Францию выгоняют на работу: зачем правительству республики трудовая реформа

Во Франции четвёртый месяц не утихают массовые протесты по поводу трудовой реформы. Однако, несмотря на возмущение широкой общественности, правительство страны намерено в приказном порядке принять новое, неолиберальное трудовое законодательство. Почему французские власти не слышат глас народа — в материале RT.
  • Reuters

В Париже протестующие против трудовой реформы ходят на демонстрации, как на работу. В других крупных городах страны ситуация не лучше. По численности демонстранты легко могут соперничать с футбольными болельщиками, заполняющими трибуны на чемпионате Европы. А по пестроте социального состава явно превосходят поклонников этой популярной игры. Да и в агрессивности разгневанные труженики не уступят фанатам — ожесточённые столкновения с полицией происходят регулярно. Чем же так недовольны восставшие массы?

За что боролись

Во Франции было одно из наиболее социально ориентированных трудовых законодательств в мире. И реформа посягает на самые дорогие сердцу свободолюбивого француза завоевания евросоциализма. «Она предполагает, в частности, облегчение процедур увольнения и найма, — рассказал в интервью RT политолог Александр Коньков. — А также увеличение почти в полтора раза продолжительности сложившейся во Франции 35-часовой рабочей недели — беспрецедентной, причём не только для Европы, — и значительное ограничение прав профсоюзов, которые всегда были сильны во Франции. И в целом — переход от общенационального регулирования трудовых отношений к договорным с конкретным работником». Также на кону доплата за сверхурочные: она должна снизиться с 25% до 10%. Одним словом, французам есть что терять. Им предлагается больше работать и меньше получать. Как тут не выйти на улицы?

Парадокс заключается в том, что за отмену тепличных условий труда выступает правительство социалистов, которые эти послабления в своё время вводили. «Нынешняя реформа не характерна для ценностей Социалистической партии, которая сейчас находится у власти во Франции, — пояснил Александр Коньков.— Она в большей степени либеральной, рыночной направленности».

Этот тезис подтверждает и авторство реформы. Хотя она и носит имя министра труда Аль Комри, инициатором её был министр экономики либерал Эммануэль Макрон.

Экономика прежде всего

Для пересмотра всей системы ценностей в области трудовых отношений должны быть веские причины. Одна из них лежит на поверхности — это стагнирующая экономика.

«Сегодня Франция — страна, в которой самые большие права у профсоюзов, самый короткий рабочий день и самые высокие издержки труда, — прокомментировала ситуацию в интервью RT Евгения Обичкина, профессор кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО МИД РФ. — При этом Франция — страна с наиболее неблагоприятными условиями для предпринимательства. Справедливо считается, что 35-часовая неделя, которая является предметом этой реформы, и очень большие полномочия профсоюзов тормозят предпринимательскую деятельность во Франции и сдерживают приток инвестиций».

Подтачивают экономику, по мнению политолога Александра Конькова, и антироссийские санкции, а также некоторые общеевропейские ограничительные стандарты. Результат неутешительный — уровень безработицы в стране не опускается ниже 10%.

Кто в доме хозяин

Но не одной экономикой жива страна. Ряд экспертов усматривают в решении правительства Франции руку Брюсселя. Непопулярные реформы трудового законодательства в своё время состоялись в Великобритании, ФРГ, Испании, Италии, Нидерландах. И только Франция сохранилась как оазис благоденствия капиталистических тружеников. Такая ситуация давно не устраивала чиновников ЕС. В 2015 году ЕС, в частности Еврокомиссия и Совет Европы, призвали Париж бороться с дефицитом бюджета с помощью реформы трудового законодательства.

«Сейчас у власти во Франции партия социалистов, для них реформа такого рода не характерна, это не в их ценностях, — сказал Александр Коньков. — В нормальной ситуации, без влияния внешних игроков, ни партия социалистов, ни президент Олланд на это бы самостоятельно не пошли. В данном случае Францию, с её наиболее социально ориентированным трудовым законодательством в ЕС, подталкивают к тому, чтобы она приняла общие нормы трудовых отношений, которые существуют в Европейском Союзе».

Аналогично в эксклюзивном интервью RT высказалась Марин Ле Пен: «Эта реформа была навязана Брюсселем. Кстати говоря, её навязали сначала всем южным странам Европы — не стоит себя обманывать. И если вы свяжете эту реформу трудового законодательства с законом в пользу экономической активности, равенства и роста (этот закон, предложенный министром экономики Франции Эммануэлем Макроном в конце 2014 года, был принят Национальной ассамблеей в августе 2015 года. – RT), вы получите ту самую «дорожную карту», составленную в духе жёсткой экономии и ослабления регулирования, — это и есть экономическая политика Евросоюза от А до Я».

Однако существует и противоположное мнение. «Трудовая реформа — это план французского правительства, — утверждает Евгения Обичкина. — ЕС инициировал меры строгой экономии и т.д. А реформы — чисто французское дело. Задача — повысить конкурентоспособность Франции, в том числе внутри Европы. Это французский закон для Франции, а не для Франции в ЕС».

В темпе Вальса

Бурный протест вызывают методы принятия нового трудового законодательства. Похоже, премьер-министр Франции Мануэль Вальс решил провести реформу во что бы то ни стало, не оглядываясь ни на недовольство трудящихся, ни даже на мнения парламентариев.

Но представители нижней палаты без боя сдаваться не намерены, в отличие от их коллег-сенаторов, которые недавно проголосовали в поддержку трудовой реформы. Вот только боя не будет. Вальс не намерен дискутировать и дожидаться одобрения депутатов. Он собирается воспользоваться пунктом 49.3 Конституции Франции («Принятие ответственности»), согласно которому правительство может утверждать закон без участия Нацсобрания в случае уверенности в такой необходимости. «Кабинет министров под председательством президента Франсуа Олланда разрешил мне прибегнуть к пункту 49.3 (Конституции. — RT), что я и сделаю», — заявил премьер.

И в его волюнтаристской решимости можно не сомневаться. Тем более что при прохождении закона в Национальном собрании в первом и втором чтении он своим конституционным правом воспользовался. В общем, демократия в действии.

  • Reuters

Pro et contra

О референдуме речи не идёт. Так как, во-первых, вопрос не того уровня. А во-вторых, итог голосования, по мнению Александра Конькова, был бы предрешён. Правда, с ним согласны не все эксперты.

«Довольно значительная часть общества эти реформы поддерживает, — считает Евгения Обичкина. —Недовольны профсоюзы, у которых отнимают очень важные прерогативы, скажем, заключение коллективного договора по отрасли. Недовольны радикальные элементы, которые опасаются за свёртывание прогрессивного социального законодательства последнего десятилетия».

Реформа ещё не принята и не началась, а уже известны первые её бенефициары и первые пострадавшие. «В первую очередь в выигрыше от реформы окажутся работодатели, — сказал Александр Коньков. — А больше всего она отразится на тех, кто только готовится вступить в трудовые отношения: это студенты, молодёжь, те, кто начинают свою карьеру и будут заключать первый трудовой договор в своей жизни».

На фоне брексита

Особенно тревожно массовые волнения по поводу реформы выглядят на фоне брексита. Правительству Пятой Республики отступать некуда, поэтому французов вскоре ждут трудовые подвиги, к которым они не готовы. Это, по мнению Александра Конькова, неизбежно «повысит евроскептические настроения во Франции». И надо будет как-то умиротворить толпу. «Возможно, само правительство Франции придётся принести в жертву нестабильности и бурлению в обществе, — продолжил Александр Коньков. — Возможно, оно будет отправлено в отставку и назначено новое».

Но есть и более оптимистичный прогноз. «То, что сегодня во Франции вылилось на улицы, — это свойственное французской демократии соревнование различных социальных и политических сил, — сказала Евгения Обичкина. — Правительству всегда удавалось путём постепенных секторальных переговоров с профсоюзами добиться своего. Думаю, также будет и на этот раз».

Но пока, по словам Александра Конькова, «никаких компромиссов не просматривается». Руководство Франции будет использовать всевозможные политические методы, чтобы реализовать тот замысел, который у них имеется в отношении этой реформы, заключает политолог.

Илья Оганджанов

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал