Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф дал эксклюзивное интервью RT

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл в Россию в преддверии очередного раунда мирных переговоров по Сирии. Наконец заметен прогресс в ядерных переговорах, и перед Тегераном открываются дипломатические перспективы. Поможет ли это решить сирийский вопрос? Продолжится ли обогащение урана? Корреспондент RT Софико Шеварднадзе встретилась с господином Зарифом, чтобы узнать ответы из первых уст.
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф дал эксклюзивное интервью RT

RT: Итак, вы только что приехали из Дамаска, где провели переговоры с Башаром Асадом. Удалось ли достичь каких-либо конкретных договорённостей?

ЗАРИФ: Я совершил поездку по нескольким ближневосточным странам, посетив не только Сирию, но и Ливан, Иорданию и Ирак. И буквально везде люди обеспокоены эскалацией насилия, экстремизма и нарастанием межконфессиональных противоречий в регионе. Всему этому необходимо положить конец... Это серьёзная угроза, отголоски которой слышны и в терактах на территории России, и в нападениях и похищениях на территории Ирана. Война в Сирии имеет региональные и международные последствия. Так что все, с кем я говорил, серьёзно настроены на урегулирование конфликта. Я вижу, что сирийский президент и правительство готовы совместно со всем сирийским народом выработать некое единое решение, основанное на волеизъявлении самих сирийцев. Это решение должны принимать все те, кому важно будущее Сирии. Они должны собраться вместе. Международное сообщество должно способствовать этому процессу, но сирийцы сами должны определить своё будущее путём голосования.

RT: Если для оппозиции единственный возможный компромисс, единственное условие, при котором она готова пойти на прекращение огня, – это добровольная отставка президента Башара Асада до выборов, как Иран отнесётся к такому развитию ситуации?

ЗАРИФ: Не думаю, что мы можем говорить об итогах переговоров ещё до их начала. Люди, которые выдвигают различные условия до начала переговоров и обсуждают потенциальные результаты, демонстрируют свою неуверенность. Если те или иные силы внутри Сирии считают, что представляют интересы и чаяния народа, они должны верить, что люди за ними пойдут. Они могут спокойно идти на выборы, зачем выдвигать какие-то предварительные условия? И это будет решать не Иран.

RT: Говоря о выдвижении условий, госсекретарь США Джон Керри заявлял, что Иран мог бы неформально оказать содействие переговорам на полях «Женевы-2». Согласится ли Иран содействовать переговорам в таком ключе?

ЗАРИФ: Мы не примем никаких вариантов, которые унижали бы достоинство Ирана. Это – наше единственное условие. Полагаем, Иран может сыграть гораздо более значимую роль на этой конференции, чем некоторые из приглашённых сторон. Но её созываем не мы, а другие, и им решать – на пользу или во вред конференции – приглашать Иран или нет. Иран будет в любом случае способствовать мирному урегулированию в Сирии. Будем мы участвовать в мирной конференции или нет, зависит от того, получит ли Иран официальное приглашение принять в ней полноправное участие.

RT: Mожет ли Иран помочь убедить президента Асада открыть «гуманитарный коридор» и прекратить бомбардировки жилых районов?

ЗАРИФ: В Сирию необходимо посылать гуманитарную помощь – и мы направляем в Сирию гуманитарную помощь все эти годы. Мы не устраиваем ажиотаж по этому поводу, а считаем, что это наш гуманитарный долг. Мы будем продолжать действовать в том же духе и согласовывать свои действия, как с сирийским правительством, так и с другими сторонами, заинтересованными в предоставлении Сирии гуманитарной помощи. Мы считаем, что удовлетворить гуманитарные нужды населения Сирии - чрезвычайно важная задача, но прикрывать этим насаждение экстремизма нельзя.

RT: Продолжит ли Иран направлять правительству Асада вооружения и добровольцев?

ЗАРИФ: Иран не направляет в Сирию добровольцев. Мы сотрудничаем с Дамаском в соответствии с теми договорённостями, которых достигли в прошлом. У нас долгая история военного сотрудничества с правительством Сирии – правительством, которое признано ООН. И это сотрудничество будет идти и дальше – с соблюдением наших обязательств и ограничений, предусмотренных международным правом.

RT: У вас есть какие-то конкретные соображения насчёт того, каким может стать первый шаг на пути к прекращению огня?

ЗАРИФ: Мы считаем, что нет необходимости «подходить» к прекращению огня. Нужно просто прекратить огонь. Проблема в том, что в Сирии действует очень много вооружённых группировок, которые даже не координируют свою деятельность друг с другом. Идея о том, что «бои нужно прекратить», очень прямолинейна, но как её реализовать? С правительством это сделать несложно. Но как заставить все те силы, которые сеют разрушение в различных частях Сирии, прекратить убивать и сесть за стол переговоров? Вот это сложно. Но мы готовы добросовестно работать для достижения этой цели.

RT: Ходит много разговоров о том, что Иран и Россия обсуждают сделку «Нефть в обмен на товары» объёмом $1,5 млрд в месяц. Можете ли вы подтвердить, что в Москве сейчас идут переговоры о таком соглашении?

ЗАРИФ: Ни о каком соглашении между правительствами двух стран переговоров мы не ведём. Я прибыл для обсуждения различных вопросов – прежде всего, это региональные проблемы, наш ядерный вопрос, сотрудничество между Ираном и Россией в очень многих сферах. Но действия экономических организаций государство – ни у нас, ни в России – не контролирует.

RT: В конгрессе США много тех, кто хочет ужесточить санкции против вашей страны. Они говорят: «Иран блефует; он не откажется от переговоров, даже если мы введём больше санкций». Скажите, новые санкции США действительно могут перечеркнуть эти переговоры?

ЗАРИФ: По сути, результатом санкций стали 19 тыс. центрифуг и негодование иранцев, которым конгресс США не позволяет покупать лекарства. Потому что эти санкции ограничивают возможности банков открывать для иранских корпораций аккредитивы на импорт медикаментов. Неужели сенатор Менендес может этим гордиться? Если санкции так важны, они могут ввести их и посмотреть на последствия. Не думаю, что последствия им понравятся.

RT: Иран заявляет, что любое подписанное соглашение разрешает ему низкоуровневое обогащение урана для использования в мирных целях. Америка заявляет, что это не так. Два главных участника переговоров трактуют одно и то же соглашение совершенно по-разному! Вы не видите в этом проблемы?

ЗАРИФ: В соглашении чёрным по белому написано, что обогащение урана будет неотъемлемой частью любой итоговой договорённости – любой. Соединённые Штаты могут предлагать собственные интерпретации того, есть ли право на обогащение или нет. Но для остального мирового сообщества уже существует интерпретация, которая дважды повторялась – в документах, принятых на основе консенсуса на конференциях по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, проходивших в 1990 и в 2010 годах! Мы считаем, что право у нас есть, мы его реализуем. И они должны снять ограничения, введённые против Ирана в связи с реализацией этого права. Я считаю, что действую добросовестно, и надеюсь, что госсекретарь Керри и президент Обама также будут действовать столь же честно, как об этом заявляли, ради дипломатического решения вопросов с Ираном. Это не означает, что у нас есть дипломатические отношения с США, и не означает, что если мы будем выполнять соглашение, такие отношения будут установлены. Цель всех этих мероприятий – решить ядерный вопрос.

RT: Вы посетите Саудовскую Аравию в ближайшем будущем?

ЗАРИФ: Конечно! Я неоднократно заявлял, что готов посетить Саудовскую Аравию, готов встретиться с моим саудовским коллегой его высочеством принцем Саудом бин Фейсалом и обсудить двусторонние отношения наших стран – где угодно. Мы по ряду пунктов не разделяем политику, которой придерживается Саудовская Аравия, или некоторые элементы политики Саудовской Аравии, особенно в отношении Сирии. С нашей точки зрения, экстремизм не отвечает ничьим интересам и представляет собой угрозу для Саудовской Аравии, и, мне кажется, многие в Саудовской Аравии со мной согласятся; это общая проблема и общая угроза, с ней необходимо бороться вместе. Иран протягивает саудовским властям руку для сотрудничества. Мы ждём момента, когда такой визит может быть организован.

RT: Через несколько дней открывается конференция в Давосе. Там будут и президент Роухани, и израильский премьер Нетаньяху. Есть ли вероятность того, что они встретятся лицом к лицу?

ЗАРИФ: Никакой.

RT: Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф, спасибо, что были с нами.

ЗАРИФ: Спасибо вам.

Ранее на эту тему:
Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал