушенной Одессы.

Владимир Переладов не увидел алого флага над Рейхстагом. На время выяснения обстоятельств его пребывания в плену он, как и многие бывшие военнопленные, был отправлен в тюрьму, но, к счастью, пробыл там недолго. После освобождения власти разрешили ему окончить институт в столице, после чего бывший партизан уехал в город Инту – работать по распределению на угольном комбинате.

Итальянцы не забыли своего русского товарища. В 1956 году Москву посетила делегация бывших бойцов итальянского сопротивления во главе с Армандо. Целью их поездки была в первую очередь встреча с «Капитано Руссо». В Инту была отправлена телеграмма с вызовом, и Переладов вернулся в столицу (теперь уже навсегда), чтобы обнять своих друзей.

За боевые заслуги Владимир Переладов получил Орден боевого Красного Знамени и дважды представлен к высшей награде итальянских партизан - «Гарибальдийской звезде за доблесть». Свои удивительные приключения на итальянской земле он описал в книге «Записки русского гарибальдийца».

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал